Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Здоровье, экология

В "бензольном" Харбине

Вот уже скоро год, как в китайском Харбине, на острове Солнца, работает Русская деревня. Имитация русского быта, русской пищи в ресторане, русские сувениры в магазинчиках самой деревни и в особенности их качество - тема отдельного разговора. А мне хочется рассказать о быте русского персонала в период так называемой экологической катастрофы, когда в Сунгари попали выбросы бензола после взрыва химического завода в городе Цзямусы. Тем более что, возможно, нечто подобное ожидает хабаровчан.

Вот уже скоро год, как в китайском Харбине, на острове Солнца, работает Русская деревня. Имитация русского быта, русской пищи в ресторане, русские сувениры в магазинчиках самой деревни и в особенности их качество - тема отдельного разговора. А мне хочется рассказать о быте русского персонала в период так называемой экологической катастрофы, когда в Сунгари попали выбросы бензола после взрыва химического завода в городе Цзямусы. Тем более что, возможно, нечто подобное ожидает хабаровчан.

Интересно, что сначала мы получили "под большим секретом" информацию о грядущем ЗЕМЛЕТРЯСЕНИИ!!! Поступила она от нашей русской переводчицы Ольги, которой сказал о грядущей угрозе кто-то из ее харбинских друзей или родственников ее мужа - китайца Алексея. Все конечно же засуетились, заволновались, и несколько тетушек, как у нас за глаза называют горничных и продавщиц по причине их уже далеко не юного возраста, переехали жить в одноэтажные домики в периметре Русской деревни. Периметр - некая граница деревни, внутри которой находятся все магазины с русскими сувенирами и шоколадом. Желание съехать объяснялось просто: наше общежитие, построенное в незапамятные времена на зыбком  наносном грунте, являет собой очень хилое сооружение. Так, в период празднования победы над "подлыми японскими захватчиками" 3 сентября сего года наша "Русская Гостиница" так раскачивалась от взрывов фейерверка, что наиболее пугливые тетушки высыпали  на улицу, опасаясь быть погребенными заживо.

Дня через два пришло сообщение о загрязнении Сунгари. Оно произвело слабое впечатление и на нас, и  на китайцев. Но оба известия в совокупности довели накал ожидания неприятностей до уровня апокалипсиса местного масштаба, хотя большинство людей держались достойно и не паниковали. Еще через пару дней (грязное пятно еще не достигло Харбина, а люди из уст в уста передавали точное время грядущих подземных толчков) мне довелось побывать в одном супермаркете, где громадное число китайцев сметало с полок "быструю лапшу", консервы, сахар, муку, воду. Людей было столько, что они с трудом маневрировали тележками, чтобы разъезжаться друг с другом. Я зашел в этот магазин за какой-то мелочью и, увидев "хвост" покупателей к кассам, не захотел тратить время, тем более что негазированную воду (по 9,0 литров на нос) совершенно бесплатно нам уже выдало руководство деревни, а запас продуктов на два дня я уже сделал.

Нам сообщили, что к реке лучше близко не подходить, что вода в деревне берется из глубокой артезианской скважины и ее отключать не будут. Предупредили, что столовая и ресторан запасают воду на неделю из опасения, что подачу воды в деревню может временно ограничить руководство города, направив часть наших водных ресурсов на нужды Харбина; что землетрясение уже прошло вблизи Дацина и его опасаться больше не стоит.

Объявили выходной и вывезли всех желающих в Харбин на экскурсию. В этот вечер нам устроили банкет - корпоративную вечеринку русского и китайского персонала с полным набором напитков и закусок.

Да, в начале банкета некоторые особо загрузившиеся проблемами харбинской экологии лица называли  пьянку пиром во время чумы, но, выпив по третьей, по пятой, все разгулялись от души и плясали с 6 до 12 во главе со всеми нами любимым и уважаемым (без всяких кавычек) директором Чжао Ичуном. Кстати, что еще ему прибавило авторитета в период кризиса, он пару-тройку дней обедал вместе с русским и китайским персоналом в столовой "Русской Гостиницы", и для него быстро оборудовали номер поприличнее для проживания.

Еще один момент: переговоры о незапирании на ночь дверей нашей гостиницы. По сложившимся правилам, после 23 вечера двери закрывали на мощную цепочку и на ключ, который находился у наших китайских охранников. В первый же день я, живущий на первом этаже, стал одолевать охранников, что на ночь двери надо запирать так, чтобы в случае землетрясения любой раньше других проснувшийся человек мог бы выскочить на улицу и  оказаться в  безопасности.

Ночью все спали вполуха. Я в полседьмого утра (как всегда, впрочем) хотел выйти на прогулку, но дверь оказалась традиционно запертой. Я поднял на ноги всех трех охранников, выволок их, заспанных, в традиционном для наших соседей нижнем теплом белье "Дружба" в вымерзший за ночь предбанник и уже на повышенных тонах объяснил им, как нужно запирать нашу дверь в период ожидания землетрясения (обычно я тихо будил старшего, он открывал замок, и я шел наслаждаться чистейшим утренним воздухом острова Солнца). Промерзнув за пару минут моей мини-лекции и полностью пробудившись ото сна, они все поняли и два или три вечера подряд показывали мне, изображая указательным пальцем невидимый ключ и замок и потом перекрещивая руки: "Мэйо!" (Нету!), мол, замок на ночь вешать не будут.

Когда опасное пятно бензола достигло Харбина, вдоль берегов стали ходить совершенно невооруженные и "незамаскированные" (без респираторов) патрули из местных полицейских, следящие за тем, чтобы никто близко не подходил к реке. Но Сунгари уже неделю как покрылась ледовой коркой (фарватер остался только в середине реки, на расстоянии до 500-700 метров от берега), всякое судоходство - и переправа, и грузоперевозки - было уже прекращено, рыбаки тоже перестали ставить сети, поэтому к реке никто не рвался и служба у патрульных была непыльной.

Никто, повторяю ответственно, никто из наших "деревенских" или харбинских китайцев не носил респираторов или обычных для Китая марлевых повязок. По крайней мере, число людей в масках ни в коем случае не превышало число людей, носящих маски в конце ноября без всякого бензольного пятна. Хотя китайцы очень трепетно относятся к своему здоровью, так, например, китайский стоматолог, к которому возили всех наших "деревенских" с зубными проблемами, был просто шокирован количеством и качеством российского кариеса. Такого количества пломб он не видел ни в одном китайском рту. Потому что китайцы едят очень мало сладкого для сохранения своих зубов и всего своего организма (например, от диабета).

О медицине и медиках в период "бензолового бедствия". Я перезвонил своему лучшему китайскому другу Виктору, и он сказал, что его отец и его дядя - медики и у них все спокойно. Да, бригады медиков контролируют здоровье людей, работающих на водозаборах, но никаких супермасштабных действий по раздаче противогазов, респираторов, лекарств не было и не планируется. Что касается землетрясения, он подтвердил информацию о том, что в Дацине уже все прошло, и не надо "забивать себе мозги".

Хотя простые китайцы забивали. Уезжали от "землетрясения", а не от "бензола", в одноэтажное жилье к родственникам в деревню, передавали друг другу информацию о  "точном времени толчков", выходили из высоток посреди ночи и торчали на улице до 2-3 часов утра, а потом, быстро позавтракав (в 5 утра по харбинскому времени все обычно уже проснулись и завтракают), сонно тащились на работу.

Приехал во Владивосток я 5 декабря и был поражен почти что истерией местной и центральной прессы по поводу загрязнения Сунгари и Амура. Да, китайцы тоннами высыпают в Сунгари активированный уголь - кому охота судиться за загрязнение сопредельного Амура-батюшки. Больше побегаешь - меньше заплатишь. Да, простым дальневосточникам обидно, что московские чиновники отдали поднебесному соседу полтора наших острова под самим Хабаровском. Да, появился повод пошуметь и набрать очков у избирателей, ругая нечистоплотных китайских соседей.

Думаю, однако, что во всем этом немало спекуляций. Конечно, нужно напористо и где-то даже жестко вести переговоры по двусторонним соглашениям с Китаем в области совместного решения экологических проблем.

И вместе с тем убежден: нужно использовать все шансы для развития добрососедских отношений! Кто из нас знает, что 2006 год - Год России в Китае, а 2007-й - Год Китая в России? Кто читал о планах культурных, спортивных обменов с провинцией Хэйлунцзян в следующем году? Нужно, очень нужно делать шаг вперед!

И тогда все мы будем спокойнее спать по ночам.

Харбин - Владивосток

Автор : Сергей ЕРЕМИН (фото автора), специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
В коттеджах живут нищие

13 декабря во Владивостоке прошла пресс-конференция Сергея Васильчука, первого заместителя генерального директора ДВЭУК. Поводом для разговора стала огромная задолженность потребителей перед энергетиками. Одни только физические лица задолжали более 300 миллионов рублей, и это еще без пени и штрафов.

Сделайте мне красиво!

13 декабря в Пушкинском театре прошло уникальное "Экошоу" - так называлось оригинальное представление, направленное на активизацию экологического воспитания и пропаганды.

С благословения патриарха

С 8 декабря во Владивостокской и Приморской епархии проходят практику священнослужители Северной Кореи. Делегацию христианских священников возглавляет заместитель председателя православного комитета КНДР Петр Ким Чхер. Кроме него с обычаями и обрядами знакомятся корейские диаконы Федор и Иоанн.

Готовность номер один

Вчера во второй половине дня во Владивосток прилетел министр внутренних дел России генерал-полковник Рашид Нургалиев.

Семеро смелых

Сегодня в международном выставочном центре музея имени Арсеньева открывается фотовыставка журнала GEO "Семеро смелых".

Последние номера