Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Жизнь

Аты-баты... Не хотят в солдаты?

В преддверии очередного призыва в вооруженные силы волнуются родители, “залегают” в больницы мальчишки, изыскиваются громадные суммы для покупки фиктивных справок. И вновь возникают вопросы об альтернативной службе.

Несмотря на то, что право на замену воинской службы альтернативной гражданской записано в Конституции, реального закона, гарантирующего это самое право, до сих пор нет. Первое его чтение прошло в Госдуме 4 года назад. С тех пор тишина, не до того сейчас нашим законотворцам. Зато социологи, задававшие вопрос “Нужна ли России альтернативная гражданская служба?”, получили 73 процента положительных ответов. Большинство опрошенных полагают, что при законодательном введении альтернативной службы количество преступлений в армии уменьшится, а ее боеготовность повысится.

“Я долгие годы была упертой, воспитывала в сыне патриотизм, стремление стать защитником родины, - рассказала Ольга М. - Даже когда стали просачиваться слухи об Афганистане, я говорила ему, что мужчина обязан выполнять интернациональный долг. Но потом моя точка зрения диаметрально изменилась. В Армении наши мальчишки какой долг выполняли? А в других горячих точках? Мы воспитываем сыновей не для того, чтобы из них делали убийц”. Ольга рассказала, что ее решение уберечь ребенка от службы в армии окрепло после того, как она увидела сыновей своих подруг, вернувшихся домой со следами побоев, истощенных дизентерией и прочими болячками. Ей повезло - мальчик поступил в вуз, женился и, похоже, до 27 лет доживет спокойно. Зато ее приятельница Светлана, у которой сын подлежит призыву на следующий год, сказала: “Я категорически против армии! Так и напишите - с 4 восклицательными знаками. Все продам, справку куплю, сколько бы она ни стоила, но в армию он не пойдет”. Кстати, поинтересовалась я, сколько стоит такая справка? От 2 до 4 тысяч долларов, ответили, кому как повезет. Неужели можно купить военно-врачебную комиссию? Вопрос оказался наивным. Ведь теперь медицинское освидетельствование призывники проходят не в военном госпитале, как несколько лет назад, а в одном из медучреждений, закрепленных за определенным районом. При нынешней нищете медиков у всех ли хватит сил отказаться “подзаработать”?

Некоторые мальчишки, с которыми удалось побеседовать, говорили, что все-таки предпочли бы не покупать фиктивные бумажки, не бояться разоблачения, а спокойно выполнять альтернативные обязанности, пусть тяжелые и более длительный срок, но недалеко от дома, в хорошем коллективе “пацифистов”.

Только что такое хороший коллектив? “Поймите, - сказал капитан

2-го ранга Андрей Бажин, - неуставным отношениям не в армии обучают. В любом школьном классе, в студенческом общежитии есть слабаки, неряхи, стукачи, которых не любят и унижают. Армия - лишь зеркало нашей жизни”. Кривое какое-то зеркало. О солдате, расстрелявшем своих сослуживцев в Читинской области, знавшие его до призыва говорили только добрые слова и были поражены его поступком.

На организацию альтернативной службы нужны большие деньги. И чрезвычайно сложно будет решить, серьезно ли обоснован отказ молодого человека от выполнения своего воинского долга. Скорей всего призывники будут говорить о невозможности служить по религиозным причинам. Однако, как убежден военный комиссар Ленинского района Владивостока полковник Владимир Бадеев, “все основные религии мира - буддизм, христианство, конфуцианство, индуизм, ислам, иудаизм - не проповедуют отказа от военной службы”. Сколько же представителей различных конфессий должно быть в комиссии, решающей судьбу молодого человека? Но может быть, и не эта причина будет основной? С 1988 года по сей день в Ленинском райвоенкомате Владивостока, например, зарегистрировано только 3 заявления об отказе проходить действительную военную службу по религиозным убеждениям. Порою молодой человек не может внятно объяснить, почему он не хочет служить в армии. Тогда это означает одно - ему просто не хочется тянуть солдатскую лямку. Однако в Швейцарии, одной из последних введших альтернативную службу, число отказников сократилось в 20 раз. У нас же количество уклоняющихся растет стремительно. Причем лидерами в этом стали Москва, Московская область, Санкт-Петербург и Дагестан. Кто-то требует реализации своего конституционного права на альтернативную гражданскую службу из принципиальных соображений, кто-то просто пренебрегает своими обязанностями. В любом случае проблема эта животрепещущая.

Сейчас Санкт-Петербург предлагает провести у себя эксперимент, направив не желающих идти в солдаты, на службу в качестве санитаров в медицинские учреждения, дома-интернаты для престарелых и инвалидов. Как рассказал руководитель рабочей группы по подготовке планируемого эксперимента Вячеслав Щербаков, сначала ребята получат необходимую профессиональную подготовку. Альтернативная служба не просто разрешит проблему массового уклонения, но и реально поможет городу. Младшего медперсонала катастрофически не хватает, нередко лежачие больные весят по 80-90 кг, а таскают их на себе хиленькие санитарки. Вот тут и смогут здоровые юноши, отказывающиеся служить из-за религиозных и нравственных убеждений, проявить гуманизм и доброту на деле. Однако когда поинтересовалась мнением старшеклассников, ребята замялись: это сколько же служить придется, года 3 или 4? За умирающими горшки выносить? Перспектива их не очень обрадовала. Но это в Санкт-Петербурге. А у нас об экспериментах даже никто и не заговаривает.

Кстати, насчет дефицита кадров. Офицеров тоже не хватает. Окончившие вузы, в которых есть военные кафедры, и получившие лейтенантские звания отнюдь не стремятся “отмотать” 2 года с погонами на плечах. “Это просто вычеркнутые из жизни годы, - сказал мне молодой врач Игорь Смирнов. - Коллеги за это время уйдут далеко вперед, карьера, считай, загублена, все придется начинать с нуля”. “Мальчишку нельзя воспитывать слюнтяем, не умеющим постоять за себя, но и недопустимо ломать судьбы тех, кто выбрал другой путь. Пусть служат те, кто сознательно выбрал военную стезю”, - соглашается его мать Валентина Федоровна.

Однако “ломают судьбу” иногда и сами молодые специалисты. В Ленинском райвоенкомате мне рассказали о лейтенанте Б. Будущий юрист заключил контракт, обязывающий его после получения диплома 2 года посвятить службе в армии. Однако планы свои вскоре изменил. Только вот незадача - такой контракт разорвать невозможно. Дело дошло до суда. Наказание он получил, на первый взгляд, не суровое - штраф в 200 минимальных размеров оплаты труда. Но сама судимость по сути поставила крест на карьере юриста. Такой же крест на будущем своих детей ставят и некоторые сердобольные матери, правдами и неправдами раздобывающие справки о психическом нездоровье своих детей. Бывает, потом слезы в военкомате льют, но “приписанная” шизофрения остается как клеймо на всю жизнь.

О какой альтернативной службе можно говорить, когда некому прикрыть наши границы, когда уменьшается население и все больше юношей по состоянию здоровья не способны вообще заниматься более-менее тяжелой работой? Такие вопросы задавали мне офицеры. И добавляли: каждый мужчина - прежде всего защитник, наемников в России (за исключением казаков) никогда не водилось, это противоречит нашим традициям. Вроде бы все правильно говорят люди в погонах, рассказывая, что в Германии для прохождения альтернативной службы необходимы веские основания и великое множество документов, что в Америке генералы мечтают о смешанном комплектовании армии, что служба в вооруженных силах должна быть престижной. Должна, но пока не стала. Поэтому и борются с государством испуганные матери, “косят” от армии пацаны.

Кроме кадровых военных только

9-летний Митя Попов ответил мне: “Служить в армии нужно. А то кто будет защищать страну?” Что он скажет в 18 лет?

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера