Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Личность

Сергей ДАРЬКИН: На первый план должны выйти человеческие ценности!

В интервью газете «Владивосток» губернатор Приморья размышляет об ответственности и перспективах, рассказывает о новых проектах, делится своими пристрастиями.

В интервью газете «Владивосток» губернатор Приморья размышляет об ответственности и перспективах, рассказывает о новых проектах, делится своими пристрастиями.

* * *

Трудно ли быть губернатором?

- Сергей Михайлович, спасибо, что вы нашли время для интервью нашей газете. И коль скоро такая возможность появилась, мне хотелось бы оттолкнуться от главного лозунга «Владивостока»: «Человек в каждой букве». Поэтому давайте договоримся, что вопросы будут самые разные - не только о политике и экономике, но и совершенно личного плана.

- Пожалуйста, я готов к любым вопросам.

- Тогда я начну с того, что искренне интересует моих сотрудниц. Сейчас весна, девушки интенсивно худеют; моих редакционных коллег женского пола очень интересует, может ли ваша супруга Лариса, обладательница прекрасной фигуры, позволить себе есть после семи вечера?..

- Да запросто. Она после спектакля возвращается поздно, устает, поэтому ужинает довольно поздно. Но ей это ничуть не мешает. Недавно, накануне Пасхи, она постилась, похудела на 4 килограмма.

- А вы постились?

- Нет. У меня как-то не получается соблюдать пост.

- Вообще, вы крещеный человек?

- Да, несколько лет назад я крестился у отца Игоря.

- А дома есть иконы?

- Обязательно, и не одна.

- Какая самая любимая?

- Какая?.. Трудно сказать… Наверное, Сергия Радонежского. А на работе - вон, посмотрите, - у меня стоит икона Федора Ушакова с мощами…

- Я понял, что трудно совмещать губернаторскую работу с соблюдением постов. А вообще - трудно быть губернатором?

- Вы знаете, не столько трудно, сколько накладывает определенные ограничения, которые любому нормальному человеку создают известный дискомфорт. С этим можно соглашаться, можно не соглашаться, но если ты взял на себя какую-то ношу, какие-то обязанности, то это всегда накладывает на тебя ограничения и, конечно, сказывается на твоем жизненном укладе. Я порой не могу заниматься спортом там, где мне бы хотелось - на тренажерах, плаванием, играть в футбол и так далее…

Тем не менее я стараюсь находить время  для учебы. Сейчас начал изучать еще один иностранный язык - французский и хочу получить третье образование - юридическое.

- Где?

- В Юридическом институте ДВГУ.

- Строго там?

- Пока еще не знаю. Пока мне выдали кучу литературы и перечень дисциплин, которые мне нужно сдать в первую сессию.

- Хорошо, газета «Владивосток» оставляет за собой право опубликовать фотографию первокурсника Дарькина, сдающего первую сессию…

Ну, а если серьезно, то я думаю, что это здорово, когда человек в возрасте за 40, занимая немалый пост, не боится признаться, что ему не хватает каких-то знаний, и продолжает образование. И все-таки я хотел бы вернуться к вопросу об ответственности. Одно дело заниматься бизнесом, когда ответственность - только перед партнерами, в конце концов всегда можно договориться и разбежаться. И совсем другое - государственный уровень, когда есть прямая ответственность перед президентом (особенно в нынешних условиях назначений), перед правительством по выполнению целого ряда программ. Вот это все не давит?

- Если человека ответственность давит, то он вряд ли даже сторожем на автостоянке сможет работать. Правда, я бы не стал называть это давлением. Ответственность - это прежде всего дисциплина.  И мне это хорошо понятно, ведь я из семьи военного. Но на самом деле и в реальном секторе экономики мера ответственности огромна. Потому что не только деньгами  все измеряется, но и человеческими отношениями, и заботой о людях, которые у тебя работают, и мыслями о будущем предприятия, о его лице, о рынке - все это достаточно серьезно для руководителя большого серьезного предприятия, и я думаю, что такого лидера по уровню его обязанностей и ответственности вполне можно сравнить с людьми, занимающими такие должности, как мэр, губернатор…

- Понятно. К проектам мы еще обязательно вернемся. А сейчас я хочу задать вопрос, который очень многих интересует. Губернатор Сергей Дарькин очень сильно в начале этого года прозвучал на всю страну, когда первым среди 89 руководителей субъектов федерации поставил вопрос о доверии перед президентом. Ясно, что в истории нет «обратного» наклонения, нет частицы «бы». Но, допустим, президент отказал в доверии. Было бы это для вас трагедией?

- Нет. Я сознательно шел на этот шаг, чтобы прогнозировать свою работу не только на один год, но и на несколько ближайших лет.

- Что ж, такой вопрос тоже был заготовлен, потому что ходят упорные слухи о том, что приморского губернатора забирают в столицу…

- Да нет, никуда меня не забирают. Но я считаю, что губернаторы, которые добились видимых результатов, могут обобщить свой опыт и для других регионов России. Или в других аспектах. Например, в таких, как политическая жизнь нашей страны, как молодежная политика, что я вообще считаю крайне важным - будущее России, будущее молодежи… Я считаю, что мы крайне мало занимаемся идеологией. Мы должны думать об этом постоянно. И я не скрываю, что пытаюсь заниматься этой проблемой.

* * *

На полшага впереди правительства

 - Вы сказали, что у нас уже накоплен такой опыт, который имело бы смысл обобщать и продвигать дальше. В чем состоит этот опыт Приморского края?

- Я считаю, что у нас в Приморье очень хорошая бюджетная политика - не только с точки зрения роста бюджета, но и качественного наполнения и исполнения. Это, кстати, отметила недавно и Счетная палата. И темпы, которые у нас есть, - в том числе и в бюджетной сфере, они говорят именно об управлении, об эффективности. Во-вторых, я считаю, что мы смогли выстроить очень хорошие отношения между реальным сектором экономики и государственными институтами. Взять такой пример, как рыбная отрасль, где государство довлело над экономикой. Я считаю, что мы смогли переломить здесь ситуацию. Общепризнано, что тон в этой работе задает Приморский край. Тенденция очень правильная, и, кстати, итоги первого квартала этого года показали, что мы имеем отличные результаты, а значит, двигаемся в правильном направлении. Третий и крайне важный момент, в котором, я считаю, мы преуспели, как ни один другой субъект федерации: у нас есть сегодня программа на 10 лет вперед по встраиванию Приморья в Азиатско-Тихоокеанский регион. Я полагаю также, что мы сумели создать достаточно комфортные отношения между различными уровнями и ветвями власти - законодательной, исполнительной, федеральной, муниципальной. Нельзя сказать, что все здесь идеально, но, думаю, у нас нормальные отношения, и по самым сложным вопросам мы всегда приходим к согласию. Построение эффективной вертикали власти - сложный и многогранный процесс. Здесь мы работаем рука об руку с федеральными структурами, в первую очередь - с полномочным представителем президента в Дальневосточном федеральном округе Константином Борисовичем Пуликовским, чью поддержку постоянно ощущаем.

Вот этот важный рубеж - построение политики, которая вместе с тем не должна мешать экономическим преобразованиям в крае, считаю, что мы его достигли. Так что есть как минимум четыре направления нашей деятельности, о которых мы можем смело говорить.

…Вы знаете, я в последнее время читаю очень много научной, специальной литературы. Ну, к примеру, о муниципальном устройстве и праве в Германии; о социальной политике и устройстве «единого окна» в США, где этим, кстати, занимается государство, а не муниципалитеты; о роли государства в управлении экономикой в Японии. Почему бы не изучать лучшее?.. Все это необходимо делать. И я хочу, чтобы это было на уровне правительства.

- Вы считаете, что мы обгоняем?

- Да, я считаю, что минимум на полшага, но мы идем впереди - по нашим социальным проектам, по развитию бизнеса, по его взаимодействию с государством. Можно много примеров привести. То же наше бюджетирование, поверьте, является далеко не самим плохим в России.

Взять даже те акценты, которые делал Владимир Владимирович в своем послании, - мы ведь постоянно работаем над этими вещами. Мы постоянно смотрим за тем, что у нас идет «красным», и стараемся быстро реагировать. Это, собственно, естественно - у нас меньше территория, меньше спектр, проще добиваться эффективного управления. Практически все, о чем говорится в послании президента, - мы все это делаем: возьмите нашу социально-экономическую программу развития края, нашу работу над консолидированным бюджетом, многие другие направления…

* * *

Простые вещи

- К слову, о послании президента. Что в этом тексте произвело на вас наибольшее впечатление?

- Знаете, если честно, то я обычно не очень лестно говорю о документах, а это ведь документ, в первую очередь; то есть я всегда стараюсь увидеть, что мне помогает в работе, а что не помогает. Так вот, я считаю, что это послание - наиболее сильное из всех, прозвучавших в последние годы. Я объясню, почему. Во-первых, послание отошло от экономики, и это очень важно, потому что я глубоко убежден, что экономикой должно заниматься правительство. Во-вторых, президент четко показал взаимосвязь между тем, что уже сделано, и тем, что будет сделано. И третье, что, я считаю, очень важно: в послании впервые так четко говорилось о важнейших человеческих качествах: порядочность, нравственность, достоинство - то, что называется человеческими ценностями. Раньше это так не звучало. Прежде речь шла больше о тактических задачах, сейчас президент говорил больше о стратегических задачах, говорил о демократической, свободной стране, которую мы должны построить. И мы можем его построить - наше демократическое государство, но без этих человеческих ценностей мы не сможем этого сделать. И президент в этом абсолютно прав. Он точно сказал - мы забыли об этом, упустили здесь многое. Вот это мне в послании очень понравилось.

Мы порой - выполняя важные государственные функции - стесняемся об этом говорить, о простых человеческих вещах; а президент верно сказал: на первый план выходят человеческие ценности. Вечные ценности.

Понятно и то, что сам человек является главной ценностью для государства. Если каждому человеку будет хорошо, то и государству будет хорошо. Потому что государство - это люди. Любой аппарат - это только надстройка, которая должна работать ради общего блага. Вот почему и я, отправляясь в поездки по краю, выступая перед людьми, отчитываясь перед ними, все время подчеркиваю: наша главная задача - борьба с бедностью, повышение благосостояния людей. Простые и совершенно ясные задачи: насколько выросла зарплата, насколько эффективны льготы, насколько спокойнее стало на улицах - простые, еще раз повторю, вещи, но именно они должны заботить государство.

Нам вообще надо перестать думать о государстве как о каком-то аппарате, живущем своими интересами.  Государство -  это прежде всего  люди. И думать надо больше о людях - конкретных людях - в крае, городе, районе, селе, школе. Это и будет демократическое государство.

Мы должны культивировать человеческие ценности. И помнить о том, что не человек для государства, а государство для человека. И государство - со всем его бюрократическим аппаратом - должно быть комфортным для людей. Вот о чем говорил президент.

* * *

Чиновников станет меньше

- Многим запомнился фрагмент послания, где президент, говоря о чиновниках, сказал, что должен разочаровать тех, кто полагает, что успешно превратил свою должность в бизнес. Хорошая формула. Но согласитесь, что в глазах жителей края главный для нас чиновник - это губернатор. Под ним - еще целая куча других чиновников. Однако я слышал, что буквально на днях вы подписали документ, согласно которому начинается некоторое сокращение аппарата?

- Да, у нас есть программа по приведению в соответствие числа людей, работающих на различных чиновничьих должностях. Так устроен наш Бюджетный кодекс, так построено государство, что большая часть денег уходит на наши так называемые сетевые структуры - образование, медицина, культура и так далее. Нам удалось эти деньги существенно, почти вдвое увеличить. Если еще недавно мы тратили на образование 3,5 миллиарда рублей, то теперь 6,5 миллиарда. Почувствуйте разницу. Но я считаю, что у нас слишком много чиновников в этих сферах - не врачей, не учителей, не библиотекарей, а тех, кто как бы сбоку, различных администраторов. К примеру, я никогда не пойму, зачем содержать художника в училище олимпийского резерва и программиста в художественном училище. Да, современный художник должен владеть компьютерной графикой, но он не будет писать компьютерные программы. И вот таких перекосов у нас немало.

Другой вопрос: у нас штатное расписание, действующее по школам, по больницам, практически никогда не закрывается полностью. И люди работают на две, три ставки, чтобы получать нормальные деньги. Что мы сделаем? Мы будем уменьшать количество ставок - особенно административно-хозяйственного аппарата, но фонд зар-платы будет не уменьшаться, а даже увеличиваться. Мы будем и дальше увеличивать зарплату бюджетникам, в том числе за счет сокращения тех людей, которые не несут полезной нагрузки в образовании, здравоохранении, культуре и так далее.

С другой стороны, мы потребуем лучшей, качественной работы от бюджетников. Потому что бюджет - слишком ответственная вещь, чтобы тратить его просто так. И что касается управления финансированием бюджетной сферы - я не могу сказать, что оно у нас плохое, но резервы, я считаю, есть. И мы будем их использовать.

* * *

Труба - дело государственное

- Еще один вопрос, который активно обсуждается и, как говорится, будоражит умы: нефтепровод. На эту тему идет огромное количество спекуляций - политических, экологических и так далее. И главное, что смущает, - отсутствие какой-то ясности: будет? Не будет? И если будет, то где закончится труба?

- Ну, во-первых, для меня очень важно, чтобы это был Приморский край. Я два года бился за этот нефтепровод и считаю, что первого этапа мы достигли. Еще одна принципиальная вещь: для меня, как для губернатора, будет ли это Перевозная или будет это Восточный, абсолютно все равно. Но «все равно» - это с точки зрения экономики. А с точки зрения экологии - нет. Но давайте согласимся, что экологическую экспертизу проводят федеральные службы, там работают профессионалы, которые хорошо знают, что можно делать, а что нельзя. И никакого субъективного подхода в этом вопросе, я вас заверяю, не будет - ни там, ни там! И не надо здесь никаких спекуляций - ни в одну сторону, ни в другую. Государственная экологическая экспертиза будет сделана и будет предъявлена. Это серьезный документ. И, поверьте, мы отлично знаем, где получить 100-процентно объективную информацию, которая будет сочетать в себе все параметры - и законность, и экономику, и экологию. Поэтому я повторяю, что не знаю, где закончится труба - в Перевозной или в Восточном или где-то в другом месте, но я знаю, что это будет абсолютно объективное, государственное решение. Это - точно!

И это очень важно для нас, для края. Это наши рабочие месте, страховки, защита, производство большое - это огромный рывок в развитии Приморья.

Что касается, как вы говорите, спекуляций, то они в такой ситуации неизбежны - слишком уж серьезный решается вопрос. Но я могу сказать только одно: как губернатор, я не допущу здесь негосударственного подхода.

* * *

Люди, которых мы выбираем

- Сергей Михайлович, остались считанные дни до выборов первого уровня. Дело совершенно новое. Каких результатов вы ждете от этой избирательной компании?

- Я жду и надеюсь, что избиратели выберут тех людей, которые реально способны осуществлять функции власти - пусть и на первом уровне. Конечно, мы не ожидаем от них больших побед, потому что прежде всего должен быть огромный опыт.

…Я думаю, что я был прав, когда в свое время был категорически против этой реформы. Я выступал на Госсовете и активно спорил с Козаком. Но он мне сказал: «Сергей Михайлович, но ведь когда-то надо начинать эту работу...». Я говорю: «Вы понимаете, мы не готовы, мы просто не можем сегодня передать, к примеру, то же самое ЖКХ на самый низовой уровень! Мы муниципалам-то не все можем передать! Ну не будет тепла у нас в крае!». А он говорит: «Я все понимаю, Сергей Михайлович, но начинать-то когда-то надо?..».

Поэтому пока мы ЖКХ оставим у себя, чтобы оно более эффективно работало. Будем, конечно,  учить вновь избранных людей.

Для чего все это сделано? Необходимо власть максимально приблизить к народу. Это первое и главное. Это реальный шаг к самоуправлению. Первый уровень сможет сделать то, что не всегда удается муниципальным образованиям, более эффективно. Ну, к примеру, в области налогов: они смогут более эффективно собирать налоги на имущество физических лиц. И именно местные, локальные задачи они будут решать.

Но! Кто думает, что он получит синекуру, тот глубоко ошибается; непрофессионалам и политиканам я не дам ни копейки бюджетных денег. Это исключено.

- Как говорил о подобных вещах президент: должен вас разочаровать…

- Именно так. Деньги пойдут туда, где будут созданы нормальные рабочие структуры, которые помогают людям жить в этой деревне, поселке, районе. Туда мы будем передавать все полагающиеся по закону властные функции, будем делать бюджетирование, а не только зарплату чиновникам. Если мы увидим, что что-то не получается, мы будем этих людей учить, будем им помогать, будем даже работать за них так же, как работали по некоторым направлениям за муниципалов, - вы понимаете, о чем я говорю, - до тех пор, пока не наведем на этом уровне порядок.

Поэтому еще раз повторяю, что никакой синекуры не будет, а будет большая учеба, большая и трудная работа для людей, которые решились возглавить этот процесс на первом уровне власти. Процесс, хочу подчеркнуть, не очень простой, и такого опыта у нас в России пока нет.

* * *

Вид из губернаторского окна

- Еще один вопрос, который в последнее время будоражит умы. Из окна вашего кабинета хорошо виден вон тот берег за проливом Босфор-Восточный - Русский остров. Я даже не спрашиваю о мосте: уже не раз сообщалось, что принципиальное решение о его строительстве принято. Но у нас в редакции есть красивый буклет, который делегация Приморского края во главе с вами презентовала три года назад на саммите в Таиланде, буклет под названием «Русский остров». При внимательном прочтении открываются просто захватывающие дух перспективы - элитные гостиницы и коттеджи, океанские лайнеры, рекреационные зоны и так далее. Возникает вопрос: это вообще воздушный замок или что-то серьезное?

- Это отнюдь не воздушный замок. Это серьезный инвестиционный проект стоимостью в 2 миллиарда долларов, который мы хотим начать…

- …с моста…

- …Да нет, не только с моста. По мосту - вон, проектные документы постоянно у меня на столе лежат. Кстати, я сейчас очень подробно рассматриваю вопрос параллельного строительства моста через бухту Золотой Рог на мыс Чуркина. Посмотрите вот на этот серьезный труд - это проект развития Русского острова. А по большому счету, это проект развития Владивостока, потому что так уж выстроена география краевого центра, что, по сути дела, развиваться ему больше некуда. Недавно у меня в кабинете проходило заседание рабочей группы по генеральному плану развития Владивостока, и этот вопрос там тоже затрагивался. Конечно, развитие в сторону Русского острова - новая страница в истории Владивостока, но я считаю, что если делать что-то новое, то нужно делать по мировым стандартам.

- 2 миллиарда долларов на дороге не лежат…

- Потенциальные инвесторы у нас есть. Вы же понимаете, что мы никогда не стали бы начинать проект, за которым не видно никакого финансирования.

…Да нам некуда развиваться, город зажат землями, принадлежащими министерству обороны, - так сложилось исторически по понятным причинам. Ведь почему я тороплю генплан для того, чтобы затвердить абсолютно понятные места застройки? Их можно было бы выставить на аукцион, продать, и чтоб было строительство. У нас нет проблем  в строительстве, но то, что в городе Владивостоке  делалось пять последних лет, очень сильно мешает, колоссально мешает развитию краевого центра.  Ни одного участка земли не выдано на условиях тендера… Но мы ни в коем случае не должны сдерживать строительство, иначе мы потеряем свое конкурентное преимущество.

…Мы ведь на миллион квадратных метров отстаем в среднем по России - на один миллион. Мы сегодня сдаем 250000 квадратных метров, то есть нам еще четыре года только догонять надо средний показатель. Это из расчета на душу населения. У нас получается 18,5 квадратного метра на человека во Владивостоке, а надо бы 19,5. Это российский стандарт, хотя он тоже маленький. На миллион меньше, понимаете? Получается, надо еще догонять нам большими темпами. А мы никак не можем увеличить объемы, потому что у нас нехватка земли колоссальная.

- Серьезный вопрос: Сергей Михайлович, как известно, скоро состоится заседание Морской коллегии, и согласно документам вы там выступаете в качестве одного из основных докладчиков. Каких серьезных решений вы ждете?

- Да, я буду докладывать по трем очень важным вопросам. Первое - это итоги реформы в рыбной отрасли. Речь будет идти об эффективности той концепции, которую мы разрабатывали по поручению президента. И, кстати, темпы роста в отрасли доказывают эту эффективность. Посмотрите: у нас рост только в первом квартале по сравнению с прошлым годом - 35 процентов! И это при тех же объемах сырья, при тех же квотах.

Второй момент - это защита российских судовладельцев и российской грузовой базы. Я надеюсь, что сумею предложить очень серьезную  концепцию по такой защите. Мы сейчас ее обсуждаем, это серьезный рыночный механизм и ни в коем случае не запретительные меры - потому что по условиям ВТО мы не имеем права это делать. Мы переработали огромное количество документов, выработанных на этот счет в других странах, и, думаю, найдем правильное решение.

И третий вопрос - это возрождение судостроения в России. Здесь тоже будет очень важен наш опыт: я имею в виду завод «Звезда», где начали закладывать сейнеры. Я вообще считаю, что это одно из самых экономически рентабельных мест для постройки судов в России. И этот вопрос тоже обязательно будет обсуждаться на Морской коллегии.

…Вы сказали, что из моего окна виден Русский остров. Я вам скажу больше: из моего окна виден весь Приморский край. И я, и мои сотрудники - мы стараемся детально изучать каждую проблему, искать такие решения даже самых болезненных, «реформенных» вопросов, которые были бы максимально щадящими для наиболее незащищенных слоев населения; мы работаем над такими проектами, которые стали бы реальными локомотивами нашей экономики. И уверяю вас: мы совершенно отчетливо видим перспективу!

 * * *

БЛИЦ

- Что вы вкладываете в понятие «богатый человек»?

- Хм… Вопрос спорный и сложный… И каждый понимает это по-своему. Я думаю, что богатый человек - это человек, который может позволить себе жить на проценты.

- На что вы тратите деньги не задумываясь?

- Не задумываясь? На книги, литературу любую. Знаете, я, бывая в Москве, в свободное время иду сразу в магазин «Букбэри», самый лучший магазин в Москве.

- Любимый цвет?

- Желтый.

- Время года?

- Осень.

- Любимое место отдыха в крае?

- Остров Русский.

- Любимая книга?

- Библия.

- Сейчас что читаете?

- Вообще, я в чтении человек довольно разбросанный и всегда читаю по пять книг одновременно. Вот и сейчас у меня под рукой есть легкая «чтивная» книжка, одновременно читаю «Теорию государства и право».

Также у меня сейчас под рукой довольно сложная экономическая работа по природному газу, это книга американского автора; опять же «Евангелие» у меня возле кровати лежит, под рукой. Из новой литературы - Акунина прочитал последнюю серию: «Детский роман», «Шпионский роман»…

- Что такое, по-вашему, бедность: лень, порок, несчастье?

- Я думаю, что это воспитание, в первую очередь. Это воспитание и несчастье, ничего больше. Если ребенка родители вовремя не научили постоянно учиться и впитывать в себя как губка, постоянно работать, то вот эти корни, вернее, отсутствие этих корней и приведет к бедности.

- Вы сказали, что начали учить французский язык. Почему именно французский?

- Думаю, меня не хватит на восточные языки. Ну а если серьезно, то я иногда в отпуске бываю во Франции, мне нравятся этот язык и эта страна…

- Чему бы еще вы хотели успеть научиться в жизни?

- Я очень хочу получить еще одно экономическое образование - либо в Гарварде, либо в Высшей школе экономики.

- Вы имеете в виду стандарт MBA?

- Да. К сожалению, не смог это сделать в свои молодые годы. И боюсь, что уже не смогу это сделать. Может, только после этой должности…

- Кто у вас на кухне главный?

- Конечно, Лариса.

- А вы можете приготовить какое-то ее любимое блюдо?

- Да, конечно, она любит, как я готовлю яичницу и мясо жарю.

- Но яичница должна  быть с секретом, это ж не просто так…

- А я делаю яичницу по-мордовски, я же мордвин наполовину.

- А ваше любимое блюдо, которое готовит Лариса для вас?

- Она очень редко, к сожалению, сейчас готовит, но вообще она очень вкусно готовит пельмени.

 

Автор : Беседовал Андрей ОСТРОВСКИЙ, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
В подарок городу - поликлиника

18 мая, в день 55-летия Находки, в районе молодежного жилищного комплекса состоялось торжественное открытие новой детской поликлиники, хотя принимать первых посетителей она начала в первой декаде мая.

Тюльпаны вернутся

К пасхальным праздникам и к Дню 60-летия Победы в Великой Отечественной войне во Владивостоке было высажено около 19 тыс. тюльпанов, которые украсили цветники на центральных улицах города.

Обошлось без наводнения

Подъем рек в Приморье из-за прошедшего накануне циклона из Китая оказался меньше прогнозируемого. Подтопление низинных участков 18 и 19 мая отмечено лишь в некоторых местах Дальнереченского, Кировского и Яковлевского районов.

Взрыв в больнице

Вчера во Владивостоке на территории железнодорожной отделенческой поликлиники, которая находится неподалеку от торгового рынка «Некрасовский», соревновались дружины и санитарные посты Владивостокского отделения ДВжд. Здесь проходили масштабные учения по гражданской обороне.

Подделка сгубила

На этой неделе Приморская транспортная прокуратура направила в суд так называемое дело Хоменко. Начальник линейного отдела милиции Спасска-Дальнего Игорь Хоменко и его жена обвиняются в подделке документов.

Последние номера