Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Культура, история

'Русская мысль' живет в Париже

Заглянув в один из парижских киосков, напичканный газетами, толстыми глянцевыми журналами, одноразовыми фотоаппаратами и прочей канцелярской мелочевкой, увидела свежий номер "Русской мысли" с пришпиленным ценником - 2 евро. Пройти мимо не смогла. Это та самая газета, которую во времена СССР называли белогвардейской, диссидентской. Какая она сейчас? Заказав чашечку кофе, присела за свободный столик, примостившийся под гигантским платаном. Понятно, никакого диссидентства не обнаружила - пришли другие времена. Но разброс тем показался интересным...

Заглянув в один из парижских киосков, напичканный газетами, толстыми глянцевыми журналами, одноразовыми фотоаппаратами и прочей канцелярской мелочевкой, увидела свежий номер "Русской мысли" с пришпиленным ценником - 2 евро. Пройти мимо не смогла. Это та самая газета, которую во времена СССР называли белогвардейской, диссидентской.
Какая она сейчас?
Заказав чашечку кофе, присела за свободный столик, примостившийся под гигантским платаном.
Понятно, никакого диссидентства не обнаружила - пришли другие времена. Но разброс тем показался интересным...
Клод Ширак, дочь президента Франции, - "самая загадочная женщина" страны. Скандал вокруг "Самаритен", старейшего и крупнейшего универмага Франции, дневники вдовствующей императрицы Марии Федоровны, интервью с Владимиром Спиваковым, известным скрипачом и дирижером, "Причалит ли Крым к Европе?"...
Захотелось побывать в редакции, сегодня это единственная русская газета во Франции. Набрала указанный на последней странице номер телефона, честно говоря, без всякой надежды на успех: во-первых, редакторы - люди занятые, во-вторых, меня никто не отрекомендовал.
На Западе без этого никуда.
Мне повезло, Ирина Кривова, именно она сейчас redactrice en chef, как говорят французы, оказалась на месте, а когда услышала, что я из Владивостока, сразу же согласилась дать интервью.
На следующий день ровно в 10.30 я была на rue du Pont Neuf. Газета "Русская мысль" сейчас живет в первом, одном из самых престижных и дорогих кварталов Парижа.
Она занимает несколько довольно презентабельных комнат в солидном старинном здании, но, как выяснилось, жизнь при этом ведет самую что ни на есть трудовую. Позиционировать себя нужно дорого. Вместо 40 "договорных" минут наше интервью затянулось почти на полтора часа.

- Ирина, скажите, вы, сегодняшний редактор, историк по образованию, чувствуете "прессинг" имени и особой судьбы, выпавшей на долю "Русской мысли" за почти 60 лет ее существования? И наконец, масштаба самих фигур, которые занимались изданием "Русской мысли": Петра Струве, Зинаиды Шаховской, Ирины Иловайской?

- Предвижу ваше недоумение, если скажу, что на самом деле "Русская мысль" почти вдвое старше, в этом году мы отмечаем ее 125-летие.

- Но на первой странице газеты черным по белому написано, что она издается в Париже с 1947 года.

- Это действительно так. Но если говорить о родословной "Русской мысли", она ведет ее от одноименного ежемесячного журнала, основанного в начале 1880 года в Москве Вуколом Михайловичем Лавровым, известным журналистом, издателем и переводчиком. Мне посчастливилось делать цикл публикаций с его правнучкой - Анной Лавровой, она живет в России, недалеко от Байкала. У нее, как это ни удивительно, сохранился великолепный архив, где есть и фотографии прадеда.

Новый альманах не уступал в популярности "Отечественным запискам". Первые рассказы А. Чехова, а также его знаменитый "Остров Сахалин" впервые были опубликованы именно в "Русской мысли".

В. Лавров не жалел денег на любимый журнал, к тому же любил жить на широкую ногу, всегда приходил на помощь друзьям, поэтому к 1905 году оказался на грани разорения и вынужден был продать свое детище. За несколько лет до Октябрьской революции его главным редактором стал Петр Струве, крупный ученый, экономист, историк и политический деятель. Он не питал иллюзий относительно будущего "Русской мысли" в советской России, тем не менее держался до конца. Объявляя подписку на 1918 год, Струве писал: ": В дни величайшего унижения России мы будем отстаивать идеалы, создавшие ее мощь и величие, и вести борьбу с идолами, ввергающими ее в бедствия и неслыханный позор". Подобное программное заявление не могло остаться незамеченным. Журнал закрыли. Спустя три года, в 1921 году Струве возобновил издание журнала сначала в Софии, затем в Праге, а в 1927 году - в Париже, объединив вокруг себя лучшие литературные силы: в журнале публиковались И. Бунин, З. Гиппиус, М. Ростовцев. Правда, вскоре издание "Русской мысли" прекратилось. Второе, а если быть точным, третье рождение "Русской мысли" - уже как еженедельной газеты - относится к 1947 году.

Первый номер вышел 19 апреля, на православную Пасху, открывала его замечательная статья Ивана Шмелева. Примечательный факт: газета до 1956 года издавалась с "ятями", здесь очень много печатался Борис Зайцев. Но это, как говорится, уже другая история.

Теперь вы можете понять, что я чувствую: К тому же судьба меня свела с не менее яркими фигурами. С Зинаидой Шаховской, которая 10 лет была редактором газеты, мы, правда, виделись всего несколько раз, но те, кто с ней работал прежде, говорили, что по характеру Шаховская была довольно вспыльчивым, но при этом удивительно отзывчивым человеком. Газете служила преданно, оставив для этого писательскую стезю, на которой она к тому времени немало преуспела. Зинаида Шаховская дожила до глубокой старости, она умерла в 91 год в Русском доме в Сент-Женевьев де Буа.

В 1978 году главным редактором "Русской мысли" стала Ирина Алексеевна Иловайская, бывший личный секретарь Солженицына, человек высокой культуры - она знала семь языков. Она 20 лет возглавляла газету, бессменно находилась здесь и умерла в тот день, когда решался вопрос о дальнейшем финансировании "Русской мысли", - сердце не выдержало.

- Извините, если вопрос покажется неприятным: одно время говорили, что газета "Русская мысль" существует на деньги ЦРУ...

- Это неверная формулировка. Просто американский конгресс, при котором есть фонд "В поддержку развития демократии", в 70-е годы решил поддержать газету "Русская мысль" как единственное в период холодной войны оппозиционное по отношению к СССР издание. Причем финансирование было отнюдь не стопроцентным. В то время в Париже имелось немало людей, которые вкладывали свои личные деньги в газету исключительно за идею - помочь борьбе с коммунизмом и добиться свободы слова. Тогда действительно газета переехала в роскошное здание.

- А что скажете насчет "подрывной" литературы?

- До 1991 года газета была рупором диссидентства. Всем, что касалось политзаключенных, их судеб, помощи им, независимого слова, - всем занималась газета "Русская мысль". Здесь действительно работал целый издательский отдел, который выпускал в свет запрещенные в СССР книги в формате записной книжки, а потом их "подпольно" переправляли в Советский Союз. У меня, к примеру, есть издание Солженицына "Архипелаг Гулаг" размером со спичечный коробок.

- Какова политика современной "Русской мысли"?

- Главный наш постулат - как можно меньше политики. Газета работает на читательский интерес и, с другой стороны, пытается зарабатывать, в том числе и с помощью новых проектов. В ближайшее время мы выпускаем толстый глянцевый журнал с самыми интересными публикациями "Русской мысли" за последние три года на французском языке. В приложение к нему - музыкальный диск "Русский рок в Париже".

- Ирина, у вас есть своя тема в газете?

- Редакторская работа съедает почти все время, но не писать нельзя. Сейчас в штате газеты всего три человека - секретарь, корректор и редактор. Несколько постоянных авторов, которые пишут о политике, экономике, в том числе из России, работают за гонорар. Моя "епархия" сейчас - религиозные темы. Когда начинала работать - вела раздел политики, делала еженедельные обзоры по Европе, а прежде занималась социальной проблематикой - под рубрикой "Жизнь в современном мире".

Наш тираж сейчас пять тысяч экземпляров, подписчики есть почти в 50 странах мира. У нас существует хорошая обратная связь. Многих мы знаем даже "поименно". Так, в Индии есть два подписчика, причем один из них читает нас уже более 10 лет.

В России их появилось множество начиная с 1992 года, когда в Москве день в день стал выходить в свет идентичный тираж "Русской мысли". При поддержке Фонда Сороса газета распространялась по всей стране, поступала в три тысячи российских библиотек. Больше того, обсуждался даже вопрос о переезде редакции "Русской мысли" в Москву, как это сделали "Континент" и "Посев".

Но потом сложилась парадоксальная ситуация: газета как бы оказалась между двух стульев - она уже не была эмигрантской по содержанию, но при этом не могла стать российской. В конце концов, мы стали терять читателей в Париже и подписчиков в Москве. Проект пришлось свернуть... Но в редакции "Русской мысли" по-прежнему есть льготный тариф для тех, кто хотел бы сделать подписку для своих знакомых и родных, живущих в России, - годовой комплект стоит 70 евро. Для французов это, поверьте, не очень дорого.

- Как-то в начале 2000 года в российских СМИ прошло сообщение, что "Русскую мысль" в Париже готовятся закрыть. Это была газетная утка?

- Отнюдь. Так сложились обстоятельства. К 2001 году мы оказались полными банкротами, и газету действительно хотели закрыть.

Деньги, которые нам выплатили как увольнительные пособия, мы, несколько журналистов газеты, сложили "в кучку" и выкупили газету у нашего французского издателя по цене уставного капитала. Нельзя было допустить, чтобы "Русская мысль" исчезла бесследно. В течение двух лет мы, оставшиеся пять-шесть человек, работали бесплатно. Писали и редактировали на дому. Распрощались с нашим историческим помещением, где прожили почти 30 лет, сохранили только книжные шкафы, которые были еще при Зинаиде Шаховской. Жили, можно сказать, на чердаке, но ни одного номера газеты не пропустили. Спасибо авторам, которые поддерживали нас совершенно бескорыстно. За два года я буквально сбилась с ног в поисках средств. Обошла все парижские издания, многие издательства, объясняя, что "Русская мысль" стала уже историческим достоянием Франции, - взаимопонимания так и не нашла. В конце концов, люди, которые проявили интерес к нашему изданию, оказались русскими бизнесменами.

- Круг ваших читателей сейчас сильно изменился?

- Разумеется. Если верить официальным цифрам, за пределами России, только в Европе, живет сегодня шесть миллионов человек. Конечно, Франция в этом смысле выпадает из общего ряда. С одной стороны, она имеет богатую историю русской блестяще образованной аристократической эмиграции, с другой - сегодня просто плетется где-то в хвосте по сравнению даже с Германией. Вся молодая бизнес-элита перебралась в Англию. Что касается Франции - сюда приезжают жители Украины, Молдавии, как правило, на заработки. Девушки - замуж. Хорошо, что сейчас в Париже стала появляться более активная молодежь. Еще пять лет назад казалось, что русская жизнь в Париже окончательно замерла. А сейчас одна соотечественница организовала французскую лигу КВН, которая собирает на игру полные залы, едут команды из Бельгии, Германии, Греции. Есть реальные планы создать в Париже свой русский театр. Тем не менее с каждым годом русских во Франции становится все меньше.

- С чем это связано?

- Очень сложно "прописаться". У меня есть знакомые - русская семья, они живут здесь почти шесть лет, имеют двоих детей, один из которых родился уже во Франции. Можете себе представить, они только недавно получили право на жительство, причем пока на год: и без права на работу. В Англии все это делается практически сразу и без проблем. Поэтому и наших соотечественников, и русских газет там больше. Для сравнения: в Лондоне их три.

- Из тех эпох, которые довелось пережить, какая больше пришлась по душе?

- Трудно ответить однозначно. Начать с того, что считать рубежом. Знаете, когда спустя 11 лет после отъезда из СССР впервые приехала в Россию и увиделась со своими родителями - для меня это была эпоха. Потому что, честно сказать, я уже не надеялась с ними встретиться.

- И последний вопрос: ваши дочери русский не забыли?

- Конечно, нет, но менталитет у них уже французский. Хорошо это или плохо - трудно сказать. Так сложилась жизнь. Младшая, Настя, учится в Сорбонне, изучает языки. Старшая, Катя, занимается психологией. Я, признаться, никогда не думала, что, как бывшая диссидентка, смогу получить российский диплом "За вклад в развитие средств массовой информации за рубежом". Понимаю, что это где-то условность. Но все-таки трогает:

Досье "В"

Ирина Кривова окончила исторический факультет Московского пединститута им. Ленина. Во время учебы сблизилась с диссидентами. В 80-е годы участвовала в издании журнала "Гласность". В 1988 году с мужем и двумя дочерьми эмигрировала во Францию. В 1990 году пришла работать в газету "Русская мысль". Была политическим обозревателем. Последние два года - редактор. Награждена российским дипломом "За вклад в развитие средств массовой информации за рубежом".

Владивосток - Париж - Владивосток

Автор : Тамара КАЛИБЕРОВА (фото автора), "Владивосток"

В этом номере:
Гора писем для мэра

Вчера парусник "Паллада" принимал на своем борту почетного гостя - мэра Владивостока Владимира Николаева. Это его первый визит на знаменитое судно.

"Мумия" возвращается

15 октября в театрально-концертном комплексе ВГУЭС "Андеграунд" вместимостью 850 человек состоится концерт группы "Мумий Тролль". Он станет первым концертом гастрольного "Здравствуйдосвиданья-тура" по 15 городам России.

С Интернетом "на ты"

В Дальневосточном госуниверситете начала работу VI международная научно-методическая конференция "Дистанционное обучение и Интернет".

Чистота моря станет предметом всеобщего обсуждения

Сегодня в Институте защиты моря Морского государственного университета начала свою работу III международная научно-практическая конференция "Морская экология-2005". В ней принимают участие гости из Японии, Дании, Америки и других стран.

Возвращение красоты, которую мы однажды потеряли

Завтра во Владивостоке в галерее "Портмэй" открывается выставка "Красота в изгнании". Триумфальный успех сопровождает экспозицию повсюду, где бы она ни появилась, - в Париже, Москве, Екатеринбурге, Самаре и многих других городах...

Последние номера