Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Мужчина и женщина

Кадриль в городском интерьере

С Валентиной - так зовут героиню - я была знакома шапочно. Подруга друзей - вежливо раскланивались при встрече, задавая пару дежурных и не требующих ответа вопросов: «Я ничего, нормально. А ты как?». И потому предложение посидеть в кафе, поговорить было неожиданным… Она явно волновалась. Красивая, светящаяся изнутри тем светом, который излучают только очень любимые и счастливые женщины...

Непридуманная история

С Валентиной - так зовут героиню - я была знакома шапочно. Подруга друзей - вежливо раскланивались при встрече, задавая пару дежурных и не требующих ответа вопросов: «Я ничего, нормально. А ты как?». И потому предложение посидеть в кафе, поговорить было неожиданным… Она явно волновалась. Красивая, светящаяся изнутри тем светом, который излучают только очень любимые и счастливые женщины...

- Я долго думала, рассказать тебе про мою жизнь или нет? С мужем посоветовалась. Он сказал: иди. Пусть девчонки, дурочки молодые, кто веру потерял или надежду, про нас прочтут и успокоятся. Вот я и позвонила тебе…

Можно, я закурю? Спасибо. Я не волнуюсь, я, собственно, даже не курю. Это давняя, университетская еще привычка: если в нашей комнатке в общаге намечался разговор по душам, то обязательно под сигаретку…

Всегда, с розовых ногтей, я мечтала о муже и детях. О большой и дружной семье. И шла к этому целенаправленно, как по мосту, где виден противоположный берег. На том берегу все было ясно: первая любовь, свадьба, роддом, где-то по пути - институт и, возможно, работа. Так оно почти и получилось. На третьем курсе вышла замуж - по любви, конечно, а как иначе? У нас тогда в группе эпидемия просто случилась, все повалили замуж, одна за другой. И сын родился через годик, все, как мечталось. Семен работал, я диплом писала и Женьку кормила. Потом на работу вышла, все крутилось как крутилось: аспирантура, лекции, дом, ужины вместе, ночные шепоты, утренние короткие поцелуи, выходные иногда вдвоем - если Женьку удавалось маме подбросить. Одно только вне плана оказалось: после Женьки детей у меня быть уже не могло. Ну и ладно, решила я, пусть один, зато в любви вырастет, будет к нам с Семеном, старичкам, внучат приводить…

А потом перестройка грянула, знаете ли. И инженерная работа Семена перестала приносить деньги, а вот мои знания неожиданно оказались в цене. За границу пригласили работать. Женька уже большой был, 14 лет, муж у меня сам и борщ умел готовить, и стирать… Посовещались дома. «Конечно, езжай, - сказал он. - Подумаешь, год…».

Только не год оказался, а три. С отпусками, конечно, с каникулами - я к ним моталась, они ко мне… Сын без меня школу окончил, по электронной почте фотографии прислал: красивый рослый парень, гроза девиц. И Семен рядом - тоже еще вполне ничего себе.

«Кто свое место покидает, тот его теряет» - знаешь такую поговорку? Примечать я еще на втором году нашего «брака на две страны» стала. В постели вроде все нормально, а что-то не так… Взгляд ли, слова ли какие виноватые. А может, и вправду есть интуиция, как ты думаешь?

Захомутали Семена, словом. Аккуратно так девушка воспользовалась временным отсутствием жены. Я понимала, конечно, что не может мужчина с потребностями три года жить как схимник и только раз в пять месяцев недельку со мной разговляться. Но что все будет так серьезно - нет, не ожидала. Словом, возвращаться из-за границы мне стало некуда - только к маме. Женька уже в Питере учился, а в нашей общей квартире жила новая жена моего мужа. Беременная, между прочим.

Знаете, что такое шоковая терапия? Это когда ты возвращаешься на родину, чтобы по-быстрому развестись с мужем и начать жить сначала, вне того плана, что так аккуратно реализовывался почти 20 лет… Что в таких случаях делает женщина? Правильно, я постриглась, начала курить и с головой ушла в работу. Это только в дамских журналах про любовников и шоппинги пишут. Не до того мне было - мама болела, Женьке на жизнь тоже чего-то надо посылать… Такой вот у меня новый план на жизнь появился.

А чай у вас есть? Спасибо, лучше зеленый. Это Игорь меня к зеленому приучил. Второй мой муж. Ни в одном сне мне привидеться не мог мужчина на 10 лет младше, да. И интерес его я долго не замечала. То есть просто поверить не могла, что, простите, молодой горячий пацан может меня хотеть. И в то, что вместе будем, не верила. Думала: ну, это как лебединая песня у меня будет в постели. Последнее танго. Повстречаемся с месяц - а там разбежимся, когда страсть схлынет. И как раз через месяц он предложил мне переехать к нему. Насовсем. То, что говорила мне мама, когда я согласилась, я пересказать не могу. Воспитание не позволяет.

Квартира у Игоря - страх божий, как мог неглупый и чистоплотный человек в таком сарае жить - непонятно. Принялись ее в порядок приводить. Окна, плитка, арки, снос стен… Во всем этом бедламе мы были счастливы, как поросята в грязи. Вся жизнь вне работы крутилась вокруг кровати, прости за подробности. Я ведь почти забыла, что такое молодой мужчина.

Игорю нравилось, что им руководят. Это я довольно быстро поняла. Ему не только жена нужна была, но и как бы немножко мама. Чтобы командовала и направляла. Ну что ж… Тем более что командирские навыки у меня есть, учительство неистребимо... Да и возрастное давало себя знать, опыта, как ни крути, у меня в жизни больше. Маму похоронили, квартиру ее продали, часть денег пустили на то, чтобы Женьке в Питере жилье купить, часть в бизнес Игоря вложили. О детях мы как-то поговорили, он энтузиазмом не горел, сам большой ребенок. И снова у меня в голове план построился, а как же? Совместный бизнес, круизы, солярий, фитнес - надо же при молодом муже выглядеть. Бизнес-леди, словом.

Замечать, что Игорь как-то уж слишком часто задерживается на работе, я стала не сразу. Ну просто как-то в голову не приходило, что при такой активной сексуальной жизни ему меня будет мало. А когда подозрения все же появились, соперницу даже разыскивать не надо было. Игорь сразу признался: да, полюбил другую. Розу Павловну. Я как имя услышала, так и села. Роза эта… Бухгалтер в фирме Игоря. Между прочим, на пять лет меня старше. Мадам при обеспеченном муже, вся в брильянтах. Деньги, что Игорь ей платил, она на шляпки и концерты пускала. В семейном бюджете они вообще никакой роли не играли. Мясца даме молодого захотелось. Даже пластическую операцию сделала, личико подтянула, губки и грудь подкачала. Роман они втихую крутили, расставаться с мужем в планы Розы не входило.

Ну да шила в мешке не утаишь. Что это я банальными пословицами сегодня сыплю? Волнуюсь, наверное. Можно я еще закурю? Спасибо.

Ну вот, мужу Розы доложили об адюльтере жены примерно в то же время, когда я сама обо всем догадалась. Угадайте, что он сделал? Не угадаете. Он пришел в нашу квартиру - уговорить Игоря оставить его семью в покое. Мол, должна же быть у человека совесть, пусть свое строит, зачем чужое ломать…

Дома Игоря не было, и дверь Алеше открыла я. Мы еще сами ничего понять не могли, только в глаза друг другу поглядели и поздоровались, а все уже случилось. Не знаю, есть ли у бога чувство юмора, но если есть - юморист он знатный…

Словом, в тот вечер Алеша ушел из квартиры Игоря не один. Со мной. Я чемоданчики собрала, что там оставила - было совершенно неважно. И поехали мы в какое-то на ходу найденное жилье. Утром он пошел к Розе. Забрал любимую кофеварку и одежду. По дороге зашел в загс - заявление на развод подать.

Представляешь, Роза нам истерики до сих пор закатывает, хотя уже год, как мы с Алешей женаты. Она ведь с кем осталась? С любовником-ребенком, который отнюдь не так обеспечен, как Алексей. Кофеварку помнишь? Месяца три Игоря присылала ко мне на работу: скажи этой стерве (мне, разумеется), чтобы вернула имущество. Самое смешное - Игорь тоже ныл: вернись, с тобой было лучше. Сначала я его слушала, пыталась говорить. Потом просто послала.

Я сейчас - самая счастливая женщина на свете. За Алексеем - как за каменной стеной. Мы друг друга без слов понимаем, просто посмотрим - и все уже ясно.

Не поверишь, но дочка его меня неплохо приняла, а Женька из Питера звонит, хохочет: мать, ну ты даешь, уважаю! Роза и Игорь… Ну это как царапина, которая медленно заживает, как напоминание, что бывают в жизни огорчения, понимаешь? Надоест нас доставать - сами отстанут. Так Алексей говорит, а я - как он.

Меня в жизни дважды предавали. Наверное, за эту вытерпленную боль я и заслужила такое счастье, пусть и не в молодости. Теперь я планов не строю и на завтра не загадываю. Вот кофе допью сейчас - и домой. К мужу. А что там будет после ночи… Утро будет, вот утром и подумаем, как его прожить…

 

Автор : Лидия ИВАНОВА, «Владивосток»

В этом номере:
Племя белых волков

Во Владивостоке всерьез заговорили о движении скинхедов после того, как 20 августа прошлого года «грянул гром»: когда сотрудниками Фрунзенского РУВД был задержан 19-летний Иван Назаренко, которого прокуратура обвиняет в убийстве корейца по причине национальной ненависти. Буквально на днях дело Назаренко было направлено в суд. Сама же прокуратура Приморского края вскоре после задержания этого парня отметилась таким пресс-релизом: «В производстве отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Приморского края находится уголовное дело по обвинению Ивана Назаренко 1985 года рождения в совершении двух убийств по мотиву национальной ненависти.

Хулиган, а не убийца

Скинхеды - как и представители любой другой молодежной субкультуры - люди не совсем обычные. Мы попросили авторитетного психолога прокомментировать их внутренний мир.

Как всегда, лидер - «Владивосток»!

Вчера Главное управление Федеральной почтовой связи по Приморскому краю подводило итоги Дней подписчика, проходивших 5, 6 и 7 мая.

Полеты на «Яках»

Возобновлены сезонные авиаперевозки пассажиров на местных линиях по маршруту Владивосток - Кавалерово - Пластун. Они будут продолжаться до осени.

Лучше один раз увидеть…

Вопросы экологического характера, связанные с планируемым строительством нефтеналивного порта в бухте Перевозной, изучают в эти дни приморские депутаты и экологи на примере подобного действующего терминала «Транснефти» в Ленинградской области.

Последние номера