Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Происшествия

Перекосы весов правосудия?

Адвокат Александр Чомаев считает, что милиция и прокуратура расследуют убийство в Артеме недозволенными методами.

Адвокат Александр Чомаев считает, что милиция и прокуратура расследуют убийство в Артеме недозволенными методами.

Свидетель под арестом

С неожиданного скандала началось расследование уголовного дела по факту массового убийства в городе Артеме, где в доме по ул. Лескова были обнаружены семь трупов. Седьмая, бабушка, как выяснилось, умерла своей смертью, а остальных сильно порезали ножом и били чем-то тяжелым. Среди погибших - двое детей 10 и 12 лет. Приехавшие на место сотрудники прокуратуры края приступили к расследованию, и вскоре подозреваемый был обнаружен - им оказался 22-летний местный житель - работник цеха по изготовлению пластиковых окон Виталий Курочкин (фамилия изменена в интересах следствия). Он жил в доме по соседству, и после обнаружения трупов именно его пригласили на опознание погибших. После этого его как свидетеля допросили в УВД города Артема, потом вместе с сожительницей отпустили. Курочкин, который и в день убийства употреблял спиртное, вернувшись домой, выпил еще.

Как рассказал корреспонденту "В" адвокат Александр Чомаев (который пытался отстаивать интересы Курочкина), произошло следующее -  вечером 31 июля, около 21 часа, Виталия Курочкина доставили в УВД Артема еще раз, правда, как злостного нарушителя. И чуть позже - арестовали.

Александр Чомаев:

- Согласно рапорту сотрудников ППС города Артема на улице (при этом не указывается, на какой именно) автомобильный патруль остановил нетрезвого гражданина, который на просьбу представиться, назвался Курочкиным, а на предложение поехать ответил грубой нецензурной бранью, словесно угрожал милиционерам, пытался затеять с ними драку и одновременно с этим - убежать. За это был задержан и помещен в камеру, а на следующий день арестован мировым судьей на пять суток за мелкое хулиганство. Имеется также еще один рапорт, согласно которому Курочкин угрожал милиционерам, но на этот раз уже оперативникам уголовного розыска. Но у тех - своя версия, почему арестован Курочкин. Согласно рапорту оперативников, работая по убийству, они доставили его в городское УВД, где тот впал в буйство. В рапорте сообщается об угрозах милиционерам, грубой брани в адрес представителей правопорядка и т. п. Однако почему-то с самим протоколом об административном правонарушении Курочкина не ознакомили, его подписей там  нет, объяснений тоже, копия протокола ему не вручена. Получается, что человек, которого арестовали за мелкое хулиганство, протокола, на основании которого, собственно, и произошел арест, да и самого постановления судьи, в глаза не видел! При всем этом Курочкина, лишенного свободы, продолжали несколько дней (с 1 по 3 августа) допрашивать по убийству как свидетеля, ему не давали пищу, не поили, оказывали психологическое давление, не давали воспользоваться услугами адвоката. Итог - под давлением мой подзащитный написал явку с повинной, в которой признается в совершении данного преступления. И даже после вступления адвоката в дело его первоначально ограничивали по времени в свидании с подзащитным, мешали общению наедине. Вызывает озабоченность тот факт, что грубые нарушения закона и конституционных прав происходят в процессе расследования уголовного дела, которое проводит прокуратура ПК. С сожительницей Курочкина поступили аналогично.

Из жалобы Оксаны Кораблевой (фамилия изменена) в Артемовский городской суд:

- "...около 22-24 часов (31.07.05. - Прим. авт.) меня увезли домой, где был произведен обыск. После этого меня вновь привезли в УВД, где подвергли допросам...".

1.08.05. - "В перерывах меня вновь вывозили на обыски, а затем вновь подвергали допросам, принуждая дать показания, что убийца - Виталий. Мне не давали пить, хотя стояла жара, не давали есть...".

2.08.05. - "... когда я пришла в УВД, меня отвели в 215-й кабинет, где подвергли непрерывному допросу до 18 часов, затем мы съездили домой, где изъяли рубашки мужа, после чего привезли в милицию и подвергли непрерывным допросам. Надо мной продолжали издеваться: не давали воды, не отпускали поесть. Я неоднократно просила, чтобы мне разрешили пообщаться с моим адвокатом, однако во всем этом мне было отказано. Напротив, меня подвергали оскорблениям, били по голове, и в итоге, не выдержав всего этого, я оговорила своего мужа, дав показания, не соответствующие действительности - о том, что убийство совершил Виталий:  Я просила суд дать соответствующую оценку действиям всех лиц, принимавших участие в работе со мной, ссылаясь на нарушенные статьи 187 УПК РФ (допросы по 12-14 часов вели разные работники, в том числе и в ночное время) и ст.189 (лишили возможности воспользоваться услугами адвокатов). Нарушена даже статья 51 Конституции РФ (право гражданина не давать показания против себя и своих близких): меня заставляли (угрозами и силой) давать показания в отношении близкого мне человека. А после подачи жалобы в суд следователь В. меня опять закрыл в камеру как подозреваемую на двое суток, где  меня обработали так, что я вынуждена была подтвердить не соответствующие истине показания. Да что там говорить: готова была сама признаться в чем угодно и оговорить кого угодно...".

В связи с этими рассказами стоит задаться вопросом: а часто ли свидетелей держат в камерах, проводят у них обыск и проверяют на полиграфе ("детекторе лжи")?

"Силовые" чиновники  против Чомаева

Оговоримся сразу. Любое дело с большим числом убитых всегда находится на контроле в Генпрокуратуре РФ и МВД РФ, и поэтому из Москвы тщательно следят за тем, чтобы оно было раскрыто в кратчайшие сроки. Естественно, на местном уровне расследование таких дел достается очень опытным следователям, которые к тому же работают под контролем своих не менее опытных начальников. Но с этим делом - загвоздка. Артемовское убийство, по мнению Чомаева, несмотря на "массовость", - банальнейшее. Бытовуха. Финансового мотива нет - у убитой семьи просто нечего было взять. Каких-то особых конфликтов у погибшего семейства не было. И скорее всего, по мнению адвоката, это сделал какой-то случайный собутыльник. Или такой враг, о котором соседи знать не могли. А Курочкин при всем желании на настоящего убийцу походит мало. Во-первых, он с первых минут не отрицал, что в день убийства забегал к соседям и выпил с ними рюмку-другую, после чего вернулся в свою компанию. Во-вторых, если бы это он кромсал всех ножом, на нем непременно бы остались следы крови (у одного из убитых и вовсе горло рассечено от уха до уха. - Прим. авт.), а он в той же одежде вернулся домой. К тому же даже помыться негде - ближайшая колонка - в нескольких километрах от места убийства, как и колодец. А в-третьих, после того как Курочкин побывал на месте преступления в качестве свидетеля ("опознавателя"), на его одежде можно найти любые микрочастицы с одежды и тел погибших. И, наконец, в-четвертых, суд потом может весьма критично отнестись ко всем этим явкам с повинной и протоколам допросов, полученным без участия адвокатов. Есть и еще один момент - 22-летний Курочкин, как и его 20-летняя Оксана, - "маленькие люди". Живут в бараке, доходов особых не имеют. Знакомств и покровителей тоже. Юридических знаний - ноль.

А адвокат Чомаев все-таки 2 августа предпринял попытку вступить в дело на стороне Курочкина.

Вот как это выглядит по версии Александра Чомаева:

- 2-3 августа я дважды пытался встретиться с подзащитным, но следователь прокуратуры края В. в присутствии родственников и граждан отказался принимать ордер адвоката и допускать меня к защите Курочкина. Руководство УВД Артема также препятствовало тому, чтобы я попал в здание городской милиции и встретился с подзащитным. Потом, когда я все-таки встретился с ним, Курочкин рассказал, какими методами от него добивались явки с повинной: Например, 3 августа милиционеры попытались за хулиганство арестовать и Оксану, но я сумел в суде доказать, что эти обвинения абсурдны. Но попытка обжаловать действия милиции и прокуратуры по факту незаконного задержания Курочкина закончилась ничем: суд посчитал, что допросы моего подзащитного в качестве свидетеля, лишенного свободы, арестованного на основании сомнительного материала, вполне законны. К действиям же работников милиции, которые не пускали меня в УВД  Артема, органы следствия, оказывается, отношения не имеют. В общем, замкнутый круг: человека задержали, нашли способ арестовать без предъявления обвинения, добились признания и теперь это все законно? Мне спустя три дня в прокуратуре заявили отвод - по этому делу будет работать другой адвокат. Если допустить, что Курочкин виновен, все равно недопустимо применять незаконные методы для получения признаний. А теперь представим, что оперативники и следователи задержали не того: значит, настоящий убийца может оказаться на свободе. А время на сбор доказательств уже упущено: А до сегодняшнего дня сотрудниками УВД и прокуратуры ежедневно оказывается давление на свидетелей по делу, а некоторых, даже имеющих стопроцентное алиби на время совершения убийства, следствие задерживает как подозреваемых и помещает в ИВС для "обработки".

Где взгляд с другой стороны?  

Однако получить комментарий со стороны работников прокуратуры по поводу столь громких заявлений адвоката, подозреваемого и Оксаны оказалось делом проблематичным. Владимир Радмаев, начальник отдела по особо важным делам прокуратуры ПК, от комментариев отказался, заметив только, что по делу работа только началась и о чем-либо говорить еще рано, а подобные обвинения - стандартная позиция защиты и ничего нового в этих заявлениях нет. Следователь прокуратуры края В. также от официальных комментариев отказался ("тайна следствия", "рано говорить"), заметив только, что "все они говорят одно и то же - показания выбиты, их душили, а еще током пытали". И напоследок предупредил об ответственности за клевету. Сотрудники управления уголовного розыска (УУР) УВД края тоже не спешили раскрывать карты, ссылаясь на прокуратуру. Потом, правда, тоже назвали заявления Чомаева и Курочкина "абсурдными" и "вымышленными". Но развернутой картины, которая могла бы пролить свет на то, насколько правдив рассказ задержанного и адвоката, никто не дал. А жаль. Не хотелось бы оказаться необъективным или вставать на одну из сторон. Может быть, версия сотрудников следствия окажется более правдоподобной. Но только дело в том, что, прикрываясь тайной следствия в столь громком деле, работники правоохранительных органов лишь подливают масла в огонь слухов и домыслов, которыми полнится Приморье. "Тайна следствия" и "без комментариев" - это не лучшие ответы в данной ситуации. Тем паче, что речь идет об убийствах шести человек и жители имеют право знать, кто и за что задержан. А сам факт быстрого обнаружения подозреваемого вообще не был обнародован в СМИ. Почему? Трудно донести в массы ту позицию органов следствия, которая не озвучивается: 

Автор : Александр ОГНЕВСКИЙ, "Владивосток"

comments powered by Disqus
В этом номере:
Дан старт

Вчера во Владивостоке официально начались российско-китайские военные учения "Мирная миссия-2005".

Семейный бизнес

Сотрудники приморской наркополиции провели в Находке на улице Горького операцию по задержанию торговца опием.

В низовьях Амура

Из научно-исследовательской экспедиции в бассейн нижнего Амура вернулись ученые Биолого-почвенного института ДВО РАН.

Август - это революция!

19 августа Вьетнам торжественно отмечает 60-летие Августовской революции, которая привела к появлению первого в Юго-Восточной Азии демократического государства и провозглашению 2 сентября 1945 года Демократической Республики Вьетнам (с 1976 года СРВ).

В память об ученом

Сегодня в Институте биологии моря ДВО РАН состоится презентация книги из серии "Люди науки" - "Пролегомены академика Кусакина"...

Последние номера