Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Жизнь

Дети Бобсона

За последние год-два тысячи владивостокских подростков оказались предоставлены сами себе, и большинство из них нашли себе пристанище... на рынке. На любом из местных базаров целыми днями толкутся безнадзорные дети: "шнуркуют" по торговым рядам, за малую денежку подтаскивают товар или убирают мусор, попрошайничают, подворовывают.

- Тянет их сюда то же самое, что собирает тучи чаек там, где спускают в море отходы рыбокомбината или канализационные стоки, - разводит руками директор рынка "Вторая Речка" Константин Попов. - На базаре всегда найдется какая-никакая возможность подкормиться.

...Среди дня вдруг похолодало, с моря налетел ветер, которым будто смыло куда-то почти всех тутошних мальчишек. А один так и сидит, нахохлившись, на леере ограждения возле притулившегося к универсаму павильона, будто принюхиваясь к сладкому запаху пончиков: рядом в окошке - автомат, откуда они, золотистые, падают в сахарную пудру.

- Парень, спрашиваю, - хочешь пончик?

Отвечает сипло, простуженно:

- Я девочка. Хочу, - и жадно жует горячее жареное тесто.

Никогда в жизни мне не доводилось видеть столь грязной девочки. Ее благополучные ровесницы уже прихорашиваются, наряжаются, кокетничая с одноклассниками, а у 13-летней Тани руки негра - черные, под носом засохшие сопли, на немытой щеке выделяется несколько шрамов. Куртка, брючата, натянутая на глаза вязаная шапчонка, драные кроссовки - все это, похоже, с чужого плеча.

Таня - местная. Говорит, что матери у нее нет, отец пьяница, а старший брат сидит в тюрьме. Скорее всего, дома девочка не бывает, ночуя где-нибудь в подвале. Дни проводит на рынке, знает всех здешних ребят и отчаянно завидует тем из них, кто оказался под покровительством “дядьки”.

Так называют подростки Владимира Спиридонова, который нынче является членом церковного совета православной общины старообрядцев.

- Я их учу не нюхать клей, не воровать из машин, креститься двуперстием, - рассказал корреспонденту “В” Владимир Георгиевич. - Купил им куртки, полусапожки меховые. Обедом кормлю - здесь, в “Трактире”, либо в столовой музыкального училища. И проповедую постоянно. Мне самому интересно. Я хорошо представляю себе, как же Господь был со своими 12 апостолами.

Впрочем, повадки этих ребят вряд ли напоминают апостольские. В прошлом году и милиции пришлось вмешаться, когда они облюбовали для своих шумных сходок пустовавшее тогда помещение магазинчика в жилом доме N 24 на улице Енисейской: юные токсикоманы лишили покоя обитателей соседних квартир. А корреспонденту “В” довелось видеть, как один из мальчиков зашел в парикмахерскую Дома быта и по-хозяйски взялся за телефон:

- Дядьке позвоню, он за нами должен приехать.

Тем временем парикмахерши прижали руками свои сумочки и нам, клиенткам, тихо посоветовали:

- Присматривайте за своими деньгами, эти ребята не пропустят что плохо лежит. Ведь это - дети Бобсона...

Иван, Рома, Злой и другие их товарищи гордятся, что у них есть “шеф”. Злой, кстати, - кличка, но мальчик охотно на нее отзывается. Ведь и самого “шефа” многие во Владивостоке знают не как Спиридонова, а как Бобсона, в свое время получившего изрядный срок с конфискацией имущества по ст. 147 ч. 3 за мошенничество, причинившее значительный ущерб потерпевшему, и отсидевшего в ИТК-31 “от звонка до звонка”.

А несколько лет назад, о чем с удовольствием рассказывает Спиридонов, на него снизошла божья благодать: возвращался как-то из казино, и было ему знамение - сошествие Святого духа.

- У меня ладони стали светло-серебристого цвета, как бенгальский огонь, - вспоминает Владимир Георгиевич. - Я даже после этого сигарету с гашишем не смог закурить: стошнило.

С тех самых пор, как говорит Спиридонов, он уверовал в бога и сейчас в полной мере ощущает себя проповедником, хотя “меня прошлое мое тянет через моих друзей”. Но я отошел от уголовного мира. Работаю по коммерции, у товарища в магазине. Правда, с бизнесом плохо получается. Значит, то шару сбиваю, то еще что. Я же милостыню творю”.

Владимир Георгиевич не скрывает, что и сейчас порой старые друзья приглашают его на разборки, помочь “перетереть” какой-нибудь спорный вопрос. Но уточняет, что отказывается, поскольку “на самом деле я сам себя никогда не относил к авторитетам”. Тем не менее источники “В” из компетентных органов плохо верят в перевоплощение Бобсона. Да и завсегдатаи вышеупомянутого базара, имеющие постоянные места в торговых рядах и невольно наблюдающие за дружбой “дядьки” с мальчишками, не сомневаются, что из них он готовит себе и старым друзьям смену.

- Как говорится, дай-то бог, чтобы это было не так, - сказал корреспонденту “В” директор рынка Константин Попов. - Хочется верить в хорошее. И если бы мой Володька попал под чье-нибудь влияние, я бы не был этим доволен. По меньшей мере, заинтересовался бы: что это за человек, которому мой сын буквально смотрит в рот? Чему он учит ребят? Беда в том, что эти мальчишки, кому вторым (а то и первым) домом стал рынок, в нашем городе никому не нужны. Ни родителям, ни школе, ни обществу в целом. Выходит, нужны они разве что Спиридонову...

К счастью, это не совсем так.

Сегодня в полдень у морского вокзала добрая женщина Рэйчел будет кормить наших беспризорников. Она приехала во Владивосток из Новой Зеландии по другим делам, но самое глубокое впечатление произвели на чужеземку не развивающееся в Приморье малое предпринимательство или перспективы туристического бизнеса, а слоняющиеся возле морвокзала грязные, обносившиеся, с голодным блеском в глазах подростки, явно обойденные чьим бы то ни было вниманием.

К ним Рэйчел, отложив все прочие дела, и спешит теперь по 3 раза в неделю с полными сумками еды. В этом вопросе языковый барьер понимать друг друга не мешает. Бывает, новозеландку с нетерпением ждут и надеются на нее до двух десятков голодных мальчиков и девочек. Одна из них, 14-летняя Лена, сказала корреспонденту “В”:

- Рэйчел мне стала вроде мамы.

Оказывается, не так уж и сложно заслужить столь почетное звание: накорми, по возможности приодень, но только не мешай вольной жизни, которая уже привычна этим подросткам. Поэтому “вроде мамы” они отнюдь не воспринимают Людмилу Бойчук, начальника детского приемника-распределителя, что нынче именуется центром временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей. Хотя Людмила Ивановна и другие сотрудницы этого учреждения на улице Амурской озабочены не только тем, чем сегодня насытить ребят, но и будущим приморских беспризорников.

- Убежавших из семьи, к примеру, после ссоры с родителями мы развозим по домам, стараемся как-то помирить, наладить взаимоотношения, - рассказывает Людмила Бойчук. - Если выясняется, что ребенок подался в бега от пьянства матери, голода, побоев, то устраиваем его в интернат или в очень хороший приют “Гармония”, что в Артеме. Оставшихся совсем без призора - сирот или тех, у кого родители попали в тюрьму, - оформляем в детский дом.

Только в марте через приемник-распределитель уже прошло около 30 таких детей. Но это, как выяснилось, немного: вот распогодится, станет теплее, и все мы увидим на улицах (а значит, и в центре временной изоляции несовершеннолетних) гораздо больше беспризорников. На Амурскую, 19а их доставляет в основном “железнодорожная” милиция. У нее есть собственное подразделение инспекции по делам несовершеннолетних, и подчиненные Ольги Зайцевой каждый день ходят по вокзалу, платформам, электричкам, поездам, разбираясь со всеми беглецами-путешественниками.

Это дети из Шкотово, Арсеньева, Хорольского и других районов края. Кстати, приемник-распределитель и предназначен-то именно для приезжих. Во Владивостоке же в поле зрения инспекторов по делам несовершеннолетних попадают, как показало расследование корреспондента “В”, не “просто” безнадзорные ребята, а только правонарушители, уже замеченные в каком-то серьезном проступке либо преступлении. Например, в ИДН Советского РОВД удивились вопросу, знают ли они подростков, которые ежедневно с утра до вечера “тусуются” на рынке возле второреченского универсама: мол, если эти хлопцы “еще ничего не сделали”, откуда им быть в здешней картотеке?

А поскольку в нашей стране давно не бытует миф о всеобщем обязательном среднем образовании, то и школа нынче не интересуется, почему тот или иной подросток больше не ходит на уроки и кто им теперь занимается: Бобсон или Рэйчел...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера