Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Культура, история

Три лика минувшего

Бьют часы в доме Прозоровых… Играет на скрипке растерянный Андрей, ищет суть жизни юная Ирина, устало потирает лоб Ольга, бьется в тисках грешной любви Маша. Время, всесильное и всевластное, врывается в этот дом, растаскивая его… В академическом театре имени Горького идут финальные репетиции «Трех сестер» Чехова. Впереди - премьера.

Бьют часы в доме Прозоровых… Играет на скрипке растерянный Андрей, ищет суть жизни юная Ирина, устало потирает лоб Ольга, бьется в тисках грешной любви Маша. Время, всесильное и всевластное, врывается в этот дом, растаскивая его… В академическом театре имени Горького идут финальные репетиции «Трех сестер» Чехова. Впереди
- премьера.

- Не нахожу я современных хороших пьес, - объясняет свой выбор художественный руководитель театра, народный артист России Ефим Звеняцкий. - Нету! И хотя понимаю, что никуда не деться от литературы не самой высокой пробы, кино невысокого класса, все же стараюсь держать в театре высокую планку классики. Поэтому - Чехов. А почему именно «Три сестры»… Потому что женщина на сцене - это красиво и на нее интереснее смотреть, чем на мужчину.
Это будет не костюмная постановка, не классическая музейная реставрация, нет. Мы сохранили дух Чехова, но не букву. В зале - люди третьего тысячелетия и на сцене тоже… Мы приближаем день сегодняшний, отдаляя его. Пришлось несколько купировать текст. Четыре с половиной часа сценического времени зритель сегодня вынести не в состоянии. Конечно, если сделать некий эксперимент, собрать узкий круг фанатов театра, любителей Чехова и поставить пьесы для них - такие люди могут позволить себе провести длинный вечер за просмотром. У нас же другие задачи. Мы спрессовали пьесу, незначительные купюры текста помогли сделать так, чтобы сценическое время соответствовало времени проживания на сцене. Да, я готов к тому, что постановка будет вызывать разные мнения, ведь каждый представляет Чехова себе таким, каким он его читал. А читать и смотреть - разные вещи.
«Три сестры» - это три благословенных лика, являющих собой красоту не только женщины, но и целого образа жизни. Многое пришлось испытать Маше, Ольге, Ирине.
Эти выдуманные создания дают нам возможность радоваться, грустить, умиляться, любить жизнь каждый день, каждый час…


- Ефим Семенович, насколько актуален крик «В Москву! В Москву!» сегодня в провинции?
- Нет в нашем спектакле таких параллелей, нет и крика, собственно. Москва - это мечта о нереализованном, о том, что могло бы быть и никогда не будет. Это как далекая планета, на которую герои пьесы мечтают вернуться, как Маленький принц, но каждое утро просыпаются на Земле… Все мы по большому счету валяемся в грязи, но далеко не все умеют видеть звезды. Так вот Прозоровы - умеют. И этим уникальны. Я бы хотел, чтобы спектакль не омрачал настроение зрителей, но рассказал им, как там - на другой планете, в маленьком домике Прозоровых, который захлестывают волны тоски и пошлости и который пытается противостоять им как может…
- На сцене много дерева - скамьи, ширмы, лошадки, коляска… Расскажите немного о сценографии.
- Художник, с которым мы делали спектакль «Эшелон», предложил такую идею. «Три сестры» - это всегда березы, лес, естество, если хотите. А я подумал, что за два века жизни пьесы чаще вижу переработанный лес - столы, шведские стенки, ностальгирую по шуму листвы… На сцене - такой обработанный лес… Может быть, вот это дерево вернет нас к лучшему, научит беречь лес души друг друга…
- Одновременно с вами на малой сцене Линас Зайкаускас репетирует «Три сестры. Годы спустя…».
- Пожалуй, впервые на моей практике большая и малая сцены театра поняли друг друга… Второй спектакль - это своего рода компенсация того, что на большой сцене что-то изъяли… Я не успеваю следить за репетициями «Годы спустя», поэтому и самому очень интересно, что же там получится.
- В «Трех сестрах» задействованы актеры всех поколений - от студентов ДВГАИ до мэтров. Легко ли им на сцене вместе?
- Чехов в этом смысле - самый лучший материал. Вся его драматургия - о человеке, о любви к человеку! Поэтому нам легко. Сегодняшняя труппа театра готова встречаться с драматургией и Чехова, и Достоевского, и Булгакова. Она великолепна, поверьте мне! Мы чутко относимся друг к другу, и это дает нам возможность выходить на сцену и опрокидывать чашу происходящего в зрительный зал, как говорил Герцен.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Край во власти циклона

Почти месячная норма осадков в виде снега с дождем выпала во Владивостоке в среду (37 мм) и четверг (25 мм).

Взглянуть на первоцветы приглашают биологи

В предстоящее воскресенье в пригороде Владивостока в Ботаническом саду Дальневосточного отделения Российской академии наук пройдет День открытых дверей.

Краснокнижное сафари

Элитные охотники ответят за тигра Природоохранная прокуратура Приморского края возбудила уголовное дело по факту убийства тигра недалеко от села Зимники Дальнереченского района.

С бала в роддом

Александр Васильев призывает повысить рождаемость - Как мне здесь нравится! – повторял историк моды Александр Васильев в краевом роддоме.

Охота на «убитых енотов»

За упоминание доллара будут штрафовать? В минувший понедельник в Госдуму внесены на рассмотрение поправки в Кодекс об административных правонарушениях, устанавливающие административный штраф за указание цены реализуемого товара, работ или услуг в условных единицах – «у. е».

Последние номера