Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Жизнь

Горный курорт под названием “6-я зона”

...Только вернулся из командировки, меня спросили: “Слушай, а зачем наши милицейские отряды аж из Приморья, через всю страну мотаются на границу с Чечней? Неужели нельзя поближе силы стянуть?..”

Я не знаю, что тут сказать. Может быть, ответ на этот вопрос знают секретарь Совета безопасности РФ Иван Рыбкин или вице-премьер, министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов. Я же знаю одно: сотрудники милиции - люди государевы, а потому, получив приказ, вопросов не задают, а говорят: “Есть!” и выполняют. Начиная с весны 1995 года сводные отряды приморской милиции, ОМОНа, СОБРа направлялись на Северный Кавказ - сначала в Чечню, а последнее время в Дагестан - около 10 раз.

ВОГ, ГОУ и ТГ и т. п.

...Возвращаясь домой, они мало что рассказывают родным. Зачем? Хватит того, что без устали сообщают информационные агентства, телевизионные программы новостей, газеты: взрывы, ночные обстрелы, захваты заложников, нападения на воинские части, угрозы террористических акций, а порой и их непосредственное исполнение. Мы вылетели из Махачкалы 10 января, а уже назавтра все сводки новостей начинались с сообщений о начиненной взрывчаткой машине, припаркованной возле мэрии дагестанской столицы. Для живущих здесь, в Приморье, за 10 тысяч километров, эти сообщения напоминают сводки с фронта. У тех же, кто не понаслышке знает, что происходит сегодня в Дагестане (да и по всему периметру чеченской границы), никакого удивления не возникает; все - в норме, события раскручиваются своим чередом.

Да и как воспринимать происходящее иначе, если ситуация, складывающаяся вокруг мятежной (если угодно - независимой) Чечни, не может быть описана иначе, кроме языка военных сводок. Еще в начале боевых действий на Северном Кавказе, в зиму 94-95 гг., все нити управления сходились в Моздоке, именно в этом североосетинском городе располагались все штабы - и Минобороны, и МВД, и ФСБ. Моздок не утратил своей функции и сегодня - здесь расположена так называемая ВОГ - временная оперативная группа, которой подчиняются все подразделения силовых ведомств, стянутые к зоне конфликта. ВОГ - это вершина пирамиды. Чуть ниже находится ГОУ - группа оперативного управления МВД РФ по Дагестану. Штаб ГОУ базируется в Кизляре - небольшом городке в северной части Дагестана, ставшем печально знаменитым после варварского рейда Салмана Радуева. ГОУ в свою очередь управляет зонами. Что это такое? Весь приграничный периметр вокруг Чечни разбит на так называемые зоны - они протянулись цепочкой от Северной Осетии через Кабардино-Балкарию и Ставропольский край на Дагестан - до самого юга, до стыка с грузинской границей. Именно у Дагестана, как у субъекта федерации, самая протяженная граница с республикой Ичкерия - 540 километров. Здесь расположены четыре зоны: 3-я - Ногайские степи, 4-я - район, прилегающий к Кизляру, 5-я - Хасавюртовский и Казбековский районы (именно в этой зоне стоят сейчас на блокпосту под Аксаем полсотни приморских омоновцев) и самая южная 6-я - Ботлихский район. Если читатель еще не устал от аббревиатур, то вот еще одна: по всем зонам разбросаны так называемые ТГ - тактические общевойсковые группировки российской армии, находящиеся в плотном взаимодействии с силами МВД.

Пограничники в милицейской форме

В этих заметках речь пойдет преимущественно о 6-й зоне - здесь удалось подольше побыть, посмотреть, кое-что понять. Ее протяженность по границе - а это сплошные горы и ущелья - 90 километров. (Ловлю себя на мысли, что слишком часто упоминаю слово “граница”. А как скажешь иначе, хоть она и считается пока что не государственной - административной? Но вообще-то по большому счету дело начинает доходить до абсурда: в системе МВД Дагестана на всех этажах - от министра до начальника райотдела - вполне официально вводится новая должность - заместитель по границе. Приморье - пограничный край, но у нас, насколько мне известно, ничего подобного нет. Вот и получается, что благодаря грязным играм больших политиков милиция выполняет совершенно несвойственную ей функцию - делает то, что вполне естественным было бы для Федеральной пограничной службы. Но поставить на рубеж пограничников - значит признать, что Чечня - независимое сопредельное государство. А этого, видимо, сильно не хочется тем, кто готов официально признать двухлетнюю войну ошибкой... Ошибкой, залитой кровью...)

Мы не арабы, арабы - они

...В течение 2 с лишним месяцев - с 6 ноября по 9 января - начальником всех федеральных сил, сосредоточенных в 6-й зоне, был замначальника ГАИ УВД Приморского края полковник милиции Юрий Оборин. Точнее - все руководство зоны было приморским; кроме Оборина в его состав входили начальник штаба подполковник милиции Анатолий Чубов - начальник милиции общественной безопасности Дальнегорского ГОВД и зам. по тылу майор Валерий Тауснев - помощник начальника Арсеньевского ГОВД. Что входило в систему ответственности штаба зоны, вы уже знаете - те самые 90 километров по фронту. Что было в подчинении? 6 сводных отрядов милиции со всей страны, местный райотдел милиции (240 человек личного состава) и усиленная армейская рота Буйнакской общевойсковой бригады. Да-да, той самой бригады, на которую в декабре минувшего года было совершено диверсионное нападение. Почему диверсионное? Потому что руководил им, что доказано многочисленными разведдонесениями и показаниями свидетелей, гражданин Иордании и герой чеченского сопротивления, известный по кличке (а может быть, по имени или фамилии?) Хаттаб, ныне руководящий в Чечне диверсионной школой. Школа эта расположена на территории Чечни, по прямой от Ботлиха километрах в 10-15, выше, в горах, на берегу Голубого озера. Озеро является пограничным, как наша Ханка, - с одной стороны Дагестан, с другой - Ичкерия. Раньше здесь располагался знаменитый курорт всесоюзного значения - целебное высокогорное озеро; теперь - “учебка” чеченских боевиков-диверсантов, которой руководит Хаттаб. (Рассказывают, что пару лет назад, в конце мая, туда - на бывший курорт - полетела на “вертушке” группа высокопоставленных офицеров-пограничников из Махачкалинского погранотряда - отметить День пограничника. Исчезли все - и люди, и вертолет. Годы прошли, концов - нет.)

Кстати, по многочисленным свидетельствам, Хаттаб сам принимал непосредственное участие в нападении на танковый батальон Буйнакской бригады, и - по тем же свидетельствам - в ходе боя или преследования (скорее - преследования, потому что во время атаки, по словам тех же свидетелей, плотность огня атакующих достигала такой силы - а это было в 1.15 ночи, - что караулы не могли не то что отстреливаться, а головы от земли поднять) он был ранен в грудь навылет. Именно этим ранением, может быть, и объяснялось относительное спокойствие на участке 6-й зоны во время нашего приезда. Как бы там ни было, но местные люди говорят, что Хаттаб и его люди настроены жестоко мстить за полученную рану.

Народные приметы

A местные люди знают, что говорят. Потому что их сообщения более достоверны и поступают раньше, чем информация разведывательных и иных федеральных спецслужб. К слову, пару лет назад автору этих строк довелось вместе с фотокорреспондентом “В” Вячеславом Воякиным провести неделю в Чечне, на блокпосту ОМОНа в центре города Аргун. Тогда главной задачей наблюдателей было определить, не покидают ли местные жители своих домов и квартир. Потому что, если покидают, значит, жди атаки. А пока тебя окружают мирные жители - бояться нечего. Так вот, в мирном дагестанском Ботлихе - та же картина. Мне уже доводилось писать о том, что наш приморский сводный отряд стоял в здании аэропорта, в полукилометре от Ботлиха. Рядышком - домик метеоролога, где со своей большой семьей живет местный житель по имени Магомед. 30 декабря он, как говорится, по-честному подошел к командиру нашего отряда капитану милиции Андрею Казанову и сказал: “Командир, ты как хочешь, а я свою семью забираю и на пару недель увожу отсюда. Всякое говорят, сам понимаешь...”

Командир свой отряд снять и увезти не может. Он делает то, что в его силах: усиливает посты на “блоках”, активизирует круглосуточное наблюдение, гарантирует личному составу “веселую” встречу Нового года. К слову, любимый всеми праздник приморские милиционеры и в Ботлихе, и в Аксае не сговариваясь встречали одинаково: в 17.00 по местному времени (ровно в полночь по Владивостоку) налили по кружке шампанского, поздравили друг друга и разошлись по постам. Вот и весь Новый год...

Партизанские отряды подбирались к городам

Предупреждение соседа Магомеда оказалось не случайным. 4 января, за неделю до смены и возвращения домой, средь бела дня старший сержант Константин Бедратьев был ранен в ногу навылет. И боя-то никакого не было, и выстрела толком никто не слышал... Приблизительно рассчитали направления выстрела, отправили поисковую группу - а уже и нет никого. Обнаружили на склоне ущелья метрах в 250 только лежку снайпера - видно, как трава примята. Характерная деталь: расстояние немаленькое, “цель”, может быть, в бронежилете, поэтому стрелять имеет смысл в голову или ниже пояса; так что выстрел - более чем профессиональный.

И смех и грех - понаехало местное начальство из районной милиции, прокуратуры и для начала в один голос заявляют: это явно “самострел”. Наши мужики мне потом говорили: “По-ментовски” их, конечно, понять можно - год только начался, а зачем им однозначный “висяк” - уголовное преступление, которое наверняка раскрыто не будет?..”

К счастью, - если, конечно, так можно сказать, - за 60 суток для приморского отряда это была единственная потеря. Выстрел же отнюдь не единственный. До этого блокпост у аэропорта обстреливался не раз, в том числе и из подствольных гранатометов. Прямо напротив “блока” на взгорке обширный и густой фруктовый сад, который практически даже днем не просматривается, за ним ущелье, и дальше начинаются мощные горные отроги; слева еще одно ущелье, которое петляет и тянется чуть ли не до грузинской границы. Условия для атакующих, считай, идеальные: есть где замаскировать позиции для ведения огня, а самое главное - легко решается проблема отхода. Каждый из дежуривших на блокпосту понимал это прекрасно и держал в голове каждый день, каждое дежурство, каждую вахту - все 60 суток.

Мы уже сообщали, что за 2 месяца приморский отряд ни разу не применил оружие. Когда собирались домой, приехал проводить начальник местного райотдела милиции. “Вы, - говорит, - тут у нас как на горном курорте побывали...” Оно, конечно, может быть, и так, но только после поездок на курорт не присваивают внеочередные звания, не вручают государственные награды и не отправляют в реабилитационный центр. А все остальное - правда...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера