Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Новости, события

ОМОН без права на жилье

Если бы кто-нибудь надумал искать антураж для триллера, то лучшего адреса, чем дом №102 на ул. Борисенко (общежитие энерготехникума) во Владивостоке, они не нашли бы. Для воссоздания атмосферы вселенской разрухи не требуется режиссерских ходов, ярких красок и дорогостоящих декораций.

Бойцам и офицерам нужен прочный тыл

Классика разрухи

Если бы кто-нибудь надумал искать антураж для триллера, то лучшего адреса, чем дом №102 на ул. Борисенко
(общежитие энерготехникума) во Владивостоке, они не нашли бы. Для воссоздания атмосферы вселенской
разрухи не требуется режиссерских ходов, ярких красок и дорогостоящих декораций. Дом просто ужасен:

треснувшие и обвалившиеся кирпичные стены, расколовшийся фундамент, грибок, в три слоя поразивший стены, и
коммуникации, прогнившие донельзя. Одна сторона дома выходит на покатый склон, напоминающий по виду
лунный ландшафт, а две другие обнесены веревочками с предупредительными красными флажками,
сигнализирующими: «Эта сторона опасна». И не при обстреле, а просто так, ибо никто не знает, когда на голову с
высоты в пять этажей посыплются кирпичи.

В этой каменной ловушке вот уже восемь лет живут 15 семей бойцов отряда милиции особого назначения (ОМОН)
при УВД ПК - одного из самых воюющих подразделений приморской милиции. Именно бойцы ОМОНа сегодня по
полгода дежурят на самых обстреливаемых блокпостах. До этого были спецоперации по ликвидации банд, и ценой
их стали трое погибших воинов и 37 раненых. А уж о том, по скольку раз каждый из омоновцев съездил в Чечню и
Дагестан (у некоторых уже по семь-восемь командировок), сколько за это получил наград (у каждого как минимум
по две- три) и стрессов (это вообще подсчету не поддается), и говорить неудобно.

Но одно дело - ранения, стрессы и награды, которые омоновцы получают весьма обильно, другое - квартиры,
которых им просто не достается. За все время существования ОМОНа квартиры получили семь человек. Точнее
говоря, в трех случаях квартиры получили родственники погибших, еще трое бойцов - в милицейском доме на
Океанском проспекте, в последнем случае один из бойцов попал в губернаторскую программу «Квартира -
молодой семье». А остальные - выкручивайтесь как можете.

Вот и выкручиваются. Те, у кого нет семьи, живут на территории омоновского городка на Эгершельде. Семейные
решают проблемы как могут. В 1997 году, например, руководство отряда заключило договор на 10 лет с
руководством энерготехникума. В итоге 15 семей получили аж 17 комнат, которые сами и облагородили как могли.
Однако уже тогда общага была немолодой, а к 2004 году и вовсе посыпалась – треснувший фундамент привел к
тому, что стены повело, а при отсутствии по нескольку месяцев горячей воды можно представить, в каких
условиях живут семьи.

Бедовые цифры

Сегодня за аренду каждой комнатки, которую омоновские семьи считают квартирами, приходится платить в месяц
1200 рублей. Плюс зимой еще 2000 за коммунальные услуги. И хотя услуги сомнительны: опять же периодическое
отсутствие горячей воды, общий туалет и общая кухня, на которой неловко столпились 10 стиральных машин, - за
все эти «удобства» деньги вынь да положь! И это при том, что средняя зарплата не офицерского, а рядового
состава ОМОНа – 8 тысяч рублей! И до последнего времени бойцы ОМОНа радовались хоть таким условиям –
снять однокомнатную квартиру во Владивостоке сейчас – минимум 7 тысяч рублей. И как это сделать при такой
зарплате? Но в 2004 году «грянул гром»: здание общежития настолько износилось, что проживать в нем стало
опасно – вот-вот рухнет. И руководство ДВГТУ, которому переподчинили техникум энергетиков в рамках реформы
образования, приняло единственно верное решение – сделать капитальный ремонт здания. Решение правильное,
только один нюанс упущен – на это время (ремонт запланирован на лето) все 15 семей отправятся неизвестно
куда вместе со своим имуществом. То есть снимать квартиры по вышеназванным ценам! Или жить на улице. И эта
проблема тут же связана еще с одной – почти все главы семейств, попадающих под временное выселение,
отправляются в командировку на Северный Кавказ. Жены, естественно, ропщут – муж, значит, на войну, а их
выселят неизвестно куда вместе с детьми. Некоторые супруги бойцов, привыкшие за столько лет к тяготам и
лишениям, положенным по уставу, не выдержали и заявили командованию – не пустим, мол, своих благоверных в
очередную командировку, пока не решится вопрос с жильем! Да и командованию ходить далеко не надо –
заместитель командира отряда по воспитательной работе Михаил Рябинин живет здесь же, в общаге. Правда, по
местным меркам он богач – сумел снять под одну квартиру две соседние комнаты. Платит, естественно, в два
раза больше. Ему предстоит возглавить отряд во время следующей командировки, но уже сегодня его супруга тоже
спрашивает: а ей куда идти в случае выселения? В общем, вопросов тьма. Самый главный из них – как
получается, что одно из самых боеспособных подразделений краевой милиции оказалось на обочине жизни? Как
получается, что настоящие герои вместе с семьями ютятся на окраинах в разрушающихся домах?

Правда, несмотря на недовольство сложившейся ситуацией, командование отряда уверено, что все бойцы ОМОНа
поедут в командировку и никто не откажется – так уж их воспитали. И хотелось бы взамен получить от властей
различных уровней адекватную поддержку – хотя бы с жильем! Чтобы не превращать элиту милиции края в
бомжей и люмпенов…

Магомед Лабазанов, командир ОМОНа при УВД ПК, полковник милиции:

-  17-18 февраля в Москве проводился семинар-совещание среди всех командиров ОМОНов МВД-УВД, где
рассматривались пути совершенствования деятельности этих подразделений. Важность этого мероприятия
подчеркивалась тем, что туда же приглашены руководители всех территориальных управлений. Конечно, там
поднимался вопрос и о социально-бытовых условиях работы ОМОНов, ведь на сегодняшний день они – самые
«воюющие» подразделения милиции. Например, положительным опытом решения вопроса социально-бытовых
условий поделился начальник УВД Краснодарского края: во-первых, для омоновцев там строят жилые дома,
во-вторых, выделяют землю для строительства индивидуальных домов. Схема проста:  30 процентов стоимости
боец платит сразу, остальное - в течение 20 последующих лет! Мы понимаем, что сравнивать Приморье и
Краснодар нельзя, они – все-таки житница, и тем не менее у нас этот вопрос решать тоже нужно. В некоторых
регионах эта проблема успешно решается уже давно, в чем я смог убедиться лично. На второй день пребывания
на совещании нас повезли в образцово-показательную дивизию, в которой демонстрировали образцы нового
вооружения. Новый образец костюма сапера «Грот» стоит около трех тысяч долларов – он легкий и более удобный
по сравнению с предыдущими.  Один из командиров ОМОНа взял прайс. На мое замечание, что, мол, зачем, это
дорого, он ответил, что цена его не волнует – ему оплатят все, что он попросит. Что ж, такому отношению можно
по-доброму позавидовать…

***

Справка "В"

Помимо постоянного присутствия отряда на блокпостах Северного Кавказа сегодня он участвует и в охране
общественного порядка во Владивостоке (обеспечивает порядок как в обычное время, так и во время массовых
гуляний), выезжает в край, где в рамках ведомственных операций «Лес», «Путина», «Иностранец» и
«Вихрь-Антитеррор» обеспечивает силовую поддержку оперативникам. Ежегодно при активной помощи ОМОНа
государству возмещаются убытки в миллионы рублей. Но даже маленькой толики от этих миллионов отряду не
перепадает. А вместе с тем с ОМОНа никто не снимал обязанностей и по работе в исключительных случаях – при
массовых беспорядках и захвате заложников. Тут ОМОН обязан работать наравне со своими коллегами из ОМСН
(отдела милиции спецназначения, так теперь называют СОБР) управления по борьбе с оргпреступностью.

Автор : Александр ОГНЕВСКИЙ, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Хлеб подешевеет

К середине марта во Владивостоке появятся первые стационарные павильоны для торговли дешевым хлебом, в котором буханка «Подольского» будет стоить не выше девяти рублей.

ОМОН без права на жилье

Если бы кто-нибудь надумал искать антураж для триллера, то лучшего адреса, чем дом №102 на ул. Борисенко (общежитие энерготехникума) во Владивостоке, они не нашли бы. Для воссоздания атмосферы вселенской разрухи не требуется режиссерских ходов, ярких красок и дорогостоящих декораций.

Грохочут «Гвоздики»

С приходом весны на полигоне ТОФ в Хасанском районе загрохотали артиллерийские залпы, и в воздухе запахло порохом. По словам начальника артиллерии соединения морской пехоты полковника Алексея Шишкина, на стрельбы выходят все, кто имеет отношение к артиллерии: от расчетов ПТУРов (противотанковые управляемые ракеты) до экипажей САУ (самоходно-артиллерийские установки) «Гвоздика» и «Нона».

Спасатель города

В начале марта одно из муниципальных подразделений администрации города Владивостока, отвечающих за нормальное функционирование города, возглавил Владимир Черепков – сын депутата Госдумы, экс-мэра Виктора Черепкова.

Без права обмена

В настоящее время около 60 тысяч учащихся муниципальных школ Владивостока получили проездные билеты. Не успев решить проблему с льготным проездом, городской комитет по общему и профессиональному образованию столкнулся с потерей удостоверений.

Последние номера