Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Эти неотразимые россиянки

Марина Ивлева, "Владивосток"

С Леной мы познакомились в компании друзей: коммуникабельная, яркая, душа тянется к таким - сильным, интересным, с женской мудростью. Уже под занавес нашего девичника подруга подмигнула и заговорщически сказала:

- Лен, я выдам твою тайну?

- Нет проблем.

- А вы знаете, что эта женщина еще год назад весила 102 кг?

Мы посмотрели на прекрасные ладные формы в платье-стрейч и... не поверили. Потом защебетали наперебой:

- Гербалайф? Голодание? Любовник?

- Нет, девочки, нет. Только воля.

Собственно, любить себя можно и должно всякую - от этого во многом зависит, насколько ярко сияют краски твоей жизни, а комплексы - немалая помеха.

В жизни Лены все складывалось неплохо - любящий муж, двое замечательных деток - Вика и Максим, хорошая работа экономиста в крупной фирме. А вот себя в зеркале, прямо скажем, она недолюбливала. Вес под 100 кг не позволял вольничать в одеждах - удлиненная юбка, свободный жакет. Плюс одышка и, простите, пот ручьями на любой лестнице. Сесть изящно не удавалось - мешали формы. Косметика мало радовала, она не скрывала третьего подбородка. Зато упоительную радость доставляли кулинарные книги. Вот в этом-то все и было дело! “Я не ела, трудно назвать милой трапезой то количество пищи, которое потребляла. Ну не могла отказать себе в таком земном удовольствии покушать вволю, закусить тортиками, пирожками, булочками, можно сразу и с маслом. Себя успокаивала: подумаешь, стоит только захотеть, и похудею. Но почему-то год за годом “хотение” откладывалось”.

Муж порой решался заговорить: ну, Лен, сбрось десяток-другой. У нее это вызывало желание стать в позу: нет уж, дорогой, люби такую, какая есть.

По голове стукнули “лишних” 2 кг: когда вес - 95, еще терпимо, но однажды весы показали 102. Все, за сотню - невтерпеж, никуда! “Я же молодая, цветущая”. И Елена Борисовна собрала волю в кулак.

- “Гербалайф” на первом этапе почти не помог, сбросила всего килограммов 5. Вспомнила обычные теории здорового питания: овощи, фрукты, молочное. Совсем отказалась от хлеба, мучного, сладкого, даже чай без сахара, минимум картошки. Завтрак - чай с кусочком сыра. К обеду брала с собой банку салата, или супчик, или рыбу, плюс яблоки, апельсины - вполне хватало, чтобы чувствовать сытость. На ужин - стакан-два кефира. Все. Самое главное - удержаться сразу после прихода с работы домой, не схватить с устатку какого-нибудь куска - тогда желудок властно потребует “продолжения банкета”. Удержишься - и он смирится. Тяжеловато приходилось разве что перед сном - хотелось все бросить к черту... Спорт? Не помешал бы, да времени не находилось - работа, семья.

Знакомые и коллеги относились по-разному. Кто-то тревожно вглядывался в глаза: не заболела ли тяжело? Иные искренно поддерживали: ну, молодец, продолжай в том же духе. И вдохновлялись: и нам пора сбросить пяток на животе. Были и такие, которые саркастически замечали, отправляя в рот кусок какого-нибудь именинного торта: “Лен, тебе не завидно?”

Первые 20 кг ушли без напряга, остальные 20 - тяжко. Приятельницы замечали “муки воздержания”, но бурных перемен не было видно: прежняя свободная одежда скрывала обновление. Однажды подружка почти силком потащила ее в магазин: ради чего ты худела, ну-ка, сейчас же купим тебе “стрейч”, и учти - выше колена! Когда наутро Елена Борисовна явилась в офис, случилась почти гоголевская немая сцена... Такого не ожидал никто.

Муж почти годичную метаморфозу супруги пережил в море, в дальних плаваниях. Когда Леночка пришла его встречать на причал в брючках-резинках, куртке до пояса, даже с выражением лица другим - победительницы, он ее не узнал: смотрел сквозь и молчал. Первые фразы немного даже обидели: ты не моя, ты - чужая.

- Не испугался, что жена влюбилась тут без него?

- Нет, у нас в семье надежно. Но буря эмоций пришла чуть позже... Даже одно время в море уходить категорически отказывался. Но - работа есть работа.

Как ни странно, Лена по-прежнему сохранила любовь к кулинарным книгам и домашним лакомствам, правда, теперь чуть отстраненную. Маленький друг - весы - ее серьезный контролер: лишний килограмм - и день кефирно-яблочной диеты. В остальные дни позволено теперь все, но в меру: и тортик, и кусок шоколадки, и все остальное.

Самое любопытное, что Елена Борисовна даже по службе успешнее стала. А еще теперь обожает ловить удивленно-восхищенные взгляды коллег по работе - мужчин, и заинтересованные - просто прохожих. Почувствовала вкус к выходам в театры - собирается, чистит перышки. Обрела интерес к духам, косметике, стала слегка кокетлива: жизнь засветилась новыми красками. Очень любит лето - ходить без курток и пальто, не преминет боковым взглядом глянуть на свое отражение в витрине: ах, хороша! Ужасно боится поправиться: с новой жизнью расстаться невмоготу. Больше всех ее одобряют дети, а доченька как-то даже стала гордиться - им вместе приятно идти рядом.

“Господи, какая ерунда, - скажет иной, - не в килограммах счастье”. Святая правда. Но таковы уж они, современные россиянки - успевают интересоваться, быть, работать, дом вести, детей пестовать, мужа уважать. И при этом - жаждут нравиться! Феминизация по-русски?

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера