Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Жизнь

Александр Дольский: “Да, я влюблен в свою семью”

Встречей с хорошей поэзией, с виртуозной гитарной музыкой стали концерты Александра Дольского, прошедшие во Владивостоке, организованные фондом “Приморские струны”. Знаменитый бард, автор и исполнитель многих чудных песен, Дольский отличается от своих собратьев по творчеству именно великолепной игрой на гитаре, отточенными аранжировками (одновременно с Уральским политехническим он окончил заочное отделение Гнесинского училища), философичностью и глубиной поэтических текстов. “Наш” человек, он и в бурное рыночное время остается интеллигентным, с блестящим чувством юмора, знающим, что в этой жизни - истина, а что - шелуха.

- Александр Александрович, помните, очень давно вам звезда упала на ладошку, и вы загадывали желания: “Я хочу любить и быть любимым. И хочу, чтоб не болела мать...” Что бы вы загадали теперь?

- То же самое. Разве что мамы уже нет в живых, но я бы пожелал, чтобы жена никогда не болела, чтобы дети были счастливы...

- Из серьезного ученого почти 20 лет назад вы перешли в искусство, начинали работать в театре Аркадия Райкина. Писали потом, каким удушливым, лживым было то, “застойное” время в науке, и лишь театр Артиста давал ощущение свободы. А нынешнее - какое?

Цитата из песни:

“Москва золотоглавая звонит в колокола,

Шикарною шалавою среди беды и зла,

Среди страны униженной...”

- Да вы уже и сами поняли, каким я его считаю. Главная беда в том, что страной руководят бездарные, преступные люди. Это было при коммунистах, это есть и сейчас. Но вернуть старое - нет, не хочу. Это все - издержки свободы, порой страшные, но за свободу же надо платить.

- А вообще вы знаете в какой-нибудь эпохе и в какой-нибудь цивилизации счастливые для человека времена?

- Конечно. В Европе сейчас хорошо, в каком-то смысле. Только вот ведь какая штука: уходят одни проблемы, но человек ищет себе другие. Недавно я потерял своего друга, он немец, славист, преподавал русскую литературу у себя в Германии, молодой, все было. Но покончил жизнь самоубийством: несчастная любовь.

- Александр Александрович, вы отец троих сыновей. Как складывается их судьба?

- Старший, Александр, оканчивает 4-й курс медицинского института, средний, Павел, учится на 2-м курсе Российской академии художеств в Петербурге, младший, Петя, пока в школе, занимается музыкой. Они хорошие люди, добрые, умные ребята, ведут себя прекрасно, я доволен ими.

- Как получаются такие мальчики?

- Наверное, потому что я не жалею для них ни любви, ни времени, если не в поездке, я все время с ними. Встаю, кормлю их завтраком, готовлю, встречаю их, беседуем, все обсуждаем.

- А мама?

- Мама тоже, конечно, принимает участие. Она по профессии скрипачка, хотя давно уже оставила свою работу.

- Поэту без любви нельзя. Вы влюблены сейчас? В кого-нибудь или во что-нибудь?

- Да, но все в моей жизни просто: влюблен в свою семью.

- Вы человек театральный, какие столичные постановки последнего времени вас удивили?

- Пожалуй, я не большой знаток в этом вопросе. Единственное, что вижу, - сплошную тенденцию угождать публике, причем той, у которой много денег и плохой вкус. Скажем, на щит поднимают театр Виктюка - я к нему отношусь прохладно, меня мало волнуют все эти сексуальные наклонности. На мой взгляд, это все обочина искусства. Настоящий русский театр - реалистический. А у них там - свои тусовки, фестивали, они хвалят друг друга. Я человек совершенно не тусовочный, меня все это тяготит. Поэтому избегаю “появляться в источнике бед, в эпицентре московского рая при дворе торопливых побед...”

- Почему вас совсем не показывают по телевидению?

- А вот потому же все. Мне на концерте задавали такой вопрос, спрашивали, дорого ли попасть на ТВ. Я вам скажу: сегодняшние два основных телеканала - это “коза ностра”, я им и 5 рублей не дал бы, бандитам. Телевидение - это власть, безумные деньги, потому они и артистов выбирают по своему вкусу. Или, скажем, Солженицын не в их вкусе, так что у меня неплохая компания. Иногда, в минуты пессимизма, в голову приходят вообще грустные мысли: с культурой в стране происходит страшное, скоро вообще любого талантливого артиста будут просто отстреливать - его же собратья, за нестандартность. Но потом отхожу и думаю: нет, русская культура очень сильна, вся шелуха сойдет...

- Что вы читаете?

- Перечитываю то, что люблю: Платонова, Зощенко. И не в юморе последнего дело: это великий философ, стилист, поэт. Стараюсь не пропустить новых публикаций, вышла книга Григорьева, гениального русского поэта, его нет уже в живых.

Иосиф Бродский как-то хорошо очень сказал: величайший грех в жизни - это когда не читают книг. Согласен с ним. Когда ты перестаешь читать книги, тогда для тебя поют все эти эстрадные певцы.

- В каком трудовом коллективе вы себя осознаете?

- Я давно работаю сам по себе, гастроли по стране, много поездок за рубеж, люблю ездить в Германию, там публика хорошо чувствует музыку, любит русский язык, в других странах пою для русских - Франция, Австралия, Израиль, США. Вышли две книги стихов, несколько компакт-дисков, один из них содержит только инструментальную гитарную музыку в стиле Фрэнсиса Гойи. Одно издательство выпустило даже книжку с репродукциями моих картин и факсимильными рукописями стихов.

- Александр Александрович, вы - поэт, умеете говорить особым языком. Что вы цените в женщине?

- Женщина, утверждаю я, лучше человека. Она терпелива, надежна, гораздо надежнее мужчины. Я не буду говорить про красоту, а вот ум у женщин совсем другой. Я и детям своим говорю, когда они сердятся, что мать что-то не так понимает: не она - вы глупее, она - просто другая...

comments powered by Disqus
В этом номере:
Выше некуда

Рост цен на рынке недвижимости Владивостока в мае-июне наконец-то приостановился. Об этом корреспонденту "В" сообщил директор Дальневосточного маркетингового центра Сергей Косиков.

На заметку

Вечер памяти первого военного губернатора Приморской области контр-адмирала Петра Казакевича пройдет сегодня в музее имени В.К. Арсеньева во Владивостоке.

Положительный имидж дворника

Управляющая компания Фрунзенского района Владивостока решила бороться за престиж рабочих специальностей, проводя соответствующий конкурс на подведомственных территориях.

Граница международных учений

Во Владивосток из южнокорейского порта Пусан вернулся пограничный сторожевой корабль "Приморье", который принимал участие в форуме пограничных ведомств (береговых охран) государств северной части Тихого океана. В учениях на море были задействованы моряки из России, Японии, Республики Корея, США, Канады и Китая.

Ученые недовольны

Ученым Российской Академии наук не нравится технология проведения реформ, которые затеяло правительство РФ до 2008 года. К примеру, в профсоюзной организации ДВО РАН возмущены тем, что придется сокращать не ставки (как планировалось), а живых научных работников.

Последние номера