Какую радиостанцию вы слушаете?

Электронные версии
Культура, история

Любить себя

Антрепризный музыкальный спектакль «Двое других» по мотивам рассказов Аверченко, сыгранный на сцене театра им. Горького, поначалу вызвал настороженность: в числе исполнителей оказались Максим Леонидов, Алексей Кортнев, которые известны зрителю больше как музыканты. Но с такой легкостью и искрометностью без малого три часа актеры (все-таки актеры!) играли, что развеяли всяческую иронию: мол, кто только не появляется на сцене сегодня. И в интервью корреспонденту «В» Максим Леонидов, лидер легендарного квартета «Секрет», говорил совсем не о музыке.

Призывает Максим Леонидов

Антрепризный музыкальный спектакль «Двое других» по мотивам рассказов Аверченко, сыгранный на сцене театра им. Горького, поначалу вызвал настороженность: в числе исполнителей оказались Максим Леонидов, Алексей Кортнев, которые известны зрителю больше как музыканты. Но с такой легкостью и искрометностью без малого три часа актеры (все-таки актеры!) играли, что развеяли всяческую иронию: мол, кто только не появляется на сцене сегодня. И в интервью корреспонденту «В» Максим Леонидов, лидер легендарного квартета «Секрет», говорил совсем не о музыке.

- На спектакле было ощущение, что на сцену вышла молодежь и озорничает. Максим Леонидов - все тот же автор «Девушки-виденья…» или солидный актер? Вас зовут по отчеству?

- Иногда. Какие-то люди, с которыми я мало знаком или не часто общаюсь. Если вы о возрасте, отчество не вызывает у меня отторжения. Это, скорее, дань национальной традиции. Так принято в России. Если бы мы жили в Америке, меня бы называли чаще «сэр».

- Вы хотели бы там жить?

- Сейчас перехотел. Когда-то я искал, где еще можно было бы пожить… Америка относится к числу тех стран, где я бы прижился. Это определяется ощущением внутреннего комфорта. Особенно Нью-Йорк - абсолютно мой город. Дело не в ситуациях, а в том, какое в городе настроение, какое выражение глаз у людей, как они улыбаются. Мне не было скучно ни одной минуты.

- А свой характер как бы вы определили? Это больше рефлексирующий русский характер или космополитичный, появившийся в России в постперестроечное время?

- Очень сложно определить, когда речь идет о тебе… Но думаю, что второе. У меня никогда не было никаких привязок к национальным идеям, неважно, каким - русским, еврейским или каким-то другим. Мне кажется, важно, как ты себя ощущаешь.

- Вы по-прежнему пишете песни, но на гастроли приехали с драматическим спектаклем. Почему?

- Выбора-то на самом деле не было никакого. Когда ты рождаешься в актерской семье и нет протеста со стороны родителей, ребенок, как правило, идет по стопам родителей. Это становится частью жизни. Сейчас наконец-то стало возможно отвечать за тот продукт, который ты показываешь. Я не участвую в случайных проектах, чтобы просто заработать деньги. Вот этот спектакль мы делаем с петербургским театром «Дом», но, если бы нас что-то не устроило, мы выбрали бы другой театр.

- Но как же традиция? Репертуарного театра, об утрате которого говорят сегодня?

- Мне кажется, это нормально - изменилась жизнь, изменились обстоятельства. Другое дело, что это может мне нравится или нет. Так вот мне не нравится то, что сейчас происходит. Мне вообще не нравится, когда коммерция диктует образ жизни. К сожалению, это так.

- Как найти компромисс между тем, что нравится и не нравится?

- Сложный вопрос. Опытным путем. Мне приходится продавать свои альбомы, нужно ведь есть. В каком-то смысле мне повезло, я ведь давно в профессии… И в некотором роде являюсь единственным оставшимся в живых (в творческом отношении) представителем бит-квартета «Секрет». То есть работа у меня есть, и мне удается делать что-то для души.

- А более серьезные драматические роли предполагаются?

- Да, но я не думал о какой-то конкретной роли. Сейчас мы пока прикидываем следующий проект. Могу только сказать, что это довольно серьезная проза, из которой еще надо сделать пьесу. И спектакль будет обязательно музыкальный.

- Максим, сегодня музыканту довольно сложно уловить настроение аудитории. Есть какие-то ориентиры?

- Сейчас трудно говорить о каком-то генеральном направлении - рок, джаз, поп… Каждый выбирает то, что ему ближе. В основном слушают то, чем «кормят» радиостанции.  Мне кажется, вопрос глубже. Важно не потеряться по-человечески. Профессионально тоже важно, но это не имеет никакого отношения к коммерции или частоте твоего появления на ТВ. Мне кажется, если ты по-человечески развиваешься, то тогда развивается и то, что ты делаешь. Ведь творчество - это форма высказывания. 

- Но кто-то его умеет продавать…

- Вы знаете, этот вопрос не ко мне. Я растерян. Абсолютно. Песня, которую ты записал, отнес на радиостанцию, - единственное, что ты можешь сделать. И после этого все выходит из-под твоего контроля, потому что степень популярности, модности, нужности человечеству определяет программный директор радиостанции. Продукт… Не ты определяешь, что является продуктом. Мы сегодня как раз вспоминали Жанну д’Арк, блаженную, которая разговаривала с какими-то голосами. Ее раскрутили до уровня национальной идеи. А когда надобность в ней отпала, ее сдали англичанам и сожгли к чертовой бабушке.

- Максим, об одном из событий в вашей жизни много писали в СМИ - рождение дочери. Вопрос о смысле жизни для вас сегодня звучит по-другому, нежели раньше?

- Ощущение абсолютного счастья… Я не предполагал, что это может быть так. В абсолютно осознанном возрасте, когда тебе уже за сорок… Пока она маленькая, еще нет года, я получаю заряд положительных эмоций от того, что она улыбается, тянет ко мне руки… она не требует...

- А позже что вы будете рассказывать ей о жизни?

- Я думаю, объясню, что главная ценность  - это люди, которые тебя окружают. Но сегодня Мария Максимовна гораздо больше меня понимает про эту жизнь. В ней нет «эго», она просто радуется. Каждому дню… Я бы многое ей сказал. Но главное, что ребенок должен видеть - пример папы и мамы, как они друг к другу относятся, тогда и другого воспитания не надо. И конечно, я бы хотел, чтобы она была личностью, которая уважает себя. Относится с любовью и вниманием к себе, тогда и к людям она будет относиться так же. Потому что самая главная беда нашего общества - это нелюбовь к самим себе. А следовательно, к тем, кто нас окружает. Отсюда и многие беды…

***

Максим Леонидов. Родился 13 февраля 1962 года в Петербурге. В 1979 году окончил хоровое училище им. Глинки при Ленинградской государственной академической капелле и поступил в Театральный институт на курс Аркадия Кацмана и Льва Додина.

 

Автор : Ольга ЗОТОВА (фото автора), «Владивосток»

В этом номере:
Новое оснащение «Скорой»

Вчера на базе учебно-тренировочного центра МУЗ «Станция скорой медицинской помощи Владивостока» официально открылся новый учебный класс, оснащенный самым современным оборудованием.

Клиент всегда первый

Вчера на главпочтамте Владивостока торжественно открыли новый центр по обслуживанию корпоративных клиентов. Теперь они смогут отправить свою многочисленную корреспонденцию, не создавая неудобства для других посетителей почты.

Остановивший мгновенье

Мгновения, остановленные фотокорреспондентом газеты «Красная звезда» по Дальнему Востоку полковником Виталием Аньковым, далеко не всегда прекрасны… Потому что Виталий снимал войну в Чечне. Чернобыль. Нефтегорск.

Мартовские перестановки

Вчера в Хабаровске на совещании по развитию дальневосточной магистрали президент ОАО «Российские железные дороги» Геннадий Фадеев, который прибыл в город с однодневным визитом, представил новых начальников филиалов компании.

ЖКХ перейдет в частные руки

Комитет по жилищному и коммунальному хозяйству администрации края в пятницу провел большой семинар по обобщению опыта работы частных компаний в жилищно-коммунальном хозяйстве.

Последние номера