Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Культура, история

Нечто фантастическое

Собственно, давно уже пора вести речь о кризисе жанра "научная фантастика", если к слову "научная" подходить строго и по сути. Времена Жюля Верна и Герберта Уэллса, когда описание будущего было скорее его предсказанием (стоит вспомнить хотя бы процент сбывшихся, воплощенных в жизнь идей Жюля Верна), когда авторы практически не ставили под сомнение изменение социального строя мира будущего, а обращались лишь к его антуражу, если так можно сказать, миновали...

Алексей Варламов. "11 сентября".
Александр Бушков. "Нелетная погода"

Собственно, давно уже пора вести речь о кризисе жанра "научная фантастика", если к слову "научная" подходить строго и по сути. Времена Жюля Верна и Герберта Уэллса, когда описание будущего было скорее его предсказанием (стоит вспомнить хотя бы процент сбывшихся, воплощенных в жизнь идей Жюля Верна), когда авторы практически не ставили под сомнение изменение социального строя мира будущего, а обращались лишь к его антуражу, если так можно сказать, миновали:

Современная фантастическая литература не то чтобы отошла от технических подробностей и деталей, просто  предшественники нынешних авторов постарались от души - придумано практически все, что только может вообразить себе человек в области как покорения межзвездного пространства, так и освоения столь знакомой нам Земли.

Что же остается современным авторам? Пояснять детали и писать не столько фантастику, сколько социальную пародию, как в рассказе "Мы никогда не звали его Джо" Александра Бушкова. Собственно, именно рассказы - в том числе "И навсегда забыть Эдем:", например, составляют наиболее интересную часть книги. Повесть же "Нелетная погода", как и многие "звездные" вещи современных авторов, имеет оттенок вторичности, во время прочтения и после не покидает читателя ощущение дежа-вю: словно где-то и когда-то что-то похожее уже было. Поиски причин, по которым человечеству не удается всерьез выйти в космос, ведутся с тех пор, как Эйнштейн опубликовал свою теорию относительности и разбил все мечты дерзких романтиков. Гипотезы разной степени безумия выдвигали многие авторы - и тема некой высшей силы, незаметной нам, смертным, но контролирующей нашу жизнь, присутствовала. Конечно, не в столь гигантских масштабах, как у Александра Бушкова: Хотя: "За миллиард лет до конца света" Стругацких лишено всяческого звездного антуража, а тема высших сил, сопротивления Ойкумены подана намного более жутко:

В целом книга Бушкова, повторюсь, хороша рассказами. Краткими, емкими, сильными - вполне качественными. Да, не шедевр. Но на твердую четверку сработано.

Прямо скажем, не шедевр и "11 сентября" Алексея Варламова. Собственно, сразу и не определишь жанр сего творения. На ум приходят авантюрные романы, популярные в конце XVIII века, - безумные, невероятные, ничего общего с реальностью даже близко не имеющие, но очень любимые дамами и романтическими юношами. Видимо, именно на эту аудиторию и ориентировался автор, когда творил. А может, он просто сел за компьютер и постарался максимально избежать какой бы то ни было правдоподобности сюжета, писал, что в голову первым придет, смеясь и похохатывая над растерянным читателем, которому, простите, впаривают чистой воды байку, стараясь по непонятным причинам придать ей правдоподобный и поучительный вид. Возможно, "11 сентября" и стало бы попыткой "нашего ответа Дэну Брауну", если бы автор не старался так вписать своих безумных персонажей в местный колорит:

Где-то с середины книги, когда становится ясно, что каждый из героев, будь то Сальвадор Альенде или московская странная девушка Варя, так или иначе связаны друг с другом, "11 сентября" перестает быть интересным. Приходится перелистывать через пять-шесть страниц, и, что даже не удивляет, смысл повествования не ускользает. Книга растянута, раздута, как тесто, в которое переложили дрожжей, пузырится и грозится вот-вот вылезти наружу из кадушки: Слова "мелодраматический триллер" в анонсе на обложке выглядят не более чем усмешкой критика. Ну а само название - ловкий маркетинговый ход.

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ, "Владивосток"

В этом номере:
Корейцы увидят Россию. И наоборот

Вчера во Владивосток прибыла группа международного автоэскорта "Большой путь по Евразии". Он посвящен 60-летию окончания второй мировой войны, освобождению Кореи от японских оккупантов и имеет цель укрепить дружбу и сотрудничество между Россией и Республикой Корея.

"Деревенский" мотокросс

В пригороде Владивостока прошел четвертый этап открытого чемпионата Владивостока по кантри-кроссу. Приурочен турнир к 50-летию Приморского телевидения.

Горячий вопрос

Большая часть владивостокцев осталась без горячей воды.

Иногда они возвращаются

В первой половине августа в Приморье должен прийти первый и единственный в СССР/России атомный лихтеровоз "Севморпуть". Более 15 лет не было этого гигантского грузового транспорта у дальневосточных берегов. Жителям Владивостока еще памятны акции протеста наиболее активных граждан, поднятых на митинги экологическими и правозащитными организациями. Они протестовали против захода в прибрежные порты судна с ядерной энергетической установкой. Как будто не было в местных закрытых бухтах боевых, ремонтируемых и выведенных из строя атомных подводных лодок (и атомного ракетного крейсера "Адмирал Лазарев"), не было ЧП на АПЛ, не стояли в отстойниках аварийные субмарины и не велся их ремонт на "Звезде".

Наркодружба народов крепнет и крепнет

В конце прошлой недели управление приморской наркополиции с применением сил спецназа прекратило деятельность наркопритона в Уссурийске. Внезапному визиту наркополиции предшествовали звонки жителей дома № 1 на ул. Трудовой с сообщением о том, что в квартире на первом этаже торгуют героином.

Последние номера