Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Мегаполис

Как обокрасть город?

Информация о кадровых чистках в бывшем управлении муниципальной собственности и о том, что за последние годы из списка муниципального имущества по вине "некоторых чиновников" ушло около 500 объектов, сенсацией не стала. Потому что про махинации с муниципальным имуществом во Владивостоке, процветавшие во времена прежней администрации махровым цветом, говорилось и писалось не один десяток раз.

Информация о кадровых чистках в бывшем управлении муниципальной собственности и о том, что за последние годы из списка муниципального имущества по вине "некоторых чиновников" ушло около 500 объектов, сенсацией не стала. Потому что про махинации с муниципальным имуществом во Владивостоке, процветавшие во времена прежней администрации махровым цветом, говорилось и писалось не один десяток раз.

Любопытство корреспондентов "В" вызвала именно механика "увода" городского имущества. Мы провели расследование и выяснили несколько весьма любопытных схем, по которым это все совершалось.

Схема первая. Этот бедный - бедный инвестор

За несколько лет капитализма мы хорошо усвоили: если нет денег, то купить хоть дом, хоть чердак от дома не получится. Кто ж вам его отдаст задаром-то? Но это только в том случае, если собственником недвижимости является частник.

А вот если недвижимость муниципальная, то есть, по большому счету, принадлежащая всем жителям Владивостока, то заиметь особнячок в самом центре города, оказывается, вполне возможно было и без денег.

Есть во Владивостоке дом, предположим, по адресу: Океанский проспект, 26/2. Двухэтажный и очень старенький. Верхняя часть дома жилая, и, стало быть, приватизировали ее здешние обитатели, как только это стало возможным. Ну и, как водится, продали со временем тем, у кого деньги есть.

И вот, допустим, гражданин Пупкин, купив некоторую часть данного здания у частных лиц, огляделся и видит - совсем дом плохонький. Удобств никаких, подвал прогнил напрочь, а на фасад без слез и не взглянешь:

А поскольку здание относилось к ведению муниципалитета, то гражданин Пупкин шел в управление муниципальной собственности (УМС) с предложением: мол, давайте, господа хорошие, я домик-то починю, подвал приведу в божеский вид, фасад отремонтирую. Заключим инвестиционный договор, по которому вы мне передаете это здание на ремонт, а я нахожу для реконструкции городской собственности необходимые средства.

Договор подписывался. При долевом участии города и гражданина Пупкина создавалось товарищество без образования юридического лица. Причем доля гражданина Пупкина, именуемого теперь на законном основании инвестором, определялась в 90 процентов, а городские власти, радостно потирая руки, соглашались на 10.

Инвестор, получив подписанный договор, тут же начинал бурную инвестиционную деятельность. К примеру, выламывал дверь в подвал и красил одну стенку в помещении данного товарищества в зеленый цвет. Или, наоборот, дверь в подвал ставил, а одну из долевых стенок слегка разламывал.

А потом являлся в ставшее родным УМС. Мол, дорогие партнеры по товариществу, старался я изо всех сил выполнить реконструкцию в сроки, установленные в инвестиционном договоре, да вот беда, деньги кончились! А потому нельзя ли, друзья-товарищи, приостановить действие вышеуказанного договора на неопределенный срок согласно пункту 5.4, где говорится о возможности приостановить реконструкцию объекта?

После этого инвестор, потрясая копиями чеков на покупку двух ломов и трех банок краски, требовал оценить объем проделанных работ и зафиксировать их в акте. Получив вожделенную бумагу, тут же бежал в Главное управление Федеральной регистрационной службы Приморского края (которое раньше называлось Приморский краевой центр по регистрации прав на недвижимое имущество). Для чего? А чтобы зарегистрировать свое право собственности на незавершенное строительство и иметь уверенность в том, что, если дело дойдет до суда, то инвестор, имеющий права на 90 процентов недвижимости, уж всегда переиграет того, кто располагает долей в 10 процентов.

Товарищи из УМС приостановить действие договора почему-то соглашались. И более того, соглашались с требованием бедного-бедного инвестора определить в натуральном выражении его долю. И даже составляли поэтажный  план помещений, выкопировки плана БТИ, техпаспорта, где четко прописывали, какие именно квадратные метры  и где отходят инвестору Пупкину. А сами, так и быть, соглашались оставить в собственности города вон ту кладовочку. Умный Пупкин опять отправлялся в управление регистрации прав на недвижимость: и становился владельцем этой уже практически всей бывшей муниципальной собственности.

Как сообщили корреспонденту "В" юристы, проводившие ревизию в УМС по договорам, заключенным с 1999-го по июнь 2004 года включительно, инвесторы получали муниципальное имущество в собственность, практически ничего не делая. Объем выполненных работ по всем проверенным договорам ни разу не дошел даже до 50 процентов, однако муниципальное имущество уже практически перешло в другие руки.

Схема вторая. Премия за чердак

Известно, что крыши и подвалы жилых и не очень домов  - вечная головная боль всех городских властей по всей России. А во Владивостоке с его муссонным климатом уж особенно. Как ни чини, сколько миллионов в ремонт ни вкладывай, все равно текут, заразы!

И вот кого-то из предыдущей администрации осенило: а чего мы, собственно говоря, мучаемся и бездарно растрачиваем на эти крыши и подвалы городской бюджет? Ведь под большинством крыш имеются чердачные помещения, а в подвал или цоколь, если его осушить, почистить и обустроить, можно и парикмахерскую запустить, и ателье, и даже ночной клуб. Будем продавать - решили умные чиновничьи головы. И стали продавать. Естественно,  с соблюдением всяких процедур по согласованию и на основе расчетов по хитрым формулам, которые учитывали и балансовую стоимость реализуемого объекта, и процент износа конструктивных элементов зданий, и еще массу всяких параметров. Инвентарную стоимость на цоколь или чердак выводила городская организация, которая раньше называлась БТИ - бюро технической инвентаризации, а теперь - федеральная "Росинвентаризация". 

В итоге за чердачное помещение муниципального дома средних размеров, примерно в 200-300 квадратных метров, чиновники получали для городской казны совершенно "роскошные" суммы: по 2-3, а кое-где даже по 8 тысяч рублей! Правда, этих денег, как утверждают злые языки, не хватало даже на регулярные премии сотрудникам УМС за добросовестную работу по пополнению доходов городского бюджета:

Схема третья. "Хозяин, купи гвоздь!" 

И совсем шикарный пример увода муниципальной собственности хорошо иллюстрирует история, случившаяся со злополучным парком Минного городка во Владивостоке, который пребывает сейчас в запустении.

Оказалось, что все 15 объектов недвижимости, имеющиеся на территории парка Минного городка по адресу: Луговая, 34 - кинотеатр "Буратино", выставочный зал и прочие, исключая туалет, от которого инвестор совсем недавно отказался, были переданы 2 декабря 2003 года по инвестиционному договору на реконструкцию ООО "Авторитет". Эта фирма, благополучно проделав манипуляции, указанные в начале этих заметок, продала эти сооружения в парке другой фирме, которая называется ООО "Центр безопасности дорожного движения".

В деле УМС имеется свидетельство о праве собственности на незавершенное строительство, выписанное на имя этой странной "дорожной" фирмы. А потом "собственником" всех этих "незавершенных  строительством" парковых зданий почему-то стал некий А. А. Фурман, который 25 марта нынешнего года обращался в УМС с предложением :выкупить его долю в 90 процентов незавершенного строительства примерно за 3 миллиона рублей!

Все - как в анекдоте про конокрада, который предлагает хозяину уведенной им лошади купить гвоздь от подковы:.

Кстати, поступил этот А. А. Фурман совершенно логично, потому что по закону, прежде чем продать свою долю собственности в "простом товариществе" кому-нибудь постороннему, сначала необходимо предложить выкупить ее своему партнеру.

Новое руководство УМС совершенно логично поинтересовалось у  господина А. А. Фурмана, мол, а как вы вообще стали собственником двух объектов из 15 в парке Минного городка? Документы у вас есть? И этот владелец исчез из поля зрения УМС, но, разумеется, не с карты Владивостока. Потому что, как выяснилось, еще до обращения в УМС эти два объекта он благополучно продал  некоему Милишенко Роману Владимировичу.

И уже этот собственник обратился в другую администрацию, краевую, которой город передал  3200 квадратных метров земельной территории Минного городка  под проектирование и строительство большого концертно-спортивного комплекса. С тем же требованием - выкупить у него долю за такие же сумасшедшие деньги: Кстати  выставочный павильон в парке Минного городка, который усиленно пытаются продать, по генплану Владивостока попадает под снос, для того чтобы можно было выстроить нормальный  концертно-спортивный комплекс.

Можно ли ошибиться 500 раз подряд?

За дополнительными разъяснениями  корреспондент "В" обратился к специалистам-ревизорам бывшего управления муниципальной собственности, которые по ряду причин не могут открыто назвать свои имена. Вот их ответы на вопросы, записанные на диктофон.

- Сколько всего инвестиционных договоров заключено и сколько вы выявили случаев, где четко просматриваются схемы увода муниципальной собственности?

- Всего в нашей базе зафиксированы около 800 инвестиционных предложений по объектам, но договоры заключены далеко не по всем. А преждевременно переданных объектов муниципальной собственности выявлено около 500. Нынешняя администрация города, пытаясь навести порядок в сфере использования муниципальной собственности, предприняла усилия, чтобы такого увода не произошло. Мы сейчас как раз инвентаризируем эти документы. Пытаемся вносить изменения в заключенные уже договоры в целях увеличения доли города от 25 до 40 процентов в зависимости от места расположения объекта и его значимости, его физического состояния. В основном это касается объектов, представляющих собой руины или незавершенное строительство. Попутно разбираемся в целой  цепочке так называемых инвесторов на отдельных объектах.

- Это какие объекты?

- Можно привести пример с инвестиционным договором по зданию на  улице Светланской, 113. Это, кстати, памятник - здание историческое. Договор № ИП-96/2003 на комплексную реконструкцию этого здания был заключен между УМС и ООО "Торговый дом "Гонконг". Интересно также отметить, что   учредителями ООО "Торговый дом "Гонконг" являются такие лица: Склянчук Тамара Евгеньевна, Лысов Валерий Романович, Пак Валерий Валентинович, Ли Сергей Алексеевич и ООО "ДАЯР" в лице директора Копылова Данила Юрьевича.

11 августа 2003 года это здание по акту приема-передачи было передано УМС госпоже Склянчук. По инвестиционному договору срок ввода отреставрированного здания устанавливался во втором квартале 2006 года, и после введения в эксплуатацию площади этого объекта должны быть распределены таким образом: 90 процентов - ООО "Торговый дом "Гонконг", 10 процентов - администрации города Владивостока.

Хочу отметить характерную особенность работы с этим объектом. В деле нет ни согласованного эскизного проекта, ни рабочего проекта, ни согласования с органами санэпиднадзора и пожарными. Это те документы, без которых никакой инвестор никогда не получил бы постановления главы администрации на реконструкцию. Но в этом случае 9 апреля 2004 года появляется постановление главы администрации Владивостока Ю. М. Копылова № 661, которое разрешает ООО "Торговый дом "Гонконг" проводить реконструкцию здания на Светланской, 113.

3 декабря 2004 года ООО "Торговый дом "Гонконг" по договору № УП-96-01 производит переуступку права на реализацию инвестиционного проекта ООО "Владстройинвест". Причем фирм с таким названием, как мы выяснили, во Владивостоке имеется несколько. Есть вполне  солидные, но то ООО, о котором мы говорим, не представило в УМС никаких учредительных документов, и, по сути, никаких договоров с такой фирмой вообще подписывать никто не имеет права. Однако переуступка прав была оформлена. И буквально сразу же это ООО "Владинвестстрой" обращается в УМС с письмом о продлении срока реализации первого этапа и перенесении срока ввода объекта в эксплуатацию на более позднюю дату:

- Как вы считаете, это коррупция, или, может быть, сотрудники УМС просто недосмотрели чего-нибудь при оформлении договоров, ошиблись при составлении формулировок?

- Утверждать, что такие договоры заключались за взятки или оказание каких-либо иных "встречных" услуг, мы не можем. Но,  если таких случаев набирается около 500, то, согласитесь,  об ошибках говорить не приходится. Тем более что в УМС работала целая группа юристов, которых юридическая общественность Владивостока знает как очень квалифицированных и весьма дотошных специалистов: 

Необходимое послесловие

Вот такие дела творились у нас во Владивостоке. Сейчас администрация Владимира Николаева пытается навести порядок в деле использования муниципальной собственности. Нет больше управления муниципальной собственности. Кадровая чистка уже привела к увольнению руководителей подразделений и многих чиновников бывшего УМС. Новым управлением муниципального имущества, градостроительства и архитектуры руководит Николай Аржанов - опытный управленец, перешедший из администрации края..

А еще во Владивостоке вводится схема работы с муниципальной недвижимостью по принципу "одного окна". Это позволит  гражданам и юридическим лицам подавать в одном месте заявления на реконструкцию муниципальных объектов, реконструкцию и строительство частных объектов, получение земельных участков в собственность или аренду, а также получение в аренду городских помещений. И в том же месте получать в установленные сроки ответ. А не бегать по сонму чиновников, отстегивая свои кровные за всякого рода справки и визы.

Может быть, это все и получится. Но, сдается, пока не будет окончательно ясно, сколько и каких объектов муниципальной собственности "ушло", пока не будут преданы гласности названия фирм и имена людей, умудрившихся на халяву отобрать то, что принадлежит нам всем, рецидивы "халатности" чиновников возможны всегда. Ведь, известно, человек - существо слабое. Остановить его может только наглядный пример уголовного наказания тех, кто причастен к незаконной приватизации муниципального имущества:

Автор : Ольга АКСАКОВА, "Владивосток"

В этом номере:
Анжела - королева дельфинов

У Анжелы Рябининой довольно экзотичная профессия - дрессировщица дельфинов в местном дельфинарии ТИНРО-центра. Как оказалось, пришла она в эту профессию тоже довольно экзотично.

А пострадали дети...

В последние дни аренды владивостокских муниципальных водоканализационных сетей предприятием "Примводоканал" (как уже сообщал "В", сегодня эта аренда закончится) его руководство продемонстрировало, мягко говоря, крутой нрав.

О сборах и шефстве

Сегодня в администрации Первомайского района Владивостока состоится заседание "Круглого стола", посвященное организации военно-патриотического воспитания молодежи.

Праздник для мальчишек

Завтра для владивостокских мальчишек, проживающих в районе БАМа, наступит настоящий праздник - по адресу: улица Шошина, 25а открывается детско-юношеская школа по греко-римской борьбе.

Начинается кино

В преддверии III кинофестиваля "Меридианы Тихого" в краевом драматическом театре им. Горького прошла пресс-конференция, на которой представители дирекции фестиваля рассказали, чего ждать зрителям в этом году.

Последние номера