Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Хочу быть богатой

Социологические опросы свидетельствуют - многие выпускницы средних школ мечтают выйти замуж за богатого бизнесмена или открыть собственную фирму. Инга не была исключением. Школу окончила очень прилично, но без “поддержки” поступать в вуз побоялась. Привлекала торговля, но мама, посвятившая ей много лет, сказала: “Обманывать и воровать я тебя не научила, ничего не получится”. Хотела пойти в моря, но папа скрестил руки на груди - на судно через мой труп.

Несколько месяцев просидела дома. Скучно. Пошла на компьютерные курсы, потом на курсы бухгалтеров. При этом постоянно просчитывала возможные варианты обогащения, исключая замужество, - хотелось ни от кого не зависеть. Четыре года назад небольшие, торгующие чем угодно ларьки в нашей глубинке приносили ощутимую прибыль. “Папа, одолжи 10 тысяч”, - попросила не достигшая 18-летия Инга. “Хоть 20”, - протянул он купюру и замер, услышав: “Долларов”.

Ларек она открыла. Бойко торговала “сникерсами” и водкой. Без водительских прав носилась по поселку на подаренной папой машине. Через год арендовала помещение заброшенной столовой, открыла там диско-бар. Далеко девочка пойдет, судачили в поселке. А она спала урывками, стараясь всюду поспеть. Умудрялась найти общий язык с самыми несговорчивыми поставщиками и набирала товар под реализацию даже там, где другим это не удавалось. Молодость и хорошенькая мордашка очень благоприятствовали бизнесу. До поры до времени. Пока не пришло время влюбиться.

С Денисом брак был гражданским - родителям он очень уж не нравился. Однако отсутствие штампа в паспорте не помешало организовать совместную фирму. Они все время мудрили, стараясь уйти от кабальных налогов, - давали своему предприятию новые названия, меняли ИЧП на ООО и т. д. Собой были довольны. До тех пор, пока не появились знакомые Дениса и не потребовали старый должок. “Начался такой кипеж, - вспоминает Инга, - что надежды остаться в живых было мало”. Оказалось все не скучнее, чем в заурядном детективе. Родителей пришлось срочно спрятать на конспиративной квартире, несколько десятков миллионов собрали за считанные дни, продав и заложив все, что имели. Были и киношная погоня на машинах, и отсиживание на чердаке. И поезд, уносивший молодых бизнесменов в далекий Киев. И мучивший Ингу вопрос, который она не переставала задавать мужу: “За что ты меня подставил? Почему не сказал о долгах?”

В Киеве, у родственников, Денис, в прямом смысле спасенный Ингой, изменился до неузнаваемости. Однажды даже избил “любимую и ненаглядную”. Она ушла в никуда. Возвращаться в родной поселок было нельзя. Родных, знакомых в Киеве нет. Не верившая ни в бога, ни в черта, Инга “на автомате” пришла в церковь. Стояла на коленях, плакала, молилась... Не исповедимы пути господни - в тот же вечер она обслуживала клиентов в казино. “Черный низ, белый верх и туфли на каблуках”, - такую исчерпывающую инструкцию получила она от шефа. “У себя в поселке я никогда не смешивала такие коктейли и некоторые названия даже не слышала, - делится Инга. - А уж о том, что в казино нигде не должно быть часов, вообще узнала впервые”. Поначалу смена, заканчивавшаяся в 3 часа утра, была для нее кошмаром - часы боялась даже в кармане носить. На что жить, если отсюда выгонят? К тому же шеф, толстенький еврей с выразительными глазами, искренне удивился: “Зарплата в 70 гривен тебе кажется маленькой? Девочка, кто же в казино за зарплату работает?” В истинности его слов Инга убедилась быстро.

“Те, кто играет по-настоящему, неизлечимы”, - говорит она теперь. В казино за несколько часов разорялись и богатели. С барменшей рассчитывались фишками, которые она тут же меняла на полновесные доллары. Отличная еда, первоклассные напитки, приличные деньги и комната в том же доме - чем не жизнь? Только девчонки из обслуживающего персонала почему-то в казино менялись часто. Оказавшись однажды замешанной в одной из разборок, Инга тоже решила уйти. Шеф, вызвав в свой маленький кабинет, молча выставил перед ней дорогущий коньяк, конфеты, блок сигарет, французские духи - “Такой набор будешь получать ежемесячно”. У них были неплохие, даже теплые отношения, Инге не хотелось его обижать. “Мама тяжело больна, я должна вернуться”, - соврала она. У старого еврея оказалось жалостливое сердце. “Такую грядку распахали”, - делится Инга воспоминаниями о проводах. Какую грядку, недоумеваю я. “Ну стол хороший накрыли”, - поражается она моей непонятливости.

Расспрашивая о работе, поинтересовалась у Инги: “За эти годы обманывать-то научилась?” “В меру, - засмеялась она. - Весы больше чем на 50-70 граммов не подкручивала. Детей и стариков не обсчитывала. А вот какую-нибудь стерву, права качающую, так при пересчете могла заморочить, что она не одну тысячу теряла. Тут много своих тонкостей есть. В казино недолить-перелить опасно, там народ ушлый собирался. Честной выгоднее было быть, это сразу замечали и чаевых больше давали”.

Прошло время, в Приморье уже можно было вернуться. Мама, увидев неожиданно объявившуюся дочку, схватилась за сердце: “Больше в бизнес не полезешь?” Инга пожала плечами. Прошлась по поселку, поговорила со старыми знакомыми - “Ларек, бар - это уже невыгодно. Шашлыки два года назад 100-процентную прибыль приносили, теперь себе в убыток”.

Эта 21-летняя привлекательная девушка пока не выбрала новое поле деятельности, но о пережитом страхе уже забыла. “Хочу быть богатой, - говорит она. - И обязательно что-нибудь придумаю”. Похоже, стремление к богатству стало для нее идефикс.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера