Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Господи, дай нам разума понять друг друга

Помните фильм “Премия” из социалистической эпохи, в котором строительная бригада отказалась от незаслуженного вознаграждения? Та принципиальность, казалось бы, давно минула. Но вот педколлектив артемовской школы № 18 отказался... от звания лауреата всероссийского конкурса “Школа года”...

Скандал в благородном семействе

Вот цитата: “Утром он первым открывает двери школьного здания. А когда школа наполнится детскими голосами, шумом, утренней суматохой, он уже на своем посту, в холле, у входа, чтобы встречать всех - и учащихся, и педагогов. Улыбнуться, пожелать доброго дня, напомнить о самом на сегодня важном, поторопить опаздывающих. С этого начинается его каждый рабочий день”. А вот еще одна цитата: “Утром, перед началом рабочего дня, сразу у входа вы можете обрушить на учителя свое недовольство, излить свое возмущение чем-либо, отчитать, пригрозить. Что вам до того, что учителю предстоит потом с трясущимися руками и головной болью идти к детям, проводить 5-6 уроков?” Обе цитаты об одном и том же человеке - директоре школы № 18 Борисе Жидкове. Первая из статьи в городской газете в предвыборную кампанию в краевую думу, вторая - из “Открытого письма директору школы”, написанного и зачитанного тому, кому оно адресовалось, в январе этого года. Под письмом поставили подписи 43 педагога.

Конфликт в 18-й грянул, казалось бы, как гром среди ясного неба. Ничто не предвещало Борису Жидкову неприятностей. Он в 1995 году принял школу-новостройку, в которой хватало недоделок, и, как говорится в таких случаях, вложил немало сил и энергии в нее. И школа зазвучала... Похваливали и учебное заведение, и его директора. Он задумал баллотироваться в краевую думу. Решил принять участие в упоминавшемся конкурсе. Правда, как утверждают учителя, совета с ними не держал, не информировал, посвящая в свою затею лишь немногих.

Вот это последнее, а самое главное, бестактное, грубое, порою и оскорбительное отношение к своим подчиненным, иногда к детям, как явствует из “письма”, и послужило причиной отказа от высокого звания и резкого противостояния в школе. Да, школа может гордиться своим оформлением, еще, может быть, кое-чем, но какая ж это “Школа года”, если в ней маловато радости и педагогам, и ученикам - возмутились учителя. Так родилось “Открытое письмо”. Вот его тезисы: “Жаль, что большую часть энергии вы тратите на борьбу со своим коллективом, а другая часть энергии уходит на раздувание мифа о школе. Установка такая: замечательный директор может работать только в школе, где все замечательно... А 16 декабря минувшего года на линейке старшеклассников вы кричали на учащихся: “быдло”, “чушки”, “придурки”... Мы поставлены в положение крепостных... В школе царит атмосфера страха, всеобщей подозрительности”. Вслед за этим письмом появилась статья в городской газете “Выбор” “Отказались от звания лауреата”.

Как же потом развивались события? Мгновенная реакция (о директоре 18-й вообще укрепилось мнение, что он энергичен, активен, оперативен) - Борис Жидков подает на газету в суд, в иске указывает кругленькую сумму возмещения морального ущерба: 100 миллионов (неденоминированных) рублей. В свою очередь, по иску о защите чести и достоинства подают в суд на директора 7 педагогов школы. Скрестили, что называется, шпаги.

Возмутители спокойствия

Горуно назначает комиссию из 11 человек, чтобы проверить: кто же прав, кто виноват? Инициаторами “бунта” стали несколько человек, в их числе супруги Овечкины - Галина и Александр, педагоги. Может быть, им было проще решиться на это, поскольку их не связывали “путы оседлости”. Они в Артеме - люди пришлые. Борис Жидков, зная их немного по Спасску, пригласил супружескую пару в свою школу. Тем более что мужчине, коих сейчас совсем мало в школах, была предложена хорошая должность - заместитель по научной работе. Александру, едва начавшему работать, была вменена обязанность - обеспечивать “шефу” предвыборную кампанию. Первая из приведенных выше цитат, “лучезарная”, принадлежит Галине Овечкиной. А теперь они, как и все, подписавшие “письмо”, негативно расценивают деятельность директора. Не слишком ли полярны точки зрения, высказанные за такой короткий срок? Вот ответ супругов: статья в газете - дело заказное, да и в предвыборную кампанию они в полной мере узнали своего руководителя, “прозрели”.

Где-то в этот момент произошла стычка директора с Галиной Овечкиной, которая пыталась обратить внимание руководителя школы на его деспотическое отношение к подчиненным. Овечкиной пришлось уволиться. Это, а также подозрение, что Александр Овечкин хочет занять место Жидкова (были такие слухи), позволяет толковать конфликт не как борьбу мировоззрений, а личностный. Вот еще одна из причин того, что люди здесь иногда роптали, но официально не жаловались. Практика прежних лет часто была такова: в ответ на обращение “в инстанцию” комиссия шьет тебе же каждое лыко в строку.

Погонщик

Ну и что же выяснила авторитетная комиссия? Вот одно из ее заключений: “Процветанию авторитарного стиля руководства способствовал и коллектив, проявляя слабость и нерешительность до последнего момента в отстаивании своих взглядов, что позволило в полной мере реализовать Борису Петровичу такой стиль руководства, который, по мнению преподавателей Уральского педагогического университета, называется “погонщик”: сметать на своем пути все, что не удается подмять под себя. Для него управление - это власть, а власть - это превосходство, престиж, благо. Слабо информирует подчиненных, из-за чего в коллективе - слухи, пересуды”. В той же классификации уральских педагогов, проводивших специальные исследования, названы, естественно, и иные типы управления: “локомотив”, “диспетчер”, “показушник”, “максималист”. И в приватной беседе с Борисом Жидковым одна из проверяющих (тоже директор) высказала ему прямо подобные нелицеприятные слова. Ну а официально и комиссия (“способствовал и коллектив”), и горуно (“школа одна из ведущих, за 3 года на директора не было жалоб”), да и многие из тех, кто подписал “письмо”, дипломатично воздержались от явных отрицательных оценок.

В справке, подготовленной комиссией, есть такая фраза: “Шестеро называют систему управления людьми деспотизмом”. То есть, когда дошло дело до проверки, прежнего единения в коллективе не стало (напомним, письмо подписали 43 педагога), ряды “на баррикадах” поредели. Многие подписавшие письмо полагали, что дело не обретет огласки. Зачтут они свое послание директору в его кабинете, и он переменится, перевоспитается... Или запечалится и сам уйдет? Но ведь он не такой человек. Вот еще выдержка из справки, характеризующая его: “...педагоги, в частности матери-одиночки, на свой вопрос директору: “Почему вы получаете ежемесячно зарплату, а мы - нет”, получили ответ: “Получал, получаю и буду получать. Я директор”. Очерчивается такой стиль взаимоотношений с подчиненными и в “письме”: “Я директор! Замолчите. Говорить здесь буду я”. “Я даю вам работу, я вам плачу!”

В “письме” преподаватели требовали ухода директора со своего поста. В рекомендациях комиссии, ее зачитали учителям, предлагалось горуно объявить Борису Жидкову выговор. Каково же окончательное решение управления народного образования? Оно записано в отдельном документе, именуемом “Рекомендации”, цитирую дословно: “Директора оставить на своем месте для устранения недостатков, порожденных обеими сторонами”.

Велено достичь компромисса

Итак, коллективу школы рекомендовано найти пути к компромиссу. Кстати, судебные тяжбы (иск директора к газете, учителей к директору) не состоялись. В этом вопросе согласие достигнуто. На встрече директора с противоборствующей группой учителей были выдвинуты определенные условия “перемирия” с обеих сторон. Директору предписывалось: принести извинения тем, кто подавал на него в суд, предавать гласности все свои решения, восстановить на работе Галину Овечкину, не вовлекать в конфликт “третью силу” - родителей школьников, которые уже начали давать оценки деятельности педколлектива, не вникая в суть.

Конечно, непросто преодолевать амбиции, но если Борис Жидков раньше заявлял, что ни за что не восстановит Овечкину на работе, то сейчас он все-таки это сделал. Но и желание взять реванш, по мнению некоторых педагогов, прорывается. В беседе с корреспондентом “В” он прежде всего сетовал, что потери от конфликта колоссальные, дезорганизован учебно-воспитательный процесс...

Вообще-то в нашем обществе длительное время культивировалось понятие “борьба”. Классовая, за урожай, противоалкогольная, с недостатками и т. д. Ну а на Западе, на который мы сейчас так часто оглядываемся, давно почитается за благо достижение компромисса. И чем с меньшими потерями он достигнут, тем предпочтительней. Возможен ли компромисс в данном случае? Некоторые учителя считают, что конфликт просто загнан вглубь. И раз остался директор на месте, то ничего не изменится. Иные даже опасаются сведения счетов с оппозицией. И несколько педагогов собираются после окончания школьного года уйти.

Кстати, как расценивают ситуацию со стороны? Одни говорят: люди выпрямились, решили отстоять свою честь и достоинство. Другие усмехаются: ну и вляпались, в кои-то веки выпала такая честь с лауреатством... В самой же школе, похоже, борьба исподволь продолжается, хотя и несколько поугасла. Борьба... за достижение компромисса? Или с надеждой на победу? Вспоминаются слова проповедника, звучавшие по телевидению: господи, дай нам силы изменить то, что возможно изменить, вытерпеть то, чего изменить нельзя. Дай нам, господи, разума, чтобы отличать одно от другого.

Весьма и весьма небесполезные слова.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера