Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Мегаполис

Ветер в парусах

В день отхода море слегка штормило. Да и по карте погоды было видно, как один циклон догоняет другой. Но когда гафельная шхуна "Чава" вышла из ковша яхт-клуба морского университета в свой первый заграничный поход, ветер стих, и практически весь путь судно шло под мотором. Впереди были 550 миль до Цусимы.

В день отхода море слегка штормило. Да и по карте погоды было видно, как один циклон догоняет другой. Но когда гафельная шхуна "Чава" вышла из ковша яхт-клуба морского университета в свой первый заграничный поход, ветер стих, и практически весь путь судно шло под мотором.  Впереди были 550 миль до Цусимы.

Главное - команда

Можно сказать, что началось все с увлечения Андрея Поповича парусным спортом, научных исследований на катамаранах, потом строительства швертботов и организации туризма на островах. Чуть позднее он купил траченную жизнью яхту-четвертьтонник, реанимировал ее. Электронщик по образованию, Андрей серьезно занимался темой судостроения.

Большие возможности перед увлеченным человеком открыл Интернет. Виртуальный знакомый  из Кейптауна выслал Андрею рабочие чертежи будущей яхты.

Опустим технические трудности и материальные затраты.

Усердие и целеустремленность Андрея, помноженные на мудрость и терпение его жены Ирины, дали свои плоды. Свершилось главное - яхта по имени "Чава" была спущена на воду.

На строительство двухмачтовой красавицы ушло четыре года. А название родилось из первого и последнего слогов девичьей фамилии жены - Чавычалова. Ласковое домашнее имя любимой, к слову, украшало и прежние яхты Андрея. 

Семья Поповичей всегда предпочитала активный отдых. Туризм, морские путешествия и спелеология здесь смолоду были в почете. А теперь, с появлением солидной яхты, захотелось совершить какое-то особенное путешествие. Маршрут был единодушно одобрен всей командой. Принять участие в церемонии, посвященной 100-летию Цусимского сражения, почтить память русских воинов спусканием на воду поминальных венков - достойная миссия.

Экипаж сложился отчасти спонтанно, но в него не попало ни одного случайного человека.

Первым номером в судовую роль был вписан капитан Владимир Григорьевич Роговец - опытный моряк, прошедший под парусами Тихий океан, директор яхт-клуба ДВО РАН, где отдал немало сил и души воспитанию молодых ребят в детской парусной секции. На должность старшего помощника заступил сам Андрей Попович. Вторым помощником капитана был назначен Евгений Панченко - председатель федерации парусного спорта в Петропавловске-Камчатском, участник кругосветного путешествия через Атлантику и Тихий океан на яхте "Камчатка".  Друг Андрея и помощник в строительстве "Чавы" Вадим Хиврич завершил список мужчин. 

Три женщины: Ирина Попович, Марина Новикова и Елена Шарнина числились в судовой роли матросами, поварами и, безусловно, музами! В береговой жизни одна лихо гоняет джип и любит полетать на дельтаплане, вторая запросто ныряет с аквалангом, а третья - поклонница горных лыж и серфинга. Подходящие кандидатуры!

Запись в путевом блокноте:

"Уже к началу моей вахты раздуло до стабильных 20-25 узлов: Ветер отошел до бакштага. Парусов явно много для такой погоды, лодка "лежит" на руле. Убираем топсель и грот, еще раньше на отходе ветра был убран стаксель. Под фоком и кливером центровка стала значительно лучше. Как сказал кэп: "Теперь на руле может стоять ребенок:".

Незримая нить

"Чава" вышла на точку, намеченную для церемонии опускания венков. Сто лет назад, во время Цусимского боя, русские моряки сражались и погибали на обширном морском пространстве, от северной оконечности островов Цусима до острова Уллындо.

-  Наши карты были  испещрены значками погибших русских кораблей, - рассказывает Андрей Попович. - Мы были в районе самых тяжелых потерь, здесь затонули новейшие для тех времен броненосцы.  Многое не ясно в той войне, и время не помогает решить вопросы. Одно я знаю точно - здесь лежат пять с половиной тысяч российских моряков, которые выполнили свой долг. Несмотря ни на что. И самое малое, что мы можем сделать, это помнить об этом.

Шхуна легла в дрейф.  Экипаж "Чавы" совершил поминальный ритуал. На воду были спущены венки, специально приготовленные в Ботаническом саду, на борт поставлены поминальные стаканы, накрытые присоленным хлебом. Молча выпили по чарке:

 И уже через час были на курсе. Впереди - Идзухара, маленький рыбацкий городок на юге Цусимы.

В рамках церемонии состоялось открытие памятников. Объединенные в композицию три плиты с фамилиями погибших в сражениях и в плену русских воинов произвели сильное впечатление. Пять с половиной тысяч фамилий...

- И каждый из нас нашел в списках, выгравированных на плитах, своего однофамильца, - рассказывает Ирина. - Между нами сегодняшними и погибшими воинами словно протянулась незримая связь. Мы были искренне взволнованы. К нам подходили пожилые японцы, - продолжает Ирина, - пытаясь на ломаном английском выразить свое уважение к русским. Это было трогательно.

Капитан - всему голова

Вообще японцы были частыми гостями на яхте. У наших девушек даже поклонник объявился, который принес в подарок ведро цветов, свежих овощей. А потом предложил ночную прогулку на своем "микрике" в национальный парк.

-  Мы ломали голову, что брать с собой в качестве сувениров, - вспоминают члены экипажа. -  Капитан, кажется, знал ответы на все вопросы. "Водку и полный набор овощей для борща! И свеклы побольше. Японцы уважают", - таков был наказ Владимира Григорьевича.

Благодаря строгому и толковому капитану, который не позволял себе уходить с мостика в штормовую погоду, в густой туман,  не шел на поводу у членов экипажа, иногда желающих расслабиться, весь рейс прошел без сучка, без задоринки! Грамотно подобранная экипировка оградила экипаж от промокания и простуд. И пресной воды хватило, и с продуктами был полный порядок. Расквасились только несколько вилков капусты. Но это было, к счастью, уже на обратном пути. Главное, успели накормить гостей яхты - японцев настоящим флотским борщом.

Японские картины наяву

- Острова начались с запаха прелого сена и чего-то кислого, похожего на фиксаж для фотопленки, - рассказывает Андрей. - Ничего общего с нашими островами, которые за несколько миль благоухают полевыми цветами и нагретой на солнце землей. Крутые сопки с круглыми вершинами - как позвонки дракона, лежащего в море. Цусима с моря выглядит практически необитаемой.  Мы угодили в сезон ловли кальмара. Рыболовы дрейфуют в море. Идет горячая крестьянская работа. Эфир наполнен речью на японском языке, даже песни поют, паразиты, на 16-м канале, канале безопасности.

Вода в бухте довольно чистая, но не идеально. Из воды высовывают рты какие-то рыбки, толстенькие, с черными пятнышками. У нас таких продают в зоомагазине. Иностранные торговые суда сюда не заходят, подержанные машины умирают своей смертью на садовых участках:

Японская глушь. Как сказал потом знакомый японец: "Цусима - цветок Японии".

Автор : Татьяна БАТОВА, "Владивосток" (фото из архива семьи Поповичей)

comments powered by Disqus
В этом номере:
Проект накрылся

На заводе "Транспромресурс" в Восточном порту произошла авария. Упали с 15-метровой высоты два пролета крыши. К счастью, никто из рабочих не пострадал, но последствия происшествия могут быть неприятными для экономики Находки.

Энергия Чубайса заманит к нам инвесторов

Энергосистемы Дальнего Востока объединят в единую структуру - таков итог совещания по вопросам реформирования электроэнергетики, которое прошло в конце прошлой недели в Хабаровске.

Город в японском объективе

В воскресенье в галерее "Арка" открылась персональная выставка японского фотографа Сумиды Казуо.

Пока держимся?

Жители края вновь испытывают на себе капризы приморской погоды. В минувшие выходные начались дожди.

Вагончик тронулся

Во Владивостоке 2 июля после капитального ремонта вновь заработал фуникулер. Его открытие стало хорошим подарком горожанам к дню рождения Владивостока.

Последние номера