Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

И ни слова об "интимной жизни"

Приезд во Владивосток Михаила Боярского всколыхнул интерес не только поклонников его творчества, но и представителей всех возможных средств массовой информации. Пробиться на интервью было весьма сложно. Что и подогрело журналистский интерес. Наконец я предстала перед кино-теле-эстрадной звездой с диктофоном наперевес. И была по счету пятнадцатой!

- Скажите, Михаил, какой вопрос оказался самым назойливым? Хотелось бы избежать повторов.

- Да сколько угодно таких вопросов: какая часть Д’Артаньяна во мне есть, какой нет? Какой я романтик - не романтик? Какой я семьянин - не семьянин? Почему в черном? Почему в шляпе? Я уже 1000 раз отвечаю на одни и те же вопросы, но отношусь к этому без раздражения. Стереотипный ход мыслей - не самый большой грех.

- Мне довелось как-то прочесть эпиграмму на вас:

“Меняет шпагу на гитару

и обратно,

Порою путая эфес и гриф.

Смятение Боярского

вполне понятно,

Когда почти все роли

“на один мотив”.

Вот так ядовито, но вы что-то можете этому возразить?

- Ну, эпиграммы пишут не от доброты душевной, а что касается “мотивов”. Прежде чем говорить о них, неплохо бы посмотреть театральные работы. Кино - это лишь одна ипостась. Действительно, на один мотив и Сильва (к/ф “Старший сын”), и Д’Артаньян, и Тартюф, и Волк (к/ф “Мама”) - это практически один персонаж.

- Должно быть, это удел провинциального зрителя - судить об актерах по кинофильмам. Кстати, Михаил, вы разделяете зрителей на столичных и провинциальных?

- Я бы сказал, что провинциал - это скорее потенциал. Столичная публика - пресыщенная. У нее будто бы наступил предел возможностей воспринимать, оценивать. А провинциал неизбалован, но искренен. Вот я и держусь подальше от “столиц”, поближе к провинции.

- Вы много гастролируете по стране и за ее пределами. Есть ли на земле такая точка, куда бы непременно хотелось попасть?

- Предложения поступают от Австралии до Колпино, от Бологого до Израиля. И на сегодня уже неважно, куда бы хотелось поехать. Главное - с чем, с каким спектаклем или, допустим, концертом. Поверьте, ничем не отличаются сценические площадки Тель-Авива, Владивостока и Нью-Йорка. Главное - зритель, который ждет достойной игры от актеров, не позволяющих себе играть “вполноги”, без халтуры и обмана. Без подвохов, без фонограммы.

- Вы полагаете, что за этим зритель и ходит в театр?

- Если честно, я не очень-то понимаю, за чем народ ходит в театр. (Я нахожусь по другую сторону.) Наверное, для эмоциональной какой-то подзарядки своих “подсевших батареек”. Может быть, людям нужен толчок, чтобы поразмыслить над своей жизнью. Театр, на мой взгляд, предоставляет возможность скорее для глобальных жизненных обобщений и должен быть чуть вдалеке от политики и чернухи. Для того и существуют Шекспир, Чехов, Кауарт и т. д., и т. д. А выбор того, что мы, актеры, делаем, - это и есть наша визитная карточка.

- Среди множества ваших ролей нет ни одного персонажа отца. Удается ли этот образ в жизни?

- Семьи, где нет детей, наверное, тоже счастливы, поскольку нет проблем, без которых нельзя вырастить детей. А ведь это больная тема для родителей: что из них получится, с кем они встретятся по жизни, будут ли счастливы. С появлением ребенка в семье твоя жизнь заканчивается, а начинается жизнь “для...”, “ради...”, “во имя...”. Жить без детей, друг для друга, наверное, не худший вариант. По крайней мере есть гарантия, что выросшее дитя не принесет тебе боли, неблагодарности или безразличия. Но ведь когда они растут, не об этом думаешь и не этого опасаешься. Для меня сейчас важнее не то, поднесут ли мне дети стакан воды к смертному одру, а сумеют ли найти себя в жизни, не стараясь подражать родителям.

- Им это удается?

- Старший сын Сергей поступил, на мой взгляд, правильно, выбрав для себя другую стезю в жизни. Он занимается экономикой, правом, бизнесом - это сегодня, как когда-то для нас прорыв в музыку был подвигом. Ломились сквозь запреты и угрозы. Теперь же нераспаханное поле России - бизнес. Возможно, молодые, подготовленные, образованные люди и поднимут экономику страны. Тогда и кино, и театр, и ТВ будут жить и развиваться по нормальным законам, а не по законам нынешнего бизнеса, когда я прокладки вижу по ТВ гораздо чаще, чем хороших актеров.

- Ну отчего же? Порой и уважаемые актеры появляются в рекламах. Вы что же, напрочь отвергаете возможность самому приобщиться к рекламе?

- Если бы я захотел делать деньги на имени и рекламе, поверьте, некоторых успехов добился бы легко. Ну, представьте себе соус-майонез “Д”Артаньян” на прованском масле да сдобренный ТВ-рекламой с бравурной песенкой: “Пора-пора-порадует вас соус “Д’Артаньян”. И далее в том же духе. Разве же профессию можно на такое поменять...

- Михаил, вы искренне верите в возможность кардинальных перемен в стране, в частности, в бизнесе?

- Бог его знает, верю. Может быть, если это произойдет довольно динамично, то и моя 12-летняя дочь Лиза сумеет на этой волне заняться творчеством, искать и проявлять себя. Хотя я, как домостроевец, уверен, что женщина должна быть хорошей матерью и женой, знать языки, уметь готовить.

- Однако ваша жена актриса Лариса Луппиан не бросила сцену. Вам что же, авторитета не хватило убедить ее охранять очаг?

- Ларису выручает ее мама. Она и живет с нами, и пока способна помогать вести дом.

- А дом, как известно, не маленький. Есть информация - 7-комнатные хоромы.

- Восьми! И это предмет моей гордости. Я 10 лет не разгибаясь зарабатывал на нескончаемый ремонт. Я фанат не роскоши, но достойного жилья. И семья прощает мне многие грехи за мои старания.

- Грехи? Это интересно. Вы что же, их как-то обсуждаете на семейном совете?

- Наш семейный совет - это вездесущая пресса и злопыхатели-самоучки. Моей жене всегда хватало мудрости делать правильный выбор. А красивых женщин не замечать - это уж увольте.

- У вас в доме целых три поколения женщин. Вы их как-то стремитесь ублажать подарками, хотя бы по праздникам?

- Ну, вот и вы “засветились” назойливым вопросом.

Ответа на который я так и не получила. Прозвенел первый звонок. Михаилу Боярскому нужно было успеть переодеться ко второму акту пьесы “Интимная жизнь”, окутанному дымом любимых артистом сигарет L&M, чудной игрой актерского ансамбля и потрясающей, жутко ностальгической музыкой. Кто видел - не даст соврать.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера