Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Культура, история

Боец по имени Кнопка

Со своими однополчанами жительница Приморья Алла Синицына впервые увиделась только через 30 лет после войны. До этой встречи, когда по телевидению в День Победы показывали репортажи из Москвы, в глубине души не верила, что так бывает: стоит человек с плакатиком, где написан номер войсковой части или полка, и подходят к нему фронтовые друзья…

Медалью «За отвагу» Аллу Синицыну наградили в 17 лет

Со своими однополчанами жительница Приморья Алла Синицына впервые увиделась только через 30 лет после войны. До этой встречи, когда по телевидению в День Победы показывали репортажи из Москвы, в глубине души не верила, что так бывает: стоит человек с плакатиком, где написан номер войсковой части или полка, и подходят к нему фронтовые друзья…

- Так вышло, что в день 30-летия Победы я очутилась в Москве, - вспоминает Алла Николаевна. - Как раз в мае я была в отпуске и отправилась навестить дочь - Марианна училась в московском институте. Ну и решили мы с ней 9 Мая сходить туда, где встречаются фронтовики. Сначала пошли к набережной Москвы-реки, потом к Зеленому парку. Я каждого на этом пути рассматривала и думала, чуть не плача: нет, не повезет мне, ну кто меня сможет узнать, и кого я узнаю спустя тридцать-то лет?

А все-таки узнали тогда друг друга они, бойцы 36-й гвардейской Верхне-Днепровской Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова второй степени стрелковой дивизии. Близ плаката с ее названием Алла Николаевна только-только разглядела в нарядно одетых дамах девочек из санроты и еще не успела к ним подойти, как к ней самой кто-то ринулся навстречу со словами: «Кнопка, это ты?».

 - Это оказался Яша Кофман, комсорг нашего полка, - рассказывает Алла Николаевна. - Он на фронте в комсомол меня принимал. А тут, пока мы с Яшей обнимались, подбежали девочки: «Неужели Алка Стяжкина? Аллочка, откуда ты взялась? Кнопка, мы тебя потеряли!».

Как выяснилось, однополчане в послевоенные годы виделись не раз, искали и Аллу, но - на прежнем месте жительства, в уральской Лысьве. Не знали, что Алла еще в том, победном 1945 году уехала в Приморье, а здесь вышла замуж и превратилась из Стяжкиной в Синицыну. Вот и случилось, что потеряли в житейском море «девочки из санроты» свою подругу Кнопку.

- Называли меня Кнопкой потому, что в полку я была меньше всех, - улыбается Алла Синицына, - и по возрасту, и по росту. Помню, как мучилась в больших сапогах - самый маленький размер 37-й был, а у меня 35-й. По две-три портянки наворачивала и втайне мечтала о хромовых сапожках, чтобы были по ноге. Кстати, когда я демобилизовывалась, ребята мне подарили именно такие шикарные сапожки.

Хоть так отблагодарили ребята, то бишь бойцы стрелкового батальона, своего санинструктора Аллу Стяжкину за то, что никакой благодарностью не измеришь, - за спасенную жизнь. Подходящую обувку для Кнопки раздобыли те, кого она вытащила с поля боя и укрыла в стогу сена.

- Мне было очень страшно, - признается Алла Николаевна. - Ведь когда тот бой закончился, наши прошли вперед, а я решила, опасаясь вражеских самолетов, перетащить раненых в какое-никакое укрытие. Неподалеку стояла скирда. Вот там, под сеном, мы и пристроились в ожидании повозки. Вскоре должен был приехать за ранеными дядя Вася, ездовой санитарной роты. Но вместо него вдруг появился немецкий бронетранспортер. Пока он ездил по полю, крутился вокруг нашей скирды, я так боялась, что нас заметят и моих раненых расстреляют!

Их не заметили. Бронетранспортер укатил, а через пару часов прибыл и долгожданный дядя Вася. Раненых благополучно вывезли. К слову, все они, подлечившись, вернулись в строй, а санинструктор Стяжкина 28 сентября 1944 года была награждена медалью «За отвагу».

- Ну а медаль «За боевые заслуги» я получила уже в мае 1945-го в Австрии, недалеко от Вены, - поясняет Алла Синицына. - Ведь наша дивизия участвовала в освобождении и Румынии, и Венгрии, и Австрии, и хотя это были, как теперь говорят, последние этапы войны, бои там оказались немногим легче, чем, например, в октябре 1943-го на Днепре.

Заметим, что в октябре 1943 года санинструктору 36-й гвардейской дивизии Алле Стяжкиной было всего-то 16 лет. А помогать раненым она стала еще раньше. В 1941 году Алла, которой 5 августа исполнилось 14 лет, училась в речном техникуме. Оттуда ее группу будущих судовых механиков направили на практику на пароход «Электросварщик Олюнин». Вскоре этот пароход, который ходил по Каме и Волге, был превращен в плавучий госпиталь, а практикантка Стяжкина, махнув рукой на учебу, попросилась в санитарки.

- Потом наш госпиталь перевели в санитарный поезд, и пошла жизнь уже не на воде, а на рельсах, - говорит Алла Николаевна. - Поезд ходил в прифронтовую полосу, забирал раненых и возвращался в тыл. Однажды я отбилась от поезда, отстала, но не растерялась, разговорилась с солдатами, затем обратилась к командиру. В санпоезде я, несовершеннолетняя, была вольнонаемной. А в полку приняла присягу и стала, можно сказать, полноправным бойцом.

Жарким летом 1944-го, увидев этого «полноправного бойца» с такой же, чуть постарше, подругой Тамарой Кнутовой в мужских нательных рубахах и затертых юбках, комбат Самсонов рассердился:

- Мало того, что бабы на фронте - да какие из них бабы, девчонки совсем, - так они еще и голыми коленками сверкают.

И распорядился выдать «бабам» по пять пар чулок и подобрать форменную одежду хотя бы приблизительно по размеру.

- Мы с Томочкой Кнутовой этот случай вспомнили, когда вместе ездили по местам сражений нашей дивизии, - вздыхает Алла Синицына. - Не знаю, удастся ли в будущем еще организовать такую поездку. А мы ведь с однополчанами после той встречи в 1975 году и виделись несколько раз, и как бы заново прошли боевой путь 36-й гвардейской, побывали в Харькове, Николаеве, Кировограде… Да вот, хотите посмотреть?

Право слово, корреспонденты «В» никогда не видели ничего подобного: Алла Николаевна развернула шелковое полотнище, и перед нашими взорами предстал маршрут фронтового следования славной 36-й дивизии.

- После войны мои однополчане освоили самые разные профессии, и в том числе директора шелкоткацкой фабрики, - объясняет историю редкостного экспоната Алла Синицына. - На этой фабрике и выткали в подарок каждому из нас такой «Боевой путь».

С него Алла Николаевна сняла копию и передала ее в музей владивостокской 11-й школы, где нередко бывает. С детьми она всегда находит общий язык. Приехав после войны в наш край, работала пионервожатой в Осиновской школе, воспитателем в Артемовском детдоме, а когда мужа-шахтера перевели в Лучегорск, стала там учительницей начальных классов.

Сейчас Алла Николаевна и Иван Васильевич Синицыны живут во Владивостоке. Семьи их дочери Марианны и сына Игоря - тоже здесь. Родителей проведывают часто. А недавно собрались и устроили настоящий праздник. Потому что в этот день Алле Николаевне вручили медаль «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945».

 

Автор : Светлана ЖУКОВА, Нина ПЕТРУХИНА (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Лед тронулся, господа

27 марта 59 взрывов провели саперы гражданской обороны Приморья в среднем течении реки Арсеньевки возле автомобильно-пешеходного моста, соединяющего село Бельцово с гострассой.

Чтобы помнили

На прошлой неделе в Доме офицеров флота ветеранам торжественно вручали юбилейные медали к Дню Победы.

Колчак вернулся

Завтра, 30 марта, во Владивостоке, в Обществе изучения Амурского края (ул. Петра Великого, 4), в 17 час. состоятся выставка и представление уникальной коллекции документов и редких снимков известного в Сан-Франциско русского издателя Мстислава Иваницкого, переданных в дар Обществу изучения Амурского края.

Осталось немного

Три четверти льготников Владивостока уже получили удостоверения на право льготного проезда в общественном транспорте - такая информация прозвучала вчера на аппаратном совещании в администрации города.

Последние номера