Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Мегаполис

За себя и за того парня

"Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет" - эти слова знаменитой в советские времена песни пробуждали гордость за державу и как нельзя более точно выражали вековую мудрость. Ведь без уважения к старости невозможно развитие морально здорового общества.

"Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет" - эти слова знаменитой в советские времена песни пробуждали гордость за державу и как нельзя более точно выражали вековую мудрость. Ведь без уважения к старости невозможно развитие морально здорового общества.

Такие разные люди одной страны

- Обратите внимание, какие вещи в наше время произносятся с трибуны! Я слышала, как Хакамада говорила: что вы там за пенсионеров беспокоитесь, чем раньше умрут, тем больше денег останется, - рассказывает Мария Попова, Герой Социалистического Труда, почетный житель города Находки. - В моем лице говорит поколение. Народ России, который кровь проливал, в лишениях, в голоде, в холоде защитил страну. И эти люди доживают свой век в нищете, бедности и в постоянном обмане.

Раньше тоже было очень много неправильного, и я это не затушевываю. Но речь об отношении к людям. Раньше был профсоюз, и не дай бог, руководитель на один день задерживал зарплату, он завтра же оказывался "на ковре" у секретаря горкома партии. А в случае рецидива он просто выкладывал партбилет!

Говорят: коммунисты воровали! Воровали, но не все. И народ жил. Конечно, платили нам тогда тоже несправедливо мало. Когда в 1960 году мне присвоили звание Героя (чтобы присвоили такое звание, нужно было трудиться не покладая рук и на самых сложных объектах, это сейчас подобные вещи не производят должного впечатления), больше 300 рублей получать я не имела права. Определили потолок. 150 рублей была персональная пенсия и 150 - зарплата, хотя на работе я могла получать и больше.

"...Случилось это, когда работала грейфером на перегрузке угля. Освоив элементы скоростного режима, Попова повела кран в быстром темпе. Она действовала так, как представляла себе десятки раз в мыслях, и с каждым циклом крановщицей овладевала все большая радость. Казалось, сердце отстукивало в такт смыкающимся челюстям грейфера...
И вскоре во всех уголках порта узнали о новом скоростном рекорде, поставленном крановщицей - шестьдесят циклов за шестьдесят минут! Результат небывалый!".
"Красное знамя", 28 мая 1957 г.

Жили впроголодь. Не во что было одеть детей, некуда посадить гостей. А ко мне постоянно приезжали иностранные корреспонденты: Австралия, Аргентина, Франция, ФРГ, Чехословакия, Болгария - все флаги в гости к нам. И тогда муж пошел в море.

И когда он стал зарабатывать, пошли сплетни, поскольку мы могли позволить себе мало-мальски обставить квартиру. А ведь это нужно было и для престижа города.

Как мы жили, как работали? Думая о родине, потом о себе. За себя и за того парня. По-другому жить мы не умели, так мы были воспитаны. Я в 48-м году в январе устроилась в порт работать ученицей, у меня не было платка, и мама выменяла у японцев портянки, сшила их, и я в таком импровизированном платке ходила. И мы были счастливы. Полуголодные, полураздетые и - счастливы.

"...Она подняла с пола пустую бутылку, сунула одному из гостей в карман:
- Убирайтесь.
Наконец захлопнулась дверь, и в комнате общежития воцарилась тишина.
- Почему они тебя слушают?
Она и сама не знала. Что-то сильное и непреклонное угадывалось в ее характере и проявляло себя в жестах, словах, интонациях:
Мария уткнулась беретом в подушку:
- Да... слу... слушают... я их, как чертей... боюсь".
"Красное знамя", 27 сентября 1961 г.

Находкинский торговый порт на моих глазах и в какой-то степени моими руками строился. И руками тех, кто работал в то время, тех, кого остались единицы. При нас взрывали сопки, которые были чуть ли не до берега, водолазы расставляли под причалом огромные массивы. Засыпался грунт, в емкость выгонялась вода, а железнодорожники ровняли полотно, которое предназначалось для укладки путей для кранов и железнодорожного транспорта, потом укладывали шпалы, рельсы. И мы должны были проехать на кране по рельсовым путям, которые только-только были нанизаны на шпалы. А кран тяжелый, тонн 80-100, при езде качается. Еду и думаю: куда свалюсь - в бухту или на причал?

Все порты завалены древесиной, лес рубят и рубят, везут его за границу, распродают. В наше время тоже продавали, но не в таких количествах. Уже и климат меняется из-за того, что вырубили лес, а его все рубят и рубят: А дальше-то что?

Это страшное слово "квартплата", этот страшный российский жилфонд

- Надо мной иногда смеются: ты столько лет была членом ЦК КПСС, горкома и крайкома, столько сделала для порта и города - и не смогла себя квартирой обеспечить (Мария Георгиевна живет в Находке в частном доме без услуг). Поначалу-то, в 50-м году, когда мы сюда въехали, наш дом считался коттеджем, так жить было престижно. А потом руководство порта уговаривало переехать. Но у нас хватило ума не уйти в благоустроенную квартиру. Теперь это - перебои с отоплением, фантастические расценки на коммунальные услуги.

А тут все свое, порт 20 лет назад помог мне с ремонтом. Правда, сейчас пришли молодые руководители, и на свою последнюю просьбу укрепить фасадную опорную стенку я получила отказ. Мне ответили: "Вы же знаете, как все это сейчас", - и положили трубку. А стенка валится, надо что-то делать, чтобы нас не смыло и чтобы мы не задавили соседа.

Возле забора Марии Георгиевны навалены деревья и доски, а сам забор заметно перекосило. Видно, завал этот так и не будет разобран: этого не смогут сделать ни Мария Георгиевна, которая ходит только с палочкой, ни Павел Александрович, ее муж - астматик, который слова-то с трудом произносит и только на выдохе - так тяжело он болен.

"- Готово! Вира! - сигналят с земли. Теперь надо бережно перенести эту танцующую в воздухе десятисантиметровую пачку, пронести так, чтобы не столкнуться с работающим рядом краном, не задеть надстроек парохода: Попова - вся внимание. Сейчас, в эти минуты, определяется ритм погрузки, будет найден наилучший, самый экономичный сектор поворота".
"Красное знамя", 20 марта 1960 г.

8 марта. Владивосток. Мария Попова напуствует молодое поколение. Фото Юрия МАЛЬЦЕВА, Владивосток- А ведь у других пенсионеров, у кого квартиры, - продолжает Мария Георгиевна, - вся пенсия уходит на квартплату. И они голодают. Некоторые по разным причинам не могут получить субсидию. Пока соберешь все справки!

В советские времена начальники знали все, а перед праздниками дежурили, и если, не дай бог, где-то какая кочегарка не дала топлива, то тут же принимались меры. Секретари, председатели горисполкома знали все заслонки, они знали всех кочегаров: кто добросовестно работает, кто пьет, кого можно вышвырнуть, кого - похвалить. Все знали, что в городе делалось. И ни одна жалоба без расследования не оставлялась. Человек пришел - он получил удовлетворение, с ним поговорили, помогли.

Йод, касторка...

- Лекарства теперь дорогие, все импортное. Чтобы получить льготное лекарство, нужно заранее записаться, просидеть в поликлинике, потом в аптеке часа четыре. Одно лекарство есть, другого нету.

Я недавно переболела острым бронхитом, было подозрение на воспаление легких. Пошла с рецептом за лекарством - лекарства нет. Поскольку пенсия у меня приличная, я купила - около 300 рублей. Отлежала в больнице, меня вылечили, и потом уже, когда прошел месяц, я это лекарство получила. Да зачем оно мне нужно!

А многих действительно помогающих препаратов нет в перечне льготных лекарств, и больному либо приходится самому покупать нужное лекарство, либо отказываться от эффективного лечения, принимая то, что есть - абы что.

Врачам столько нужно писать рецептов и отчетов, что у них не хватает времени поговорить с больным. Сценка из жизни. Главврач спрашивает лечащего коллегу: "Почему не сдали отчет?". "Да некогда, - говорит тот. - Больные идут и идут, жалуются, вот я и не знаю, что делать: их слушать или отчеты писать...".

А министр Зурабов с трибуны: проехал по стране - везде все в порядке. Раньше с воспалением легких лежали 21 день, он выступил и предложил ограничить время лечения каких бы то ни было заболеваний пятью сутками: оборачиваемость коек-то нужна. Тогда Путин его поправил: как это так, ведь есть заболевания, которые лечатся месяцами.

"Грузчики подняли руки, и она послала стрелу вверх; груз постепенно оторвался от земли и поплыл по воздуху. Трос натянут как тетива. Еще поворот - и взрывчатка пошла на снижение: теперь ее нужно опустить на уготовленное место в глубину трюма. Почему-то вспомнилось, как она укладывала спать сынишку. Такой был чуткий! На руках уснет, а попробуй переложить на кроватку! Она опускала его так бережно, что он не шелохнулся. Теперь она несет в своих руках взрывчатку...
Она не помнит, как махали флажками отбой, как жали ей руки. Пришла в себя уже дома, было привычно и тепло. Сын собирался в школу. Павел, поворачивая ножом глазунью на сковородке, спросил:
- Не боялась?
- Мухи жужжали, отвлекали...".
"Красное знамя", 27 сентября 1961г.

Павел Александрович, мой муж - участник Великой Отечественной войны, ходить не может - астма в тяжелой стадии. Ему, как и другим ветеранам войны, государство обещало торжественно вручить ключи от машины. Я с палочкой вместо него бегала, оформляла документы. Нам машина нужна как воздух. Поставили его на очередь, где-то 50-й. Перед юбилеем Великой Отечественной поговорили об этом чуде, несколько машин по краю раздали. И потом в краевой администрации говорят, что все списки забрал Зурабов и - тихо, спокойно: Зачем гоняли людей: документы, очереди, врачи - все кабинеты, так "легко" было все это! Оформляли доверенность, так как муж не умеет водить, человек тоже бегал, тратил время. А ведь участников войны-то по пальцам пересчитать можно.

Увы, он счастия не ищет

- У нас хоть пенсия нормальная, голодными не сидим, и порадоваться есть чему: вот уже вторая правнучка родилась. А люди-то голодные. Народ, который строил это все ценой своего здоровья, становясь инвалидами, нищий.

Некрасивая картина, но это то, что есть. Вот так мы живем. Власти предержащие потеряли человеческий образ, променяли совесть на "золотого тельца". И не дают людям дожить спокойно. Уже некоторые старики говорят: да богатейте вы, все в могилах будем лежать, вы в богатых, мы - нет. Бог вам судья.

Справка "В"

Попова Мария Георгиевна трудовую деятельность начала 17 февраля 1948 года. Родом из крестьянской семьи, которая осела во Владимиро-Александровском. В 1943 году после школы была направлена по комсомольской путевке в ремесленное училище № 9 г. Владивостока. С 1945 года - слесарь-инструментальщик в шахте № 20 Сучана (ныне г. Партизанск). С 1946 года работала в Находке разнорабочей, официанткой, уборщицей в управлении торгового порта. С 1948-го по 1987-й - на кране. Дважды избиралась депутатом краевого Совета народных депутатов и многократно - депутатом городского. Была выдвинута на XXII съезд партии, на XXIII была избрана кандидатом в члены ЦК КПСС, с XXIV по XXVI являлась членом ЦК компартии.
Награждена медалью "Золотая Звезда", орденом Ленина, орденом "Знак Почета" и двумя орденами Трудового Красного Знамени. Постановлением главы администрации г. Находки от 18 мая 1997 года удостоена звания "Почетный гражданин города Находки".

Автор : Алла РОЖДЕСТВЕНСКАЯ, специально для "В"

В этом номере:
Желтые цветы для сеньора Коэльо

Здесь, у Тихого океана, Коэльо завершил свое путешествие по России, предпринятое не только с целью раскрутить новую книгу "Дневник мага", но и познакомиться с Россией, где так любят творчество сеньора Паоло.

Налог оказался не по зубам

Вчера в Партизанске состоялась акция протеста предпринимателей в связи с введением местными властями новых ставок единого налога на вмененный доход.

Гнус над Приморьем

Аномальная ситуация, по мнению многих жителей края, сложилась в последние дни в крае: тучи мошкары витают даже там, где ее никогда не было. Жалуются дачники из пригорода Владивостока, невозможно выйти на воздух в Шмаковке, Арсеньеве, грызут рыбаков на Ханке...

Австралийские буренки

Приморье первым в России начнет завозить из Австралии высокорепродуктивный племенной крупный и мелкий рогатый скот, сообщил корреспонденту "В" вице-губернатор края Юрий Попов. Первый теплоход с элитными животными прибудет уже в начале нынешней осени.

Прощай, казенный дом

Приморский край стал 16-м регионом, где патронатные семьи получат поддержку в рамках действующего законодательства. 17 мая губернатор Приморья Сергей Дарькин подписал краевые законы "О патронатной семье" и "О приемной семье", которые, по его мнению, позволят решить проблемы сиротства.

Последние номера