Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

БЛЕСК И КРОВЬ ОРЕХОВОЙ “ПУТИНЫ”

Горный Сихотэ-Алинь, словно почувствовав запредельные муки бытия своего обнищавшего населения, выдал небывалый урожай кедровых орехов. Выдал и погоду, при которой шишка, тяжелея от выпадающих то и дело дождей и снега, осыпается с деревьев уже более двух месяцев.

Кто ни разу не шишковал, считает взятые здесь деньги дармовыми. Кто исходил по хребтам (а добрый кедр растет именно в горах), кто измотался на переработке шишки в кондиционный орех, тот знает, что этот труд ничуть не легче заводского либо крестьянского. А заводы стоят. На “Прогрессе”, к примеру, зарплату не получают уже почти 2 года. В сельхозтовариществах центрального региона, который и пересекает с юга на север Сихотэ-Алинь, без живых денег народ бедствует и того дольше.

Арсеньев до сих пор благоухает запахом кедра, исходящего от куч шелухи, во множестве виднеющихся на огородах и у кооперативных гаражей. До сих пор на главных городских автотрассах дежурят приемщики кедрового ореха - до 30 точек ежедневно. Ноябрь на исходе, а народ все движется к ним. Начинали принимать орех по 4 рубля за килограмм, сегодня до 30 доходит. У одного из приемщиков спросил:

- Доколе дежурить на дорогах собираетесь?

В ответ услышал:

- До последнего! Пока будут сдавать орех. Считай, до полного снега.

Есть, стало быть, стимул народу вновь и вновь бороздить тайгу. Есть... Некоторые уже на этом промысле если не озолотились, то осеребрились - точно. Большинство же самодеятельных промысловиков выходит в тайгу не от жиру. Вот сосед мой рад-радешенек: сдал 2 мешка орехов на 1,5 тысячи рублей - и купил кое-что на зиму внучке, жене - китайские “чуни”. На нормальные кожаные сапоги все равно не хватило.

Приятель всей семьей смог добыть аж 4 мешка орехов, но и этим не расплатился за коммунальные долги, которые за ним с позапрошлого года. А тоже надо хоть какую-то обнову к зиме.

Кедровый орех, обернувшийся для многих тысяч приморцев звонкой монетой, тут же явил и трагедии. Так, в тайге под Чугуевкой случилась драка между шишкарями и заехавшими сюда на отдых молодцами. В итоге - труп, еще одного мужика едва выходили в больнице. Чуть ли не ежедневно милицейские сводки пестрят фактами воровства кедрового ореха либо шишек из сараев и гаражей.

В лучшем случае “подоить” тайгу смогла лишь 10-я часть населения - самая подвижная, моторизованная, знающая заповедные места, а вот отдуваться приходится всем. Продовольственный рынок будто остервенел, почуяв добычу, узрев у рядов своих нового покупателя. К концу октября после недолгого затишья цены вновь устремились ввысь. На яйца, на сливочное и растительное масло, на свежемороженую рыбу и мясопродукты. Например, цена развесного сливочного масла рванула с 50-55 рублей за килограмм до 65-70 рублей, вологодское, в 200-граммовых упаковках, тянет теперь на все 80. Это - в Арсеньеве.

Шишкарю же, одевшему-обувшему семью, не до этих логических связок. Он говорит: “Спасибо тайге и братьям-китайцам”. Тайге - понятно за что. Но и за что китайцам - понятно. Именно в Поднебесную движется практически весь этот кедровый поток, каковы бы ни были лицо и разрез глаз приемщика орехов на перепутьях Сихотэ-Алиня. В Китае умеют перерабатывать орех в ценнейшие кулинарные масла. Говорят, и в лечебные, для тибетской медицины. Добытые из орехов ядра китайцы продают в США.

А мы ничего не умеем. Кроме как запрещать и ограничивать. Я сознательно не заостряю внимание на массовом нарушении сборщиками лесного законодательства, местных правовых актов. Ибо любому запрету нужно дать объяснение. Мы же все помним, как еще недавно унижался пришедший из тайги мужик перед закупщиком из коопзверпромхоза. Бывало, шишкарю такую “лабораторию” разведут - на мусор, на пустотность, - что мешок порой вдвое усыхал. И сдавали орех за копейки. А здесь взвесил, качество - на глаз (кому надо, орех доработает на производстве), а расчет тут же к обоюдному удовлетворению.

Странно, что наши перерабатывающая промышленность и фармацевтика так и не освоили толком ореховое производство. Но здесь, наверное, больше вина науки, даже не включившей кедр в перечень лекарственных растений. Хотя известно, например, что в народе используют при простудных заболеваниях настой на кедровой шишке, а как противогипертоническое - хвойно-медовые ванны.

Увы, мы все еще любим кедровый орех на бытовом уровне - за вкус его ядрышек, добываемых в свободное время лузганием орешков. Вот и все наши понятия об их потребительских свойствах...

P.S. В материале на эту же тему “Ореховый пожар” (4.11.98 г.) Партизанский химфармзавод ошибочно назван фармацевтической фабрикой. Работники фармацевтической фабрики во Владивостоке приняли содержащиеся там упреки в свой адрес. За что мы приносим свои извинения.</P>

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера