Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

“Ходили мы походами”...

Около пяти месяцев учебное парусное судно “Паллада” бороздило моря и океаны у берегов Австралии. В южные широты российские мореходы были приглашены для участия в регате, посвященной дню открытия Австралии. Вместе с другими курсантами в рейсе участвовали третьекурсники мореходного факультета Дальрыбвтуза.

В международной парусной регате Tall ships Australia-98 участвовали 59 судов различных классов, пришедших со всего света, но реальных соперников у российских судов “Паллада” и “Надежда” было всего 20. Они входят в разряд больших парусников. В прошлые годы “Паллада” уже участвовала в регате Гонконг -Осака, была в кругосветном плавании, ходила в Америку, в Австралию. Но международные соревнования - это всегда праздник.

Путь лежал из Сиднея в Хобарт. Парусникам предстояло пройти расстояние в 700 миль и финишировать на острове Тасмания. Шестидневная гонка началась в январе - в Австралии это разгар лета. Жара в это время доходила до 40 градусов.

Стартовали в крупнейшем городе Зеленого континента. Уже на старте экипаж “Паллады” сэкономил время, быстро подняв паруса. Обогнали “Надежду”. На второй день, будто испытывая участников, налетел шквальный ветер, неистово рвал паруса, крен был большой. Это случилось ночью. Был объявлен “Аврал!”. Все до единого вышли на палубу. Ребята в темноте лезли на мачты выбирать паруса (а высота мачт около 50 метров), и как бы ни было трудно и опасно, никто не сплоховал, не сдался.

Руководитель практики кандидат географических наук Александра Иванова (кстати, она тоже окончила мореходный факультет рыбохозяйственного университета и сейчас преподает здесь навигацию) попросила ребят описать в отчетах всего один особо запомнившийся случай из австралийского похода. С ее разрешения приводим несколько эпизодов из дневников третьекурсников мореходного факультета.

Курсант Вячеслав Стельмах: “Мне наиболее запомнился второй день регаты, когда после удачного старта мы являлись лидерами гонки и поздним вечером налетел сильный шквал. Скорость “Паллады” достигала 17 узлов и немного более, ветер бушевал, на горденях висело по 6-7 человек, и все равно паруса поддавались с трудом. В результате чего фок-мачта лишилась всех прямых парусов. Чуть меньше пострадала грот-мачта, при уборке парусов которой помогал личный состав бизань-мачты. Но несмотря на существенную потерю парусов, мы не потеряли лидерства в гонке”.

А у курсанта Михаила Свинухова остался в памяти другой эпизод: “Особым случаем могу назвать заход в порт Сидней, это было 17 января 1998 года. Сложность захода состояла в том, что предстояло пройти под мостом в Сиднейской гавани. Высота моста приблизительно 52,5 м, а самые высокие мачты на “Палладе” - 50 м. В принципе высоты мачт хватало как раз для безопасного прохода, но антенны, имеющиеся на мачтах, увеличивают их высоту до 52 м. В этом случае необходимо было выбрать оптимальное место прохода, то есть пройти в том месте, где высота моста максимальная. Волнения моря и ветра в этот день не было, поэтому проход под мостом был произведен успешно”.

Вот что вспомнил курсант Олег Веремеев: “Это произошло в Большом австралийском заливе в первых числах января. Однажды утром у нас сломалась машина. Мы дрейфовали половину дня. Вдруг нам в голову пришла идея поймать акулу. Мы сделали крючок из толстого металлического прута и привязали к нему веревку. На камбузе взяли кусок мяса и насадили на крючок. Многие утверждали, что наша идея безнадежна. Но все же мы решили попробовать. Закинув нашу “удочку”, пошли обедать. Через сорок минут к нам прибежали курсанты из колледжа и говорят, что веревка натянута: кто-то клюнул. Мы взяли фотоаппарат и побежали на корму. К тому времени акулу подтянули ближе к борту. И теперь встал вопрос, как ее вытянуть из воды. Многие пытались поймать ее сеткой, другие предлагали накинуть удавку. Но все это закончилось тем, что акула сорвалась с крючка и ушла в открытое море...”

Курсант Константин Модоголов записывает 25 марта 1998 г.: “...Аврал начался в 4.45 утра. Естественно, когда я выбежал на палубу, то еще плохо понимал, что к чему. Наш боцман послал меня перекинуть шкоты стень-стакселя (косой парус) через фордуну (железный трос, поддерживающий мачту сзади), а на гротовской надстройке, где я этим занимался, стояли бочки с краской и ацетоном. Так вот, в одну из этих бочек я и провалился, причем сначала подумал, что это вода, может, по причине полусонного состояния, скорей всего так. Выскочив из бочки, я обегал полпалубы и половину внутренних помещений. В конце концов я добрался до кубрика и до своей шконки (койки). По следам меня и поймал боцман грот-мачты, и мне пришлось до 7.00 ползать с циклевкой и бутылкой ацетона, оттирая свои следы”.

Но забавные случаи не так уж часты в океанском плавании, как и минуты отдыха. Большую часть времени у курсантов занимали учебные занятия, где осваивали они морскую науку, а также обычные вахты и

нередко случающиеся в море авралы. Кстати, капитан “Паллады” Николай Зорченко очень хорошо отзывался о курсантах Дальневосточного государственного технического рыбохозяйственного университета:

- У нас на борту в этом рейсе было более ста курсантов. Мы обычно берем на практику первокурсников университета рыбного хозяйства, а тут, зная, что предстоит участие в международной парусной гонке, попросили у декана мореходного факультета группу судоводителей 3-го курса. Мы уже были в море с этими ребятами, и они оставили о себе очень хорошее впечатление. Бывают такие сильные группы, где все курсанты как на подбор: и учатся с интересом, и физически хорошо подготовлены, и к профессии избранной серьезно относятся - любят море. И во время гонки вели себя мужественно, боролись за победу в регате изо всех сил. Работали вдохновенно! И еще азартно, что присуще настоящим морякам. Ну а потом, когда финишировали, выяснилось, что в своем классе “Паллада” пришла первой. Российские мореходы защитили честь своего флага достойно! Первое место и почетный приз - древняя карта пролива Бассов и бронзовая статуэтка, где изображен житель Тасмании, - все это теперь находится на “Палладе” вместе со свидетельствами других побед парусника.

Надо отметить, что за наших мореходов, участвовавших в австралийской регате, переживали и “болели” австралийцы, в чьих жилах течет русская или украинская кровь. А таких здесь немало. В разное время в Австралию эмигрировали наши земляки, и теперь каждый приход русского судна для них событие. Потому и “Паллада” стала для этих людей своеобразной частицей родной земли. Мужчины и женщины всех возрастов постоянно поднимались на борт судна, знакомились, обменивались с дальневосточниками сувенирами, приглашали к себе в гости. Не было такого курсанта, который не побывал бы в австралийской, русской или украинской семье.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера