Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Здоровье, экология

Время пошло

У моей собеседницы довольно редкая пока специальность: Ольга СОКОЛОВА - онкопсихолог. По долгу службы она не просто выслушала десятки историй и исповедей. Заболевшие люди выворачивали перед ней душу наизнанку! Чтобы вместе найти некие зацепки - и выздороветь. Исцелились многие: Наверное, потому от нашего разговора я ждала какого-то чуда. Вот сейчас она ответит на самые главные вопросы: почему возникает рак и какие внутренние силы надо мобилизовать, чтобы выздороветь? - и все станет ясно как день, и все будут жить долго и счастливо. Жаль, что чудес не бывает. Но, быть может, любой шаг на пути, который хоть немного проясняет страшную тайну века, кое-что да значит...

У моей собеседницы довольно редкая пока специальность: Ольга СОКОЛОВА - онкопсихолог. По долгу службы она не просто выслушала десятки историй и исповедей. Заболевшие люди выворачивали перед ней душу наизнанку! Чтобы вместе найти некие зацепки - и выздороветь. Исцелились многие: Наверное, потому от нашего разговора я ждала какого-то чуда. Вот сейчас она ответит на самые главные вопросы: почему возникает рак и какие внутренние силы надо мобилизовать, чтобы выздороветь? - и все станет ясно как день, и все будут жить долго и счастливо. Жаль, что чудес не бывает. Но, быть может, любой шаг на пути, который хоть немного проясняет страшную тайну века, кое-что да значит...

Острый дефицит любви

- Ольга Августиновна, уже давно нет сомнений: у каждой физической болезни есть конкретные психологические причины.

- Нередко причины онкопатологии лежат в событиях многолетней давности. Это могут быть психотравмы, которые причинены еще в раннем детстве. И тогда специалисты говорят о потере базового доверия к взрослым и к миру вообще. Многие авторы, исследовавшие проблему, делают акцент: обычно первая психотравма у онкобольного могла произойти в возрасте до трех лет. Затем - от трех до семи. Потом - некие психотравмирующие события в подростковом или раннем юношеском возрасте.

- Но что такого страшного может произойти в жизни годовалого малыша?

- До трех лет ребеночек должен вдоволь нависеться на маме, чтобы потом с чувством полной защищенности отцепиться и сказать: "Я сам".

Но нередко мама вынуждена работать, когда малышу нет и года. Духовный разрыв матери и дитя может стать сильнейшей психотравмой.

А позже - это может быть гибель одного из родителей. Или насилие в семье. Или острый дефицит любви.

И вот если ребенок оказывается в ситуации дефицита любви, сначала он пытается своими детскими средствами решить проблему. А когда не получается, просто захлопывает окошко в мир: И находит механизмы приспособления. Он перестает плакать, сидит тихо и никому не мешает. Он старается быть "хорошим". На следующую психотравму реагирует также: затихает и никого не тревожит, чтобы "его все любили".

- Но ведь это так естественно и похвально - стремление быть хорошим?

- Да, но очень вредно! Когда я все время ориентирован на получение поглаживаний со стороны окружающих, то какие-то эмоции внутри себя вынужден блокировать. Возмущение, обиду, агрессию.

Многих онкологических больных разного возраста объединяют две особенности. Первая: они все время ориентированы на оправдание ожиданий окружающих их людей. И второе: они никогда не осмеливаются заявить о своих настоящих и глубинных нуждах и потребностях, а лучше язык себе откусят. И лишь молча демонстрируют: "Посмотрите, я хороший, и догадайтесь сами, что мне надо!". Но, увы, обычно не получают желаемого.

Накопление стрессогенных факторов ломает человека на душевном, психическом уровне. А поскольку психика сопротивляется, конфликт начинает перерабатывать тело. Заряженное когда-то "ружье" выстреливает - в 25 или в 30 лет, в 40 или 50...

Семью не поменяешь как перчатки

- И все же я расширила бы понимание причин онкопатологии: они - не просто психологические, а психосоциальные. Это заболевание, в котором всегда замешаны семья, социум - то есть ближайшее окружение, наличие неразрешенных внутренних проблем, невозможность реализации той энергии, которая просится наружу.

Это не физическая проблема, и потому невозможно рак вылечить только медицинскими методами (хотя они необходимы!), не переформировывая всю социальную и психологическую среду, в которой находится человек. Если человек остается в той же самой среде, возникает рецидив:

- А как же рак у детей? У них тоже внутренняя неудовлетворенность семейной жизнью?

- Там другие механизмы, но однозначно одно: надо пристально вглядеться в отношения мамы и папы, дедушек и бабушек, ближайшего окружения. Что там происходит такого, что ребенок уже не жилец?

И когда удается перестроить, переориентировать внутрисемейные отношения, работая с родителями, с бабушкой, найти решения, у ребенка наступает ремиссия. Причем спонтанная. И это каждый раз чудо...

- Вы говорите, причины в семье, в ближайшем окружении, в социальной среде. Но человеку невозможно поменять как перчатки семью, работу, город...

- Это совершенно необязательно, менять все и сразу. Раз я нахожусь в этой обстановке, в этой семье, значит, все это когда-то выбрал и люблю.

Мы начинаем работу совсем с другого. На этапе постановки диагноза, когда речь идет о сохранении жизни, перед нами другие задачи: как пройти химиотерапию, как вести себя во время тяжелого лечения и вынести все это: И паричок купить или бандану немыслимого цвета. И как ко всему этому относятся близкие.

Ничего более глубокого в этот момент мой пациент принимать не готов. По крайней мере, год-полтора, пока идут первые этапы лечения. Но пока он лечится, он много и мучительно думает: "Почему это произошло со мной? Почему именно я?". Наступает тяжелый духовный кризис, переосмысление всего и вся...

- И в этот момент находит вместе с вами причины своей болезни?

- Это удача - найти причины, ведь тогда можно что-то делать... Для многих людей это страшная травма, шок, ощущение краха, когда в ходе совместной работы они наталкиваются на истинные причины.

- И что же это за страшные обстоятельства?

- Пациенту приходится пересматривать отношения с родителями. С миром. Он вдруг понимает, что тот партнер, с кем он столько лет живет, - совсем не тот человек. Что отношения в семье, на которую было положено столько сил, душа не принимает.

И когда человек все это вдруг осознает, ему приходится принимать решение: как жить дальше?

Более того, почти всегда, работая с онкобольным, мы находим в ближайшем его прошлом момент, когда он сказал себе: я больше жить не хочу! Обычно такой момент случается за 3-6 месяцев до появления опухоли.

Может, это произошло, когда умер близкий человек. Или случился разрыв с любимым: В состоянии депрессии человек подумал роковое. И мысль материализовалась. Судьба приподнесла вариант: онкология. Будто испытывая: ты подумай-ка хорошенько, в самом деле жить не хочешь? Или лучше уточнить вопрос: С КЕМ ты не хочешь жить? Где? Как? И как только мы с пациентом получаем ответы на эти вопросы, начинаем задавать другие: с кем ты ХОЧЕШЬ жить? Где? Как? Сколько?

И если душа захотела жить, человек начинает справляться со всеми своими житейскими и душевными проблемами. Я всегда говорю своим пациентам: не просите здоровья, просите время - решить эту проблему, другую, третью... Квартирный вопрос, отношения с близкими, работа - любимая или нелюбимая...

Этот процесс не одномоментный: на социально-психологическую реабилитацию уходит три-пять лет. Только через пять лет в нашем центре мы начали получать первые результаты. Наша школа начала работать в 1994 году, и к 1999 году у ее первых пациентов многое изменилось в жизни. К этому времени мы получили шестерых дипломированных психологов из онкобольных, они за это время успели получить лечение, развестись со своими мужьями, выстроить новые партнерские отношения, найти новую работу, решить вопрос с жильем (купить, продать, разменять). Выстроить совершенно новую линию жизни! Некоторые получили рецидив болезни, на каком-то этапе остановившись в своем движении.

Есть много психотерапевтических методов работы. Но без постановки целей, без выстраивания будущего нам не выбраться.

Ольга Августиновна СОКОЛОВА,
психолог-консультант, тренер, председатель общественной организации "Шанс для надежды" в г. Хабаровске.
В 2002 году Фонд Сороса - институт "Открытое общество" присудил Ольге Соколовой премию "За подвижничество", высоко оценив разработанную ею программу психологической реабилитации онкобольных. Ольга Соколова - автор книги "Проблемы психологической реабилитации онкобольных".
Кроме того, она автор сборника "Творчество надежды", созданного на основе дневников и исповедей пациентов.
В 2005 году Ольга Соколова в числе 35 россиянок представлена швейцарским комитетом "Тысяче женщин мира - Нобелевскую премию Мира" к Нобелевской премии Мира. Ее имя отклонено, но бесспорно другое: созданная ею программа абсолютно созвучна последним тенденциям в лечении онкологических заболеваний в мире.

Автор : Марина ИВЛЕВА, "Владивосток"

В этом номере:
Как я была помогайкой

Предложение поступило неожиданно: одна моя приятельница пригласила прокатиться на выходные дни в Суйфэньхэ, причем совершенно бесплатно - в роли помогаек. Можно выразиться и по-заграничному более тонко - "кэмэлов", что в переводе на русский все равно будет звучать неблагозвучно - "верблюдов". Я согласилась не раздумывая - прежде всего из спортивного, вернее, журналистского интереса. К тому же у меня нет "связей",чтобы попасть в ряды помогаек (там существует своя очередь), - знакомой повезло больше, она оказалась родной сестрой руководительницы одной из туристических компаний.

Стрелки - назад

В ночь с субботы на воскресенье мы простимся с летним временем и перейдем на зимнее.

Лучшее радио

Радиофестиваль по федеральным округам России уже в четвертый раз проводит Фонд независимого радиовещания.

Тайга горит

Десять дней в Тернейском районе действует режим чрезвычайной ситуации, введенный из-за большого количества лесных пожаров. Главные причины возгораний - сухая погода и людская беспечность. В огне уничтожаются ценные кедровые леса.

Реальные дела

Вчера в Первомайском районе Владивостока наводили красоту. Молодые люди в синих футболках с надписью "Программа экологической пропаганды администрации Владивостока" убирали мусор, белили бордюры, высаживали деревья на улицах Добровольского и Борисенко.

Последние номера