Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Культура, история

У истоков военно-морской разведки

На рубеже XIX-XX веков на российском Дальнем Востоке родились два уникальных формирования, прежде не имеющих аналогов: Восточно-Китайская железная дорога (КВжд) и Амуро-Уссурийская казачья флотилия. К обеим этим необычным структурам имеет непосредственное отношение фигура Александра Васильевича Колчака (1874-1920 годы).

На рубеже XIX-XX веков на российском Дальнем Востоке родились два уникальных формирования, прежде не имеющих аналогов: Восточно-Китайская железная дорога (КВжд) и Амуро-Уссурийская казачья флотилия. К обеим этим необычным структурам имеет непосредственное  отношение  фигура Александра Васильевича Колчака (1874-1920 годы).

Свой боевой отсчет Амуро-Уссурийская казачья флотилия начала в 1894 году. Комплектовалась она из строевых казаков, знавших речное дело, а машинисты, навигаторы и их помощники принимались по вольному найму. Среди командиров кораблей были офицеры Сибирской флотилии и погранстражи.

Через год после создания Амуро-Уссурийской флотилии свой путь разведчика на берегах Тихого океана начал и Колчак. Впервые во Владивостоке Александр Васильевич оказался в 1895 году, на броненосном крейсере первого ранга "Рюрик". Оперативность направления "Рюрика" и ряда других кораблей с Балтики  во Владивосток была вызвана агрессией Японии. Корея и Китай подверглись нападению, и японские вооруженные силы вплотную приблизились к границам Российской империи.

Необходимо было всесторонне знать будущий театр военных действий. Эта задача и была поставлена перед зарождающейся разведкой Сибирской военной флотилии.

В течение четырех лет именно в этом воинском формировании и служил А. В. Колчак. Несмотря на крайне напряженную, отнимающую все время и силы должность вахтенного начальника крейсера, он вел детальные записи по проблемам океанографии и гидрологии. Побывав в Китае и Японии, собрал объемную военно-политическую информацию.

Обобщив и систематизировав полученные сведения, он  соответствующие выводы и предложения доложил командованию. Научная составляющая этого доклада нашла отражение, в частности, в опубликованном им  ряде работ журнала "Записки по гидрографии" (1899 год).

С 1904 года Колчак воевал в Порт-Артуре, сначала на боевом корабле, затем на берегу, командиром артиллерийской батареи. Ее огнем японцам был нанесен значительный урон. Одной из причин результативной стрельбы явилась организованная Александром Васильевичем серьезная предварительная разведка сил противника. Потомки русских эмигрантов, проживающие в Порт-Артуре, вспоминали, что последней батареей, прекратившей огонь, была батарея Колчака. Причем стрельба была прекращена, когда у русских кончились снаряды, а самого Александра Васильевича вынесли раненым с поля боя. За мужество и отвагу он был награжден золотым клинком с орденом Святого Георгия. Его храбрость оценили даже японцы. Захваченный противником, он недолго находился в плену. Согласно "бусидо" (кодексу чести самураев) японцы освобождали  прежде всего наиболее храбрых своих врагов.

В начале лета 1906 года  на основании Именного Высочайшего указа Николая II было создано новое разведывательное формирование - Морской генеральный штаб (МГШ). Об именно разведывательном характере этого учреждения говорит прежде всего тот факт, что Главный морской штаб продолжал действовать в своем обычном режиме.

Заведующим (начальником) статистического отделения был назначен А. В. Колчак. Говоря современным языком, это было подразделение по сбору и анализу разведывательной и контрразведывательной информации. Александр Васильевич подчинялся непосредственно начальнику МГШ. На него же замыкались все военно-морские агенты и оперативные отделения в портах.  Военно-морские агенты назначались, как говорилось в секретных документах тех дней, "для доставления Морскому генеральному штабу возможно полных и точных сведений о вооруженных морских силах и средствах иностранных государств". (Российский государственный архив, ф. 37967, оп.2, д. 17, л.8-9). Оперативные отделения в портах являлись местными органами МГШ и подчинялись отделению русской статистики. Кроме того, в составе командования флотов и флотилий находились офицеры, отвечающие за статистическую работу. Именно перед ними Колчак ставил задачи по направлениям и объектам сбора информации.

...Немало офицеров в Петербурге и во Владивостоке считало, что Япония в ближайшее время совершит новую агрессию против России. Эту точку зрения разделял и приамурский генерал-губернатор П. Ф. Унтербергер. Именно Японию они считали основным противником империи (Архив внешней политики России, фонд "Японский стол", д. 200, л.101). Они предлагали перевести на берега Тихого океана тяжелые крейсера, дредноуты, а для этого  - строить новые и усиливать имеющиеся военно-морские базы и промышленные предприятия.

Мнение Колчака было другим: основные военные действия произойдут на Балтике и Черном море, а  на Дальнем Востоке России наряду с крейсерами надо иметь такой флот, который  смог бы защищать морские и речные границы империи. Для их защиты необходимы были, во-первых, корабли, способные выполнять боевые разведывательные задачи зимой, в ледовых условиях (большинство тогдашних кораблей использовалось не более 6-7 месяцев в году); во-вторых, канонерские лодки и мониторы (речные, мелкосидящие суда, имеющие разнокалиберную огневую мощь).

В 1907-1908 годах в поселок  Кукуй в Забайкалье прибыли 10 канонерских лодок в разобранном виде и комплектующие к ним. После спуска на воду и монтажа оборудования, артиллерии они вступили в строй.

В 1909-1910 годах были спущены на воду восемь башенных канонерских лодок, собранных в этом же поселке. Но это были уже корабли, построенные с учетом последних достижений науки и морской военной практики.  Процесс проектирования и самого строительства происходил в Петербурге при участии Колчака. Переведенные в класс мониторов, эти корабли имели мощность судовых силовых установок в три тыс. лошадиных сил, что позволяло им развивать повышенную скорость и сохранять значительную дальность автономного плавания. Серьезную опасность для противника представляла и их огневая мощь. Согласно проекту каждый монитор имел по 10 орудий и семь скорострельных пулеметов. Уязвимые части кораблей были защищены броней. Осадка всего в 1,6 метра позволяла почти вплотную подходить к неприятельскому берегу и подниматься вверх по течению Уссури и Сунгари. Экипаж состоял из 152 моряков.

Спецслужбы других государств сразу же проявили интерес к этим речным красавцам. Мнение иностранных экспертов было однозначным: в этот период это были сильнейшие и наиболее универсальные в мире башенные канонерские лодки. Они могли выполнять несколько задач, включая ведение разведки и охрану границ России.

К 1911 году  Морской генштаб  состоял из семи частей. Статистическая часть состояла из двух отделов: первый - занимался изучением иностранных флотов (закордонная разведка); второй - с территории России отслеживал проблемы близлежащих баз, флотилий пограничных государств (Временное положение об управлении Морским  ведомством. Спб., 1911, с. 51).

Полученный  на востоке практический опыт позволил Александру Васильевичу составить "Записку о реорганизации Морского генерального штаба" (1912 год) и опубликовать книгу "Служба Генерального штаба". В обеих работах высказывались предложения, намного опережающие тогдашний уровень военно-морской мысли.

Деятельность морской разведки А. В. Колчак рассматривал в те дни через призму идеи превращения России в великую морскую державу.

Согласно  этой идее разведсведения должны были добывать прежде всего военно-морские атташе и офицеры, командируемые за границу. Дело в том, что в соответствии с требованиями "Инструкции военно-морским агентам" от 27 сентября (10 октября) 1908 года эти офицеры подчинялись непосредственно начальнику МГШ, но не имели права использовать негласную агентуру.

При активном участии Колчака были разработаны и приняты "Временное положение об управлении Морским ведомством" (1911 год), "Инструкция военным агентам и лицам, их замещающим" (1912 год), "Основные положения для организации и ведения военной разведки штабами пограничных округов" (1912 год) и ряд других документов. Теперь военно-морским атташе вменялось использование негласной агентуры и оказание им содействия в этом вопросе чинами пограничной стражи.

Добываемая морскими разведчиками информация использовалась как в деятельности самого МГШ, так и в проводимых под  руководством великого князя Алексея Михайловича морских стратегических играх. Узкому кругу специалистов известны разработанные и проведенные игры: "Война России с Японией", "Война на Черном море", "Война на Балтийском море" и др.  Необходимо отметить, что с 1909 года в этих играх предусматривалась реализация идей, предлагавшихся А. В. Колчаком: использование авиации на море, плотное взаимодействие с другими родами войск, использование средств  радиоподавления и радиопоиска и ряд других.

В период первой мировой войны Александр Васильевич показал себя как талантливый организатор проводимых российскими моряками успешных разведопераций  на Балтике (1915-1916 годы) и на Черном море (1916 год). В этом же году он досрочно из рук императора получил погоны вице-адмирала.

В январе 1918 года волею судьбы Александр Васильевич оказался в Шанхае, а в марте выехал на территорию Китайско-Восточной железной дороги (КВжд). Учитывая его авторитет и опыт, он был включен в состав правления дороги.

На реке Сунгари, впадающей в Амур, адмирал начал восстанавливать флотилию из добровольцев-беженцев и эмигрантов. Он действовал на территории иностранного государства прямолинейно, как  у себя дома. "Китайцы смотрели на это довольно косо", - вспоминал он позже.

Защищая честь русского офицера (в своем понимании), Александр Васильевич вошел в непримиримый конфликт с рядом японских генералов и их ставленниками ( например, атаманом Уссурийского казачества И. Калмыковым). Практически плененный самураями, адмирал три месяца вынужден был снова "отдыхать" в Японии.

И уже после этого он оказался в Сибири, где начался его последний путь - путь Верховного правителя, закончившийся в 1920-м иркутским расстрелом.

Автор : Сергей КРЮКОВ, председатель правления краевого отделения фонда "Правопорядок-центр", Олег ЩЕРБАКОВ, кандидат исторических наук, специально для "В"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Плата за героизм

Ветеран Великой Отечественной войны Виктор Степанович Васильев, служивший в тяжелые для нашей Родины годы на военном корабле, умер от болезни сердца 23 декабря 2003 года. Похоронили Виктора Степановича на Морском кладбище Владивостока. Но так по сей день и стоит его могилка без памятника. Стоит - как укор всем нам живущим, здравствующим и цветущим. Дикость? Так и есть. Это в год 60-летия Великой Победы, когда вся страна трубит о повсеместно совершаемых добрых делах для еще живых ветеранов. А как же память о тех, кого с нами уже нет?

Тит последний гриб растит

Если судить по народным приметам, то с сегодняшнего дня должна пойти осенняя волна грибов. Сегодня православные христиане чтят память апостола Тита. Старая поговорка утверждает: "Святой Тит последний гриб растит".

Учиться - чтобы не болеть

Только абсолютно здоровый человек может посчитать это событие незначительным. Сотни тысяч астматиков мира с ним не согласятся - очень уж серьезна проблема, очень уж мучительна болезнь. Поэтому специалисты решили отметить 10-летие городской астма-школы конференцией "Современные взгляды на значение образовательных программ в диагностике, лечении, профилактике бронхиальной астмы и аллергических заболеваний".

На заметку

Губернатор Приморского края издал распоряжение об установлении сроков охоты на птиц. Согласно документу охотиться на водоплавающую и болотную дичь разрешено с 9 сентября по 13 ноября 2005 года, на горлицу - с 9 сентября по 9 октября 2005 года.

Свидетели и очевидцы...

60-летию окончания второй мировой войны посвящена новая фотовыставка, которая открылась вчера в галерее "Арка".

Последние номера