Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Политика

Новая "холодная война"?

Для тех, кто не очень пристально следит за умонастроениями западной политической элиты, прозвучавший из Вильнюса резкий выпад вице-президента США Ричарда Чейни в духе "холодной войны" оказался неожиданным. Однако следует заметить, что разворот западной политики в отношении России готовится не один месяц.

Для тех, кто не очень пристально следит за умонастроениями западной политической элиты, прозвучавший из Вильнюса резкий выпад вице-президента США Ричарда Чейни в духе "холодной войны" оказался неожиданным. Однако следует заметить, что разворот западной политики в отношении России готовится не один месяц.

У нашей страны на Западе плохая пресса, и она ухудшается. В США не так давно вышел доклад влиятельного cовета по международным отношениям, поддержанный видными представителями обеих ведущих партий, главная идея которого - ужесточение  политики в отношении России. Пару недель назад я присутствовал на представительном Брюссельском форуме, собравшем весь политический бомонд Старого и Нового Света, где идеи "жесткого разговора с Москвой" преподносились уже как само собой разумеющееся. Форум, по идее, посвященный вопросам трансатлантических отношений, занимался почти исключительно критикой России, что отражало распространение антироссийского синдрома и на европейской почве.

Давненько непонимание между нами и Западом не было столь очевидным, мифологизированность представлений о России и ее политике - столь вопиющей, а последствия обострения отношений - столь малопредсказуемыми. Любые слова или действия Кремля, свидетельствующие о какой-либо самостоятельности позиции, вызывают скоординированный взрыв яростного недовольства.

Когда мы говорим о собственном пути продвижения к демократии, это объявляется авторитаризмом, а в последнее время - диктатурой. В этом западным авторам активно подпевают отечественные либералы, отодвинутые на обочину политической жизни.

Попытка Москвы сформулировать свои национальные интересы, в том числе на постсоветском пространстве, объявляется  "возрождением империализма". Здесь, как напомнила недавно Кондолиза Райс, интересы имеет Америка. В хоре, исполняющем "антиимпериалистическую" тему, все более отчетливо звучат голоса не только Польши и прибалтийских государств, но также грузинского и украинского руководства, требующего в ускоренном порядке принять  Тбилиси и Киев в НАТО, дабы защититься от "российской экспансии". И, похоже, Запад готов пойти навстречу "угнетаемым свободолюбивым народам" и уже осенью приоткрыть для Украины и Грузии двери Североатлантического альянса, невзирая на очевидно негативные последствия такого шага для отношений с Москвой.

Когда Россия говорит, что в решении сложнейших проблем большого Ближнего Востока ни в коем случае нельзя отказываться от дипломатии, ее объявляют едва ли не спонсором международного терроризма. Именно это происходит сейчас в связи с обсуждением в СБ ООН подготовленной американцами резолюции по Ирану на основании статьи седьмой устава ООН (действия против агрессора), после принятия которой Тегеран просто выйдет из любого переговорного процесса, и о дипломатии можно будет забыть.

Когда Россия договаривается с Украиной о том, чтобы последняя платила за газ цену, близкую к рыночной (или вообще платила хоть что-то), это клеймится как "энергетический империализм", угрожающий безопасности Запада.

Почему обострение происходит именно сейчас, ведь ничего кардинально нового в последнее  время в России не происходило? Непосредственные причины нужно искать в США, где, как сформулировал один крупный знаток американских реалий, любая политика является внутренней. Главное событие в Соединенных Штатах - кампания по выборам в конгресс, которая проходит на фоне беспрецедентно низкой популярности республиканской администрации Джорджа Буша. Демократы атакуют широким фронтом, в том числе внешнюю политику Буша, сделав одной из тем его якобы "мягкость" в отношении России. Республиканцам надо реагировать, и они это делают.

В огромную проблему для всех превратился Иран. Вашингтон, давя в этом вопросе на Москву, решает две задачи: лоббирует свою сверхжесткую резолюцию, а заодно готовит "козла отпущения" на случай неудачи антииранских действий, в роли которого выступим мы. Рост цен на бензин - еще одна серьезная головная боль республиканцев, и тут опять же появляется Россия как новая зловещая угроза энергетической безопасности. И это при том, что мы являемся самым надежным поставщиком энергии на планете на протяжении последнего полувека.

Полагаю также, что у антироссийской волны есть и еще один аспект, связанный с предстоящим саммитом "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге. Налицо желание чего-то добиться от России (например, нужного голосования по Ирану), которой сейчас меньше всего хотелось бы омрачать  разногласиями  свое первое в истории председательствование в G-8.

Но сиюминутные причины антироссийского обострения не должны заслонять факторы более долговременные и фундаментальные. Критика России нарастает по мере того, как страна становится на ноги, обретает уверенность в себе и своих силах. При всех наших проблемах, которые нам известны лучше, чем кому-либо, Россия давно (или никогда) не была в лучшей форме, чем сейчас. И давно ей так сильно не доставалось. Конечно, за рубежом есть основания для разочарований в темпах развития российского демократического процесса, как есть такие основания и у нас самих. Наша демократия юна и пока далека от совершенства (а где она близка?). И, наверное, не все идеально в российской политике. Однако это вовсе не повод для возвращения к временам конфронтации. Тем более что мы уж точно не менее демократичны, чем другие постсоветские государства, в том числе и дружественные США, собравшиеся в Вильнюсе слушать Чейни. Поэтому, вероятно, здесь уместнее вспомнить о стратегии национальной безопасности США, где говорится о необходимости предотвращать образование центров силы, в перспективе способных бросить вызов американскому глобальному превосходству. Похоже, нам достается за обретаемую силу и самостоятельность.

Но чего хотят добиться давлением на Россию? Какой реакции ждут? Мы что, посыплем голову пеплом, согласимся со справедливостью критики и необходимостью вернуться в ельцинские времена, откажемся от своих национальных интересов и признаем таковыми интересы американские? Нет конечно. Ответ будет однозначный, и он уже прозвучал в послании президента Федеральному собранию. Чейни может с полным основанием  занести на свой личный счет слова Владимира Путина "товарищ волк знает, кого кушать". Кушает и никого не слушает: Куда только девается весь пафос необходимости борьбы за права человека и демократию, когда речь заходит о необходимости реализовать собственные интересы? Здесь, оказывается, все возможно, нет никаких ограничений.

Мир еще далеко от новой "холодной войны". Но когда в дело вступает логика эскалации напряженности, она способна завести бог знает как далеко. Если в мифологической западной системе координат надо, скажем, защищать "миролюбивую, свободолюбивую и демократическую Грузию" от "агрессивной империалистической и авторитарной России", при том, что проблема права на жизнь национальных меньшинств (осетин и абхазцев) в этой системе координат отсутствует напрочь, существует опасность соскользнуть к войне, даже горячей.

Хотелось бы, чтобы западные друзья поскорее вернулись в деидеологизированную и демифологизированную реальность.

Хотя надежды на это немного.

Автор : Вячеслав Никонов, президент фонда "Политика"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Награда знатокам

В марте-апреле 2006 года Институт истории и философии Дальневосточного государственного университета совместно с газетой "Владивосток" провели заочную викторину "Играем в демократию", посвященную 100-летию становления парламентаризма в России.

Викторина с языком

Сегодня в отеле "Хендэ" во Владивостоке 150 приморских студентов, изучающих корейский язык, соберутся, чтобы поучаствовать в викторине "Золотой колокольчик" ("Golden Bell").

Паводок пошел на спад

Пиковый уровень паводка 16 мая преодолело северо-западное Приморье. На наиболее опасных участках в Дальнереченском, Лесозаводском, Чугуевском районах повсеместно начался спад воды, сообщили "В" в пресс-службе главного управления МЧC в крае.

Наш человек в Питере

Освобожденный по сокращению штатов от должности руководителя организационного департамента полпредства президента в ДВФО Сергей Шерстюк сменит Хабаровск на Санкт-Петербург. Нашему земляку предложена весомая должность в тамошнем подразделении Ростехнадзора (Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору).

ПоСоветоваться с полпредом

На очередном заседании Совета при полпреде президента в ДВФО, которое состоится в Хабаровске в четверг, губернатор Приморья Сергей Дарькин расскажет о проведении во Владивостоке первого Тихоокеанского экономического конгресса.

Последние номера