Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Дом, где был счастлив Арсеньев, хранит тайну его рукописей

На Корабельной набережной, недалеко от легендарной мемориальной субмарины С-56, стоит дом, похожий на дворец. Со сложным декором по фасаду, в котором переплетаются мотивы классицизма и модерна. Высокий парапет, овальные ниши, мощные рустованные пилоны, роскошная колоннада. Правда, парадного вида здание сейчас не имеет: облезлое, с разводами сырости и грязи по штукатурке. Не то что 80 лет назад, когда оно было построено военно-морским ведомством для флотских учреждений.

После революции этот особняк отошел в ведение рыбной промышленности. Вот и сегодня здесь размещается “Приморрыбвод”.

Когда вам доведется проходить мимо этого здания, обратите внимание на 2 крайних окна на первом этаже. Несколько лет, начиная с 1919 года, здесь счастливо жил Владимир Клавдиевич Арсеньев со своей семьей. Он получил жилую комнату прямо в управлении рыбными и звериными промыслами Дальнего Востока, где Арсеньев в то время работал старшим инспектором рыболовства, заведуя при этом этнографическим отделом музея Общества изучения Амурского края (на общественных началах).

Сюда, в холостяцкую квартирку, привел 47-летний Арсеньев свою красавицу жену Маргариту Соловьеву после венчания в церквушке на Первой Речке и скромного свадебного ужина в доме невесты.

Большую 30-метровую комнату Арсеньевы перегородили книжным и платяным шкафами. Одна половина отошла под жилье, вторая служила приемной. Немного позже в ней поселилась родственница Маргариты - тетя Маня, которая вела хозяйство молодой семьи; чуть позже здесь поставили раскладную офицерскую кровать для нового члена семьи - 5-летней Оли. Ее отец погиб во время первой мировой войны, и мать, родная сестра Маргариты Ольга, просила Арсеньевых взять девочку на воспитание.

Спустя год у Арсеньевых появилась дочь, Наташенька, которую Владимир Клавдиевич просто боготворил.

Сюда же, на ул. Петра Великого, 2, принес он в 1921 году пахнущую типографской краской свою первую книгу “По Уссурийскому краю (Дерсу Узала). Путешествие в горную страну Сихотэ-Алинь”, с которой началась слава Арсеньева как писателя-путешественника (его литературные произведения изданы на 36 языках мира). К слову, деньги на выход в свет “Дерсу Узала” дал отец Маргариты -

Н. М. Соловьев, продав для этого небольшой “объект” недвижимости.

Больше всех радовалась успеху мужа Маргарита, не понаслышке знавшая, сколько сил и труда вложил Владимир Клавдиевич в это издание. Она помогала ее редактировать. Маргарита обладала не только прекрасным литературным вкусом, она была великолепно образована: училась в кантональной школе в Швейцарии, на юридическом факультете Высших женских курсов в Петербурге, в совершенстве владела немецким, французским, английским.

Впрочем, этот дом перевидал немало арсеньевских рукописей. Некоторые из них, увы, исчезли безвозвратно.

- Как-то, перебирая папку с деловыми бумагами, я наткнулась на любопытный документ, - рассказывает Галина Шигапова, инженер-строитель “Приморрыбвода”, которая работает здесь почти четверть века. - В письме на имя главного бухгалтера Главрыбвода (г. Москва) Ю. Н. Баркова, датированном 16 июня 1977 года, заместитель начальника “Приморрыбвода” Э. А. Миникеев, в частности, сообщает, что “...направляются материалы по деятельности т. Арсеньева В. К. в органах рыбоохраны, которые имелись в архивах управления “Приморрыбвода”. Приложение на 15 листах”.

Поиски этих документов ни к каким результатам не привели. Рукописи бесследно исчезли...

Вместе с Галиной Шигаповой мы прошли по “лабиринтам” старого дома. О былом его великолепии свидетельствуют сейчас, пожалуй, лишь эллипсообразный вестибюль с поразительной акустикой да старинная медная дверная ручка с чуринским “вензелем”. В бывшей арсеньевской квартирке размещаются сегодня склад и столярка. Кровля течет, штукатурка отваливается кусками - не спасает даже жидкое стекло, которое добавляют маляры в известь при побелке. В нескольких метрах море.

Дом не видел хорошего ремонта уже около 30 лет. Сейчас на самые неотложные работы - ремонт кровли и фасада - по подсчетам специалистов, требуется около 600 тысяч рублей. Таких денег у “Приморрыбвода”, понятное дело, нет. Раньше, в застойные времена, к пролетарским праздникам город находил строителей и здание приводили в порядок. Теперь эта традиция забыта. И некогда сиятельный дворец, который находится в самом сердце города, в его мемориальной части, ветшает на глазах. Засияют ли когда-нибудь его окна красотой и радостью? Дому нужна помощь.

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера