Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Главный ветинспектор Приморья на себе испытал трихинеллез

1/10 часть смертельной дозы мяса, зараженного трихинами, ради эксперимента съел ветеринарный инспектор Владимир СЕМЕНОВ. Пережитые физические муки лишний раз подтвердили необходимость защиты населения Приморья от опасной для их здоровья продукции животноводства – и отечественного, и импортного производства. Несколько дней назад Владимир СЕМЕНОВ был назначен главным государственным ветеринарным инспектором Приморского края. Первый заместитель главного редактора “В” Андрей ХОЛЕНКО задал ему несколько вопросов.

Справка “В”. Семенов Владимир Иванович в 1971 году окончил ветеринарный факультет Благовещенского сельхозинститута. Около 10 лет работал на районной станции по борьбе с болезнями животных в Дальнереченске. Затем около 10 лет - в комитете народного контроля Приморского края. 8 лет проработал начальником краевого эпизоотического отряда и вот получил новое назначение.

- Чем занимается сегодня ветеринарная служба Приморского края?

- После принятия в 1993 году закона “О ветеринарии” задачи, стоящие перед ветеринарными специалистами, не менялись, а лишь уточнялись в зависимости от положения дел в стране и в крае. Условно их можно разделить на 4 группы.

Прежде всего, это предотвращение и ликвидация заразных и массовых незаразных болезней (в том числе отравлений и пр.) животных. (Кстати, надо учесть, что с точки зрения ветеринарии в понятие “животные” входят все живые существа, кроме человека.)

Кроме того, мы обеспечиваем безопасность продуктов животноводства в ветеринарно-санитарном отношении (в понятие “продукты животноводства” входит не только мясо-молочная продукция, но и мед, яйца, рыба, морепродукты и т. п.).

Также ветеринарная служба защищает население от болезней общих для животных и человека (сибирская язва, бешенство, трихинеллез и т. п.).

И, наконец, в наши задачи входит охрана территории страны от заноса заразных болезней животных из иностранных государств.

- Чему вы уделяете сегодня наибольшее внимание?

- По значимости все задачи равны, но на определенных этапах приоритет отдается той или иной проблеме. Если, к примеру, в 1990 году в крае было 500 тысяч свиней и мы много внимания уделяли профилактике заразных болезней животных, то сегодня поголовье свиней сократилось в 10 раз... Но край импортирует более 20 тысяч тонн свинины в год, и, естественно, мы уделяем гораздо больше внимания, чем прежде, именно контролю за импортом.

- Сегодня в Приморье импортируется не только свинина, но и куриные окорока, всевозможный фарш и прочее. Это вы тоже контролируете?

- Конечно. Ветеринарная служба осуществляет контроль за всеми продуктами животноводства, будь то мясо или рыба, а также за продукцией, получаемой из животного сырья, независимо от вида – колбаса или крабовые палочки. Причем мы ведем контроль не только за импортной продукцией, но и за отечественной.

Вообще после приватизации ряда пищевых предприятий у нас заметно вырос объем контрольных функций. Появились ветеринарные врачи на молокозаводах и рыбокомбинатах, контролю подлежат столовые, магазины, рестораны и любые другие объекты, связанные с производством, хранением, переработкой и реализацией продуктов животноводства.

- Но ведь все это традиционно контролировала служба санэпиднадзора.

- А у нее и сейчас никто не отнимает ее функций. Россия все больше интегрируется, если можно так выразиться, в мировую систему координат, а во всем мире контроль за производством, переработкой, хранением и реализацией продуктов животноводства осуществляет ветеринарная служба. А медицина контролирует, как и положено, людей и условия реализации продуктов.

Иными словами, если ветеринарная служба профилактирует первичные инфекции, возбудители которых могут попасть в продукт из сырья, то санитарная служба – вторичные инфекции, возбудители которых попадают в продукт от человека.

- Сейчас на местном рынке очень много продуктов импортного производства, и возникает вопрос: как отличить качественный продукт от сомнительного?

- Я выскажу личное мнение. Любой продукт, официально выпущенный на рынок, должен быть качественным. И не дело покупателя присматриваться к штрих-коду, маркировке, датам выпуска и так далее. Для этого и существуют службы контроля. Надо просто сказать людям: не покупайте ничего в неустановленных местах. А в официально установленных местах торговли вся продукция качественная.

Например, на любом рынке – Центральном, Первореченском, Луговском и других – есть лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы, и вся, я подчеркиваю, вся продукция проверяется квалифицированными специалистами, которые несут персональную ответственность за ее качество. Каждый эксперт твердо знает, что он отправится в “места не столь отдаленные”, если по его вине заболеет человек. И государственная ветеринарная инспекция, которую я сейчас представляю, гарантирует качество продуктов в вышеназванных точках.

А вот за продукцию “бабушки с чебуреком” или за мясо на лотке у трамвайной остановки мы не можем нести ответственности. Могу привести такой пример. На остановке трамвая “Рабочая” во Владивостоке под новый год один “предприниматель” продавал под видом кролика… кошку. Кролика от кошки может отличить лишь квалифицированный эксперт. Какие штрих-коды рассматривать покупателю в таком случае?..

- Но все равно, видимо, есть тонкости: недавно, например, в прессе прошло сообщение, что индюшачий фарш от фирмы “Филимонов” по качеству выше, чем от фирмы “Коммодити”. Это действительно так?

- И у “Коммодити”, и у “Филимонова” фарш выработан из качественного мяса. Говорю это с полной определенностью, потому как ветеринарная служба Приморья вместе с компетентными специалистами краевого центра санэпиднадзора неоднократно проверяла процесс производства фарша на предприятиях США, поставляющих продукцию этим фирмам.

Кстати, правильно эта продукция называется “измельченное мясо индейки”, и отличие состоит лишь в степени измельчения. Фирма “Филимонов” торгует мелко измельченным мясом, похожим по консистенции на пасту, где структура мяса не просматривается. А у фирмы “Коммодити” степень измельчения другая: здесь хорошо видна структура мяса, и по консистенции продукт больше похож на тот фарш, который мы готовим в домашних условиях.

Лично мне нравится… когда у людей есть выбор.

- Расскажите, пожалуйста, как вы отравили себя зараженным мясом.

- Просто взял и съел кусок мяса, зараженного трихинами, – так надо было. Я, конечно, знал, как и когда надо начинать лечение, а вот врачи, к которым я обратился, не могли понять, что со мной творится. Длилось это две недели… Сейчас я знаю, как человек болеет трихинеллезом и какие страшные муки он при этом испытывает…

- Кстати, как финансируется ваша служба?

- Если сказать “плохо”, то, значит, ничего не сказать. Всего в крае у нас около 1000 специалистов, и мы практически занимаемся самовыживанием. Нам от трех и больше месяцев задерживают зарплату. Практически не финансируется приобретение оборудования и медикаментов.

Я считаю, что многие услуги на селе – обследование скота на наличие болезней – должны предоставляться бесплатно. Ведь у жителей села нет денег, а если не обследуется скот, значит, возникает угроза массовых заболеваний животных.

- Судя по широте обязанностей вашей службы, она уже давно вышла за рамки сугубо сельскохозяйственной отрасли. Почему же госветинспекция до сих пор входит в состав краевого управления сельского хозяйства?

- Действительно, и по задачам, и по объему работы ветеринарная служба края давно вышла из “сельских” рамок. Кстати, на Сахалине, в Хабаровском крае и в Амурской области, не говоря уже о центральных областях России, ветеринарные отделы преобразованы в ветеринарные управления администраций регионов. И руководят ими не сельскохозяйственные специалисты (кого в общем-то ветинспекция и контролирует), а руководители субъектов федерации.

А несовершенство структуры управления, особенно в условиях крайне неудовлетворительного финансирования, грозит Приморскому краю непредсказуемыми последствиями. Например, если раньше в каждом совхозе было минимум по одной дезинфекционной установке, а на каждой станции по борьбе с болезнями животных было по 2-3 таких установки, то сейчас всего в крае… 4 дезинфекционных установки. Если что-то случится, то я даже не представляю, что мы будем делать.

Не может ведь наша служба бесконечно держаться только на энтузиазме специалистов…

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера