Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Культура, история

Комендант Москвы: из Спасска-Дальнего

Советское время отличалось одним, поистине феноменальным свойством - умением предавать забвению. Живет человек, деятелен, чтим обществом, уважаем. Имя у всех на слуху. И вдруг: Нет человека. И никаких тебе объяснений, комментариев. Как будто и не было вовсе.

Советское время отличалось одним, поистине  феноменальным свойством - умением предавать забвению.
Живет человек, деятелен, чтим обществом, уважаем. Имя у всех на слуху. И вдруг: Нет человека.
И никаких тебе объяснений, комментариев.
Как будто и не было вовсе.
Яркий пример - Кузьма Романович Синилов.
Всю жизнь, как гласил ходячий советский постулат, "был предан делу партии и правительства", никогда не состоял ни в каких оппозициях, ни к кому не примыкал. Если и "колебался", то только с линией партии. Но однажды произошло то, что и происходило в те годы со всяким более или менее приметным человеком - он стал не нужен. Ни этой самой партии, ни правительству.
И хотя к тому времени (осень 1953-го. - Прим. авт.) в стране наступила оттепель, не было уже пресловутого "культа личности" и сам его творец почил в бозе, с Синиловым поступили по прежним, отработанным правилам - выкинули как отслужившую ненужную вещь.

Кузьма Романович родился в богом забытой белорусской деревне в 1902 году. Из батраков, советскую власть принял без колебаний, в Красную армию вступил 17-летним пареньком. За примерную службу определили в части особого назначения.

Вскоре после гражданской войны молодой командир получил предписание - на Дальний Восток, в кавалерийскую бригаду, дислоцировавшуюся в районе Спасска-Дальнего. Здесь и проходил молодой красноармеец первые воинские университеты. Начинал службу в различных должностях - командира взвода связи, начальника химслужбы полка, в 25 лет он уже - командир эскадрона.

Здесь, в Приморье, нашел и личное счастье. На одном из концертов художественной самодеятельности, а был Синилов по совместительству еще и начальником Дома культуры Спасского гарнизона, в статного командира-красавца с первого взгляда влюбилась юная певунья из Уссурийска Рая Бондарь. Вскоре сыграли свадьбу, а уже в 1926 году появился первенец - дочь Нинель. В 29-м здесь же, в Приморье, родилась Галя. Забегая вперед, скажу, что, несмотря на крайнюю непоседливость, дальневосточный союз впоследствии прирос еще и двойняшками - в Мурманске в 1939-м родились Костя и Алексей.

Боевым испытанием для эскадрона стало участие в событиях 1929 года на КВЖД. Действия кавалеристов и их лихого командира получили высокую оценку командования Особой Краснознаменной Дальневосточной Армии. Сам Блюхер представил Синилова к награде. Его грудь украсил орден Красного Знамени, кстати, за № 99 - тем самым Синилов вошел в золотую сотню обладателей самой почитаемой в Красной Армии революционной награды.

С 1932 года - в пограничных войсках, с 33-го - слушатель военной Академии имени Фрунзе, окончил с дипломом 1-й степени. Во второй половине 30-х годов командует рядом пограничных отрядов в Забайкалье.

В те годы это был один из самых сложных участков советской границы - именно через Забайкалье русская белоэмиграция, осевшая в Китае, предпринимала попытки вернуть утраченное. Но на участках синиловских отрядов им каждый раз противостояли заслоны.

Как свидетельствуют различные источники (кроме, правда, основного - архивов НКВД, которые пока недоступны. - Прим. авт.), проникновений в глубь советской границы зафиксировано не было. Во всяком случае, именно после руководства Нерчинским, Шилкинским и Даурским отрядами Синилов получает превосходные аттестации. В марте 1939 года он становится командиром уже крупного соединения - начальником управления погранвойск Мурманского округа НКВД. Осенью 39-го и зимой 40-го его частям довелось принять участие в боевых действиях в ходе финской кампании.

С июля 41-го Синилов зачисляется слушателем Академии Генштаба Красной Армии. Однако учебу пришлось прервать, и в сентябре 1941 года он принимает 2-ю мотострелковую дивизию НКВД Москвы. Часть еще не успела развернуть боевые порядки на подступах к столице, как новоиспеченного генерал-майора спешно вызывают в Кремль.

...Октябрь 41 года. Вяземская катастрофа. В окружение в непосредственной близости Москвы попали практически все тогда наличные силы Западного и Резервного фронтов, дорога на столицу оказалась открытой. В городе в одночасье возникла невообразимая паника. Беспорядки, погромы магазинов, демонстративное выбрасывание на свалки портретов руководителей Советского государства, подстрекательские призывы, на вокзалах - тысячи обезумевших людей, готовых бежать, куда глаза глядят:

Требовались меры. Безотлагательные, беспощадные. И не только навести порядок, но и помочь гражданским структурам в мобилизации населения на оборону столицы. В первую очередь, в создании народного ополчения.

Когда Сталину представили кандидатуру нового военного коменданта, вождь только поинтересовался:

- Почему именно он?

- Все воинские подразделения, - пояснили Иосифу Виссарионовичу, -  которыми командовал Синилов, образцовые по части дисциплины и порядка:

На следующий день за подписью Сталина появилось известное сегодня всему миру постановление Государственного Комитета Обороны (ГКО) "Сим объявляется...".

Этим документом предписывалось, что столица объявляется на осадном положении, ее оборона поручена командующему Западным фронтом генералу Жукову, а "охрану строжайшего порядка в городе и в пригородных районах возложить на коменданта города Москвы генерал-майора Синилова: Нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду Военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов врага, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте...".

Можно много и долго рассказывать, как наводился в Москве порядок. Сошлюсь только на одно мнение. Как мне представляется, самое авторитетное - генерала Жукова, командующего Западным фронтом, впоследствии прославленного маршала.

Георгий Константинович в своих "Воспоминаниях и размышлениях" выразился предельно кратко: "В критические дни в Москве паникерам и провокаторам был дан решительный отпор". Если уж Жуков, чья крутость поистине не знала границ, находил, что кто-то другой способен на то же самое, то можно себе представить, что это были за решительные меры в исполнении коменданта Синилова...

Посещавшие в годы войны Москву иностранные союзнические миссии были поражены порядком в городе, четкостью и согласованностью действий военных и гражданских ведомств. Высокие гости неизменно подчеркивали, что в этом отношении другим столицам не грех поучиться.

Военный комендант был вездесущ и распорядителен. На брудершафт с ним поднимали тосты ярый антибольшевик и в то же время союзник Черчилль, польский премьер Сикорский, посланник Рузвельта Гопкинс...

Дважды в эти годы Синилов награждается высшей государственной наградой - орденом Ленина. Ни до, ни после ни один военный комендант страны не удостаивался таких почестей...

Конец 40-х - начало 50-х годов, как свидетельствуют последние архивные открытия, ознаменовались ожесточенной борьбой кремлевских и околокремлевских структур за власть. Втянутыми оказались и многочисленные нижестоящие инстанции.

Генерал Синилов был вхож на самый верх, его хорошо знали сильные мира сего, но ни разу даже повода не дал заподозрить себя в групповых или иных связях. Может, поэтому и ценил его Сталин.

У вождя ведь не забалуешь, всех меняет, переставляет, перетряхивает. Только одного человека не тронул всесильный вождь - генерала Синилова.

Пробыл на хлопотном посту комендант без малого 12 лет. Его не раз звали на высокие должности в округа, Генштаб. Кузьма Романович отшучивался: "Охотно рад, да вот хозяин не отпускает...".

Не хочу, чтобы у читателей сложилось мнение о Синилове, как о некоем красном монстре. Даже наоборот. Это был разносторонний, высокоталантливый человек. Прекрасный спортсмен, борец, шахматист, в послевоенное время возглавлял Всесоюзную федерацию классической борьбы, всячески опекал шахматистов и даже был арбитром одного из крупнейших отечественных турниров. И еще Синилов обладал редким тенором. Сам Иван Козловский однажды предложил Кузьме Романовичу спеть партию...

И вдруг все рухнуло. В сентябре 1953 года его вызвали в отдел кадров Минобороны и вручили предписание - в распоряжение командующего Сибирским военным округом. Почему, на каком основании и почему так спешно? 

Не без труда в Красноярске находят опальному высокому чину подходящую должность: старшего преподавателя военной кафедры местного лесотехнического института (интересно, в каком звании был начальник кафедры - уж не маршал ли?). Через три месяца пошел на повышение - стал начальником военной кафедры Рязанского: сельскохозяйственного института. Друзья хлопочут, но лучшее, что удалось, - вернуть в Москву и устроить заведующим военной кафедрой Московского экономико-статистического института. Но и то при условии, что ни при каких обстоятельствах не будет распространяться о своем прошлом. Даже в листке по учету кадров 35-летняя военная биография вмещается в скромной, расплывчатой строчке - "Служба в Красной Армии". Где, на каких должностях, как продвигался к отнюдь не рядовому званию генерал-лейтенанта, за что удостоился "иконостаса" в виде девяти высоких государственных и зарубежных наград, об этом - ни слова...

Богатырь, державший на своих плечах Москву, стал сдавать на глазах. Сказались старые раны, но более всего - страшный психологический стресс: за что?

В конце 57-го, несмотря на все усилия военных медиков, Синилова не стало.

Остается предположить, чем и кому не угодил бессменный военный комендант. Врагов и недругов у него не было, ни по партийной, ни по служебной линии взысканий не имел.

Думается, секрет до сих пор пока не объяснимой отставки в той вакханалии, что наступила вскоре после смерти Сталина. Всем хотелось занять вожделенный трон. А посему тех, кто хорошо знал закулисье, - с глаз долой.

Не поэтому ли в те же дни загремел на нары лучший советский разведчик Судоплатов, застрелился генерал Масленников - командующий внутренними войсками, в прошлом герой Великой Отечественной войны, были преданы шельмованию создатели атомного щита?

В этом ряду оказался и Синилов - честный и порядочный служака, но так и не постигший сути партократии: сколько ни служи, своим никогда не будешь.

Москва-Подольск-Владивосток

P.S. Автор также выражает признательность за содействие в подготовке данного материала начальнику Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО) полковнику С. И. Чувашину и старшему научному сотруднику архива В. О. Поповой.

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ, "Владивосток", (фото из архива сына героя - Константина Кузьмича Синилова)

comments powered by Disqus
В этом номере:
Праздник начинается

В краевой столице праздник начнется сегодня. На Корабельной набережной в 11 часов состоится открытие мемориальных плит у Стены памяти героев-владивостокцев, погибших в годы Великой Отечественной войны.

Праздник начинается

В краевой столице праздник начнется сегодня. На Корабельной набережной в 11 часов состоится открытие мемориальных плит у Стены памяти героев-владивостокцев, погибших в годы Великой Отечественной войны.

Оголодал, бедняга...

В деревне Беневское Лазовского района "прописался" тигр. Пришел он туда отнюдь не с мирными целями - покусал двух лошадей и съел жеребенка.

На глазах у генералов

В среду к пирсу базы Тихоокеанского флота во Владивостоке пришвартовался патрульный корабль Управления безопасности на море (УБМ) Японии "Эчиго". А в аэропорту приземлились руководители Пограничной службы ФСБ России генерал армии Владимир Проничев и УБМ Японии адмирал Хироки Исикава.

"Потеряшки" ждут хозяев

Во Владивостоке сотрудники приморской общественной организации "Защита животных ЗооИнформ" отмечают, что после каждого праздника резко возрастает число потерявшихся животных.

Последние номера