Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Жизнь

Этот добрый дом

Своих родных четверых детей супруги Дорофеевы, считай, вырастили. Теперь вот уже третий год в их доме живут-подрастают четверо мальчишек из Спасского детского дома

“Безумная” затея

Соседи и знакомые смотрели с ухмылкой: “Давай-давай...” Близкие люди до сих пор удивляются, родная сестра как-то позвонила из Москвы: ну что, еще не оставила Нина эту свою безумную затею?

А Нина Васильевна и не может оставить: однажды этих мальчишек уже бросили, возможно ли предать их опять? Тогда ведь перед божьим судом не оправдаешься.

В доме у Дорофеевых шумно и весело. Нас встречает вся семья: Нина Васильевна и Виктор Архипович, их младшая дочь Оксана - студентка Артемовского юридического колледжа, внучка-второклассница Виолетта, внук Владик и четверо приемных сыночков - Вова, Алеша, Слава и Сережа.

Старшие сыновья и дочка у Дорофеевых уже взрослые, вылетели из родительского гнезда. Виталий и Олег пошли по стопам отца (Виктор Архипович - подполковник в отставке, танкист, политработник) - окончили военные училища, один - танковое в Благовещенске, другой - Уссурийское автомобильное, оба служат офицерами вдали от дома. Средняя дочь учится в ДВГУ на юридическом.

“А знаете, что это ваша газета дала толчок - взять моих мальчишек? - рассказывает Нина Васильевна, в прошлом школьная учительница. - В начале 1996 года прочитала во “Владивостоке” материал “Возьмите Сашу в дети”. Читала, и слезы катились... И вдруг решила: этого Сашу или другого - но я обязательно возьму! У меня хватит любви, энергии, тепла. Муж и дети меня поддержали. Когда все справки были готовы, вышла на Спасский детский дом, поехали с Виктором выбирать, долго разговаривали с педагогами... И вот наконец увидели своих мальчиков. В первый раз взяли их на весенние каникулы домой: нужно было самим понять - сможем ли мы все вместе ужиться? Поняли: сможем. А летом забрали их к себе насовсем. Вове со Славой тогда было по 10 лет, Алеше - 8, Сережа еще в школу не ходил”.

Когда Дорофеевы увозили их из Спасска, мальчишек провожали друзья. Пацаны что-то говорили друг другу на прощание, в глазах тех, кто оставался, можно было прочесть: “Их взяли...” Один мальчик подозвал Володю и шепнул: “Скажи своей маме, пусть и меня возьмет”. Нина Васильевна разрыдалась: “Вова, я и сама хотела взять этого мальчика! Но мне его почему-то не отдали”. Вскоре мальчишку усыновила семья из Израиля - теперь он там. А у Нины Васильевны дрожат губы, когда она о нем вспоминает...

Вова, Алеша и Сережа - родные братья. Совсем неподалеку, в каком-нибудь километре отсюда, на Океанской, живет их мать. Родительских прав лишена давным-давно. В доме том, что называется, беспробудно... Зайти страшно. Отец пару лет назад погиб, тоже, говорят, по пьянке. Первый раз в гости к матери мальчишек провожал Виктор Архипович - мало ли чего. Сейчас ребята сами туда наведываются - зов крови... Дорофеевы совсем не против: это же родная мать. Зато та как-то скандал учинила: чего это мои сыновья вас мамой и папой называют? Приревновала. Иногда она встречает мальчишек словами: чего приперлись?

У Славы мать в розыске, отца вовсе не было. Славка - красивый мальчишка, с задатками лидера, ласковый, мягкий, обидчивый. Хорошо учится, играет в школьном ансамбле, гитарист - там без него никуда.

У Алеши - истинный талант к рисованию, на его работах - удивительно цветной мир. Старший Володя - заядлый футболист. По характеру, кажется, жестче братьев. Может, оттого, что в силу возраста на его долю выпало больше бед. Но и у него - острая потребность добра, ласки и справедливости.

Виктор Архипович помнит, как часами занимался с младшим Сережей - писали-переписывали упражнения, решали задачки, как со слезами усаживал его за стол. Ничего, перерастет, и почерк установится, и грамотность придет. Хотя еще ох сколько со всеми ними предстоит хлопот. При всем желании не нарисуешь тут благостной картины...

- Нина Васильевна, а если мальчики ваши курить начнут, выпивать, если не будет все так, как вы себе представляете?

- У меня не начнут! Может быть, потом, когда-нибудь... Только если бы вы знали, как я верю в них. Я уже сейчас вижу: у них стержень появляется, они понимают, что в жизни хорошо и что плохо, как нужно и можно жить и как нельзя. Оба ведь примера перед глазами... Я за своими детьми так не ходила, как за этими. Как-то мне сказали, что Вовка курить начал. Я его единственный раз тогда ремнем ударила, потащила к наркологу. А потом так каялась, прощения у него просила за то, что не сдержалась.

Вера в ребят у Дорофеевых просто удивительная. В каждом слове - поддержка: ты молодец, ты талантливый, добрый, хороший, у тебя все получится.

Учеба сыновей - отцовская вотчина. Вообще так получилось, что Нина Васильевна - мотор в семье, энергии и напористости - бездна, она - семейный генерал, а Виктор Архипович - само равновесие, спокойствие, мягкость. Мама помнит, как поначалу настраивали ребят учить стихи: за каждый стих - сладкий приз. Хотя дело не в стихах - развивали память, речь. И получили награду: администрация школы № 7 в конце года вручила родителям благодарности за старательную учебу сыновей. Хотя Дорофеевы еще помнят, какой поначалу песенный репертуарчик у мальчишек был: как брат брата убил и как в тюремное окно глядит...

“Помещица Дорофеева”

Год назад семья из собственной 3-комнатной квартиры переехала на Океанскую: мэрия выделила в безвозмездную аренду на 10 лет заброшенное здание детского сада - целых 600 квадратов. Состояние, правда, аховое. Но потихоньку ремонтируют, обустраивают комнаты, летом уже успели разработать огородик. Мать целыми днями занята кухней и стиркой - если борщ варит, то ведро. А вот уборка - дело общее: пацаны вполне терпеливо несут свою трудовую вахту. Полы вымоют почище мамы, картошку почистят, мелкие постирушки - тоже на их плечах. Зато по вечерам - тут шум, гам, игры, вместе с пацанами и Оксана в прятки играет, с горки катается. “У меня обязательно будет большая семья, и приемные дети тоже...” - удивляет своими жизненными планами эта вполне современная барышня на выданье.

Самое потрясающее, что однажды Нина Васильевна услышала в спину от соседей: ишь, помещица, черепковская подружка! Дом себе отхватила. “Чему позавидовали, - схватилась она за сердце. - Да вы возьмите на воспитание детей - поглядите, детские дома переполнены, и все новые, новые открываются”. И дом-то трухлявый, 50 лет ему уже...

“Как бы ни было сытно в детдоме - казенный он. Почему из детского дома выходит так много неприкаянных ребят? Мне тут в “Огоньке” цифры попались - беда! - многие из детдомов попадают потом в тюрьмы, становятся бомжами, кончают жизнь самоубийством”, - Виктор Архипович горячится, пытаясь доказать и так доказанное. Они с женой очень хотят убедить всех этих скептичных соседей и знакомых, что дело далеко не в одной наследственности...

В семье Дорофеевых - культ военной профессии, не зря ведь поездили по гарнизонам чуть не всей страны, служили и в Германии. Здесь много говорят о чести и патриотизме, о долге перед Отечеством, воспитывают порядок и дисциплину - с этим здесь довольно жестко. Ребят готовят в суворовское. Наверное, это неплохо для таких мальчишек. Непростых мальчишек.

А грустные моменты все же были? “Были, но мы с ними справились”, - Нина Васильевна даже вспоминать не хочет о плохом в присутствии сыновей. Разве что курьез такой. Одна фирма подарила Дорофеевым сразу несколько коробок карамели “Чупа-чупс”. Выдавала их мама за добрые поступки и выученные стихи. “И вдруг как-то обнаруживаю: засорилась канализация. Провели семейное расследование. Оказалось, мальчишки протоптали дорожку к тем коробкам, а обертки и палочки бросали в унитаз, чтобы скрыть следы. Вот и представьте, туда угодило 490 палочек!”

Вспоминают, теперь уже с улыбкой, как поначалу вставали из-за стола - и карманы хлебом набивали, по привычке. Без улыбки - как хитрили и лукавили, как могли позволить себе прийти поздно. А могло ли быть по-иному, если на долю мальчишек выпали и ночевки в канализационных люках, и домашние побоища, и скитания.

Тепло дома, надежность, любовь - медленно, но верно делают свое дело. Мальчики теперь очень не хотят, чтобы их считали детдомовскими, стесняются, они - домашние.

Отдайте детям - детское

Только картина эта далека от лубочной еще и потому, что никак не избежать в ней не очень приятных, совсем не романтичных финансовых красок. За 3 года, пока мальчишки живут у Дорофеевых, супруги несколько раз в прошлом году получили пособие по 100 рублей на человека, да 2 последних месяца пособие это увеличили до 300. И все! Можно прожить на эти деньги?

Когда Дорофеевы брали ребят, их материальное положение было весьма приличным: у мужа высокая воинская пенсия, хорошие запасы, нажитые за долгую, обеспеченную жизнь. У них свой микроавтобус. Они так мечтают повозить мальчиков по стране, заехать к родственникам и в Москву, и в другие города. Им нужен “видик”...

Увы, сейчас в семье стало очень и очень трудно. Им намекают: вы знали, на что шли, мы вас предупреждали. Предупреждали... Уже второй год Дорофеевы добиваются статуса приемной семьи: это даст право на получение хоть каких-то государственных денег, которые до этого исправно уходили в детский дом. “Не надо нам подавать - отдайте детям их, детское”, - возмущается Нина Васильевна.

Однако вопрос этот упорно не решается. “Вы же понимаете, что все упирается в финансы”, - объясняют в городском управлении народного образования.

Лично я не понимаю! Есть деньги на что угодно, и нет - на детей...

А потому помощи всякой в семье тоже несказанно рады. Познакомились по каким-то хозяйственным надобностям с женщиной - она им через неделю 14 мешков картошки сгрузила. Приехали в питомник овощей купить подешевле - добрые люди подарили по сетке моркови, свеклы. Фирма “Запад-Восток” - спасибо ей - подарила сладостей на большую сумму. Другая фирма - компьютер, правда, без клавиатуры, и потому умная машина простаивает.

А вот фруктов и мяса вволю семья давно уже не ест. Когда готовили материал, услышали от одного человека: уж лучше бы они тогда и не забирали их из детского дома... Задумались крепко: вот вам и оборот!

А потом вспомнили - эти спокойные, с достоинством, мальчишеские лица, как льнул Сережа к папе, как 13-летний Володя целовал в щечку маму, как деловито собирался на репетицию Славик, мать его задерживала, а он настаивал - и что-то такое промелькнуло в этих отношениях - вот как с родными детьми бывает... Какой мерой измерить то, что дают мама, папа, дом этим мальчикам? Неужто тяготы, которых и у обычных семей предостаточно, перевесят меру добра? Да чуть-чуть любезное государство отстегнуло бы от щедрот, да всем миром помочь, а с остальным они сами справятся. “Эх, разобрали бы всех ребят всех детских домов по семьям...” - мечтает Виктор Архипович.

Потом смотрит с укоризной на жену: “Вот неуемная попалась, сидел бы сейчас на своей пенсии, на рыбалку бы ходил, книжечки почитывал под абажуром...” “Ой, Дорофеев, как же мелко ты плаваешь!” - качает головой Нина Васильевна и обращается уже к нам: “Говорю ему - ну, поезжай, отдохни в одиночестве в квартире. Так нет же, не едет!”

Не едет. Тут - вся жизнь. Такую уж выбрали...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера