Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Где квартира для Марины?

Марина маленькая, хрупкая и вся словно сжавшаяся пружинка. Кажется, она не умеет улыбаться. А плакать уже не в силах. 6 лет назад она вернулась во Владивосток - из детского дома. Но собственного дома так и не обрела. В квартире родителей давным-давно живут чужие люди. А другие люди из самых разных инстанций все обещают Марине Диваковой решить ее судьбу.

Жизнь Марины резко переменилась в 84-м году. Тогда лишили родительских прав ее отца, который после смерти жены - матери Марины - сильно запил. 8-летнюю девочку отправили в Находку, в детский дом № 117, а Дивакова-старшего выселили из однокомнатной “хрущевки” на улицу с беспощадной формулировкой - без права предоставления другого жилья. Таков был судебный порядок тех лет. Но Марину государство в лице Ленинского райисполкома обещало помнить. И в подтверждение выдало девочке гарантийное письмо, в котором сообщалось, что по достижении совершеннолетия Марина получит жилплощадь.

В 92-м Марина окончила СПТУ, освоила специальность швеи-мотористки и отправилась домой, во Владивосток. С тех пор и начались ее мучения. Гарантии Ленинского райисполкома оказались фикцией. Жилья для сироты в Ленинском районе не оказалось, о чем Марине исправно сообщали все новые районные начальники - г-н Журмилов, г-н Майоров... “Решение данного вопроса находится на контроле. При первой возможности он будет решен положительно”. Таких бумажек-отписок, пожелтевших и совсем свеженьких, накопилось у Марины множество - толстенная папка.

“Только в феврале 95-го у меня наконец появилась надежда, - говорит Марина. - Тогда Ленинский суд обязал администрацию Ленинского района в 4-месячный срок предоставить мне благоустроенное жилье. Прошли все сроки, а ничего не изменилось. Тогда я начала все снова. И в марте 97-го года Ленинский райсуд обязал - теперь уже мэрию Владивостока - предоставить мне благоустроенное жилье. Это решение подтвердила и судебная коллегия по гражданским делам краевого суда. Коллегия обязала мэрию выделить жилье до 15 июля 97-го года. И выплатить компенсацию за моральный вред - 5 миллионов рублей”.

Марина не выдерживает и по-детски всхлипывает. На дворе март 98-го, но она все так же мотается во Владивосток из Партизанска, где нашла временный приют в старом бараке. У Марины ни работы, ни прописки. И крохотная дочка, которую нужно как-то растить. И жить дальше. Иногда Марине не хочется просыпаться, так бы и осталась в этих беззаботных снах. Правда, это бывает редко: и во сне она все идет-идет куда-то, все просит и молит о помощи.

Вместе с Мариной мы побывали на приеме у начальника отдела по учету и распределению жилья мэрии Владивостока Николая Якина. “Если бы не начавшееся строительство дорог, - посетовал он, - у Марины уже была бы квартира. Хорошая однокомнатная, с лоджией, на улице Ильичева, 30. Было подготовлено соответствующее постановление, согласовали его со всеми инстанциями. Но мэр постановление так и не подписал. Квартиру в срочном порядке передали жильцам из тех домов, что расселяют из-за дорожного строительства. У нас таких очень много. Да еще погорельцы, сироты, как Марина... И 22 человека, которые должны получить квартиры по решению суда. А свободного жилья у нас нет. Надежда лишь на повторное заселение. Есть маневренный фонд, но там люди живут годами. Пытаемся выселить - 44 исковых заявления в суды подготовили, но пока безнадежно. Так что обещаний Марине давать не буду. Схожу к мэру, попытаюсь что-либо сделать... Но ничего не обещаю”.

Еще большее разочарование ждало нас с Мариной в кабинете судебного исполнителя, у которого не нашлось 5 минут и для журналиста, чтобы прояснить ситуацию. Тут-то я и представила все многолетние мытарства Марины, этот воинствующий произвол чиновника - большого и маленького. Да еще вспомнилось выступление представителей мэрии на суде, вовсю отбояривавшихся, отпихивавшихся от этой бесконечно усталой девочки. Где уж ей тягаться с ними, столь искушенными в юридических тонкостях?!

Поразительно, как устойчива бюрократическая система - никаким законом не прошибешь. Есть решения районного суда, краевого - выделить жилье Марине Диваковой. Есть обнадеживающие резолюции прокурора. Есть постановление губернатора края, гарантирующее поддержку приморским сиротам. Есть, наконец, судебные исполнители, обязанные выполнить решения суда. Не хватает лишь одного - нравственности. Да еще по отношению к человеку, с которым столь жестоко обошлась судьба.

А Марина все пытается бороться. Она звонит мне по телефону и сообщает, как обстоят дела, что она предприняла. Но голос ее с каждым разом становится все более удрученным.

Неужели ей никто не поможет?

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера