Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Долгожители Владивостока живут в нищете

Я обыкновенный владивостокский пенсионер. От “товарищей по несчастью” отличаюсь разве что почтенным возрастом - 87-й год на свете живу.

Когда-то я был молод, здоров и полон сил. Работал на военном заводе ТОФ, потом в строительной организации, позже перевелся на должность главного механика трамвайно-троллейбусного управления.

Уходил на пенсию в 75 лет, наивно полагая, что своим многолетним добросовестным трудом обеспечил себе благополучную старость. Получал свои 180 рублей и горя не знал. Но пришли 90-е, и случилось что-то страшное. То, чему я до сих пор безуспешно пытаюсь найти объяснение. Наши деньги превратились в гроши, вклады обесценились, а сами мы влачим полуголодное существование.

Я ветеран труда с 48-летним стажем, труженик тыла, имеющий награды, сегодня получаю пенсию 500 рублей. Пенсия жены - 350 рублей. Из них 200 - вынь да положь каждый месяц за квартиру. Еще 300 - мне на лекарства, 200 - на лечение жены. Она хоть и моложе меня почти на 10 лет, но здоровьем похвастать не может. О себе и говорить нечего: слеп на оба глаза, сердце больное.

Посчитайте, сколько при таком раскладе нам остается на жизнь! Чай, хлеб да дешевая рыба - таков наш ежедневный рацион. 200-граммовую упаковочку масла пытаемся растянуть на месяц, а вкус мяса и молока так и вовсе забыли.

Еще 2-3 года назад ситуация была не такой безвыходной. По крайней мере мы получали бесплатные лекарства. А теперь хоть ложись и помирай, никто о тебе не вспомнит.

В свое время мы вырастили троих детей. 50-летний сын - инвалид 2-й группы. С него какой спрос? Дочери раньше работали в системе “оборонки”, сейчас подались в поломойки. Они бы и рады нам помочь, да нечем.

Как-то обращался я в органы социальной защиты, думал, что хоть там кто-нибудь на нашу беду откликнется. Однако там меня встретили упреками: мол, вы и так много получаете, нечего из себя нищих строить. Кажется, большего унижения я никогда в жизни не испытывал.

После того как я отправил на имя Черепкова свой рецепт на 331 тысячу рублей “старыми”, дали мне в мэрии 300 тысяч и думать обо мне забыли. Конечно, они мосты и дороги строят, где уж тут о беспомощных пенсионерах беспокоиться.

Старость - не радость, особенно в нищете и болезнях. Что нам делать, как выживать, у кого просить помощи? Сидеть на улице с протянутой рукой или ковыряться в мусорных кучах?

Государство в свое время выжало из нас все соки да и выбросило, как ненужный хлам. Рано или поздно оно поступит точно так же с теми, кто сейчас стоит у власти, не желая протянуть старикам руку помощи.

От редакции. Адрес и телефон Ивана Кондратьевича Островерха имеются в редакции. Если в вас шевельнулось сострадание и вы готовы поддержать владивостокского долгожителя морально и материально, звоните в социальный отдел “В” (тел. 415-660).

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера