Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Культура, история

Когда оживают легенды, или Путешествие в Шанхай

Для меня этот город всегда был чем-то вроде “танцующей” жемчужины перед пастью сказочного дракона. Жемчужина, по китайским поверьям, означает недосягаемость некоторых наших желаний. И в этом есть особый смысл и своя философия. Но моя мечта все же исполнилась, и я очутилась в городе, который иностранцы часто называют “Парижем Востока”, а сами китайцы - “Лежащий над морем”, хотя на самом деле город расположен на берегу реки. В любом случае имя Шанхай, как сообщают историки, определенно упоминается лишь в конце ХIII века, когда здесь возникла таможня.

Для меня этот город всегда был чем-то вроде “танцующей” жемчужины перед пастью сказочного дракона. Жемчужина, по китайским поверьям,  означает недосягаемость некоторых наших желаний. И в этом есть особый смысл и своя философия. Но моя мечта все же исполнилась, и я очутилась в городе, который иностранцы часто называют “Парижем Востока”, а сами китайцы - “Лежащий над морем”, хотя на самом деле город расположен на берегу реки. В любом случае имя Шанхай, как сообщают историки, определенно упоминается лишь в конце ХIII века, когда здесь возникла таможня.

Печальное вино

Особым загадочным притяжением обладает для меня этот город еще потому, что о нем много рассказывала русская эмигрантка Ларисса Андерсен, которую тоже называют живой легендой. Она прожила здесь почти четверть века, вплоть до 1956 года: выступала в оперетте и балете в театре Лайсеум, показывала свои сольные танцевальные номера в фешенебельных клубах – английском, французском, писала стихи, в которых, по определению Александра Вертинского, «бродит нежная и терпкая печаль”. Вертинский  принял самое деятельное участие в издании единственного ее поэтического томика здесь, в Шанхае, в 1940 г., предложив назвать его “Печальное вино”. Ларисса посчитала это нескромным  и дала свое имя – “ По земным лугам”.

Я замолчала потому,
Что о себе твердить устала.
Кому же я нужна, кому?
Вот почему я замолчала.
Живи. Люби. А что любить?
Мужчин? Дома? Толпу Шанхая?
И яростно писать на бис
Стихи о яблонях и мае…

Этих строк нет в ее сборнике. Они написаны чуть позже и будут опубликованы в новой книге Лариссы Андерсен, которая сейчас готовится к печати.

Знаю, как загорелась Ларисса мечтой отправиться в Шанхай из своего пасторального французского городка Иссанжо, где поселилась много лет назад с мужем Морисом  (кстати, познакомились они тоже в Шанхае), когда получила приглашение из “Русского клуба”, – не собралась… Не доверила никому  полдюжины своих обожаемых кошек, да и возраст...

Я привезла на свидание с Шанхаем нефритовое колечко – подарок Лариссы, она покупала его здесь больше полувека назад. А в тоненькую книжечку ее стихов заложила несколько разлапистых   листьев-опадышей  платана - в Шанхае зима… Примерно в это время Ларисса впервые приехала сюда в 1933-м, проведя незабываемое лето и осень на даче Янковских в Корее. В шелковых туфлях, единственной ее обувке, было холодно, но спасали оптимизм молодости и веселая компания жильцов, которая снимала комнаты у добрейшей Ангелины Михайловны Кичигиной. Лариссу тогда определили работать в журнал “Прожектор”, пока он не прогорел…

Самый лучший подарок – квашеная капуста

Впрочем, кто знает, какое впечатление  произвел бы на Лариссу Андерсен сегодняшний Шанхай, доберись она сюда, – очень многое тут изменилось. Я же влюбилась в этот город  сразу, как только шагнула в сумерках из самолета на трап, вдохнула чуть влажный, напоенный ароматом легкого увядания воздух и увидела высоко в небе неоновую рекламу отеля – очертания самого здания съел туман.

Жаль только, что нет прямого рейса Шанхай - Владивосток, так было бы гораздо быстрее и, что немаловажно, почти в два с половиной раза дешевле добраться сюда. Китайские авиалинии  уже не первый год пытаются его запустить – не получается, мало пассажиров, хотя почему туристы обходят этот экзотический азиатский город с почти европейским лицом – непонятно. Здесь сохранились удивительный по своему очарованию старый китайский город, парк «Юйюань», созданный почти 400 лет назад в садовых традициях династии Мин, храм «Нефритового будды», один из самых больших в Азии зоопарков, разместившийся на 150 га, вращающийся ресторан почти на 300-метровой отметке на телебашне «Жемчужина Востока», третьей по высоте в мире после канадской в Торонто и Останкинской в Москве. Да сам облик города с знаменитым Бандом, бывшими кварталами французской концессии, фешенебельной  авеню Жоффр,  респектабельной Нанкинской в английской части города... Да мало ли еще красот и легенд хранит Шанхай!

  А пока, чтобы добраться до него с российского Дальнего Востока,  приходится делать пересадки в Харбине, или в Сеуле, или в Пекине, или в Тяньцзине - я летела через этот аэропорт и, к слову, чуть было не лишилась двух подарочных бутылочек: “Уссурийского бальзама” и “Пантов на меду”  - из ручной клади их конфисковали, хотя при посадке во Владивостоке досмотр прошел без замечаний. Пришлось почти из самолета возвращать багаж и укладывать продукцию Уссурийского бальзама поближе к квашеной капустке и двум буханкам черного хлеба. Этот русский гостинец передали сыну знакомые из Владивостока. Забегая вперед, скажу: он вызвал бурю восторга, и не только гастрономического.

Город уйдет в небо или под землю?.. 

Но вернемся к Шанхаю. Сегодня этот 17-миллионный город (с пригородами - 40 млн.) больше похож на Гонконг, и есть все предпосылки, что скоро он его перегонит. Здесь можно увидеть грандиозные небоскребы – за последние 10 с небольшим лет их появилось больше двух тысяч. Самое высокое здание в Китае - 88-этажный небоскреб «Цзинмао» был построен за два года.

В Шанхай  вкладывают огромные  инвестиции Япония, Америка, Германия, Англия, Республика Корея. Недавно шанхайские власти заявили о планах сооружения подземного “филиала” города, который будет построен на 30-метровой глубине под Шанхаем и разместится на площади 60 гектаров. Это поможет в первую очередь пешеходам без проблем попасть в супермаркет, кафе, ресторан. Словом, в “подземелье” обоснуется царство развлечений и торговли. Этот проект планируется претворить в жизнь уже в следующем, 2006 году.

В Шанхае сегодня сооружаются четыре новые линии метрополитена, три уже действуют, плюс наземный поезд на магнитной подушке, который развивает скорость до 500 километров в час. Всего здесь планируется запустить 13 линий метрополитена. Мне довелось прокатиться в шанхайском метро – признаюсь, оно меня не разочаровало: чистое, комфортабельное и сравнительно недорогое – билет стоит  2 юаня, как в автобусе, оснащенном «бегущей строкой» с указанием остановок и телевизором. Поездка в более скромных “басах” стоит один юань, почти как во владивостокском трамвае.

Одно печально, ученые уже давно бьют тревогу - Шанхай постепенно “тонет”. Это вызвано активным использованием подземных вод. Город ежегодно оседает в воды реки Янцзы, на берегах которой стоит, примерно на 10 мм.

Шанхай никак не назовешь городом велосипедистов, тут  предпочтение отдается такси. Его можно поймать на каждом углу. Дело в том, что собственный автомобиль здесь по карману только состоятельным людям, так,   «Бьюик» стоит около 40 тысяч долларов, «Фольксваген» – чуть подешевле (здесь работают такие автомобильные гиганты, как «Фольксваген», «Дженерал моторс», сборка китайская). Но это еще не все. Автомобильный номер не выдается при регистрации авто, как у нас, его необходимо купить на Интернет-аукционе. Средняя цена 30-40 тыс. юаней (4-5 тыс. долларов), а если в нем окажутся несколько восьмерок – китайцы очень любят это число, он может стоить почти запредельно. Обо всем этом мне рассказал Михаил Дроздов, председатель «Русского клуба в Шанхае». Сам он предпочитает исключительно такси.

Кодекс таксиста

Надо сказать, шанхайские таксисты народ вежливый. В салоне они сидят за пластиковой перегородкой, у каждого непременно есть касса. При посадке водитель вежливо приглушит музыку, если она вам мешает, или совсем выключит и поедет только по тому маршруту, который предлагаете вы,  даже если вам нужно проехать всего несколько метров. При высадке он  должен вручить вам чек, дать сдачу (чаевые здесь не полагаются), напомнить, чтобы не забывали свои вещи. В списке  правил таксиста больше десятка пунктов, ему, в частности, запрещено курить за рулем. Если хотя бы один из них он не выполнит - вы имеете полное право не расплачиваться.   

- У меня как-то был такой случай, - рассказывает Михаил. – Мы поехали с моей сотрудницей по делам в банк. Разговаривала она, я молчал. Таксист, думая, что я не знаю китайский, всю дорогу что-то ворчал себе под нос. Я никак не отреагировал на эту ситуацию, а она позвонила в компанию, где  работал таксист. Несколько дней спустя мы получили письмо, где сообщалось, что водителю на неделю запретили выезжать на линию и обязали его в это время посещать довольно дорогостоящие  курсы по правилам вежливости.

Спасибо подпольщикам Мао

Китайцы все-таки удивительный народ! Несколько лет назад народное правительство Шанхая, готовясь к очередной годовщине коммунистической партии Китая, решило отреставрировать старый домишко, расположенный в бывшей французской концессии, где подпольно проходил первый партийный съезд под руководством Мао. Но квартальчик городским властям  показался настолько убогим, что они решили заодно отреставрировать и его. Сейчас это одно из самых фешенебельных мест Шанхая. Здесь находятся самые дорогие рестораны, кафе, пивные, парикмахерские салоны, магазины. Иностранцы сюда валом валят, оставляя приличные деньги. В одном из здешних ночных клубов выступают со своей шоу-программой наши русские танцовщицы из  г. Благовещенска.

“Кричащие совы” прилетели из Америки

Хотя настоящим хитом Шанхая сейчас считается новое заведение “Hooters” - “Кричащие совы”, оно появилось лишь три месяца назад,  в октябре 2004-го, но уже наделало немало шума. Представьте, что при входе в клуб вас встречают десятка два девушек - китаянок и европеек в коротеньких оранжевых шортиках и белых крохотных топиках. Главная их задача - сделать образ официантки дружелюбным, заводным, располагающим к общению.

“Hooters” – это сленговое выражение, которое также обозначает женскую грудь. Движение это было основано во Флориде в 80-е годы прошлого века и сейчас докатилось до Шанхая. Такой западный стиль гостеприимства очень плохо воспринимает старшее поколение, считая, что он выглядит вызывающим. А молодежи нравится. Если все пойдет хорошо, этот “Hooters” в Шанхае станет первым из восьми подобных заведений, которые планируют открыть в Китае.

Мы заглянули в заведение днем, любопытства ради – народу было немного. Навстречу вышла стройная длинноногая девушка в мини-шортиках апельсинового цвета и очаровательно улыбнулась. Мы попросили показать клубные сувениры. Футболки, бейсболки и даже брелоки – все стоило одинаково – 100 юаней. Судя по всему, дела у “Кричащих сов” действительно идут в гору.

И вновь Вертинский…

В успехе всякого начинания  очень важен азарт, но при этом еще коммерческий расчет. Мне почему-то вспомнилась история с Александром Вертинским, когда он с компаньоном открыл в Шанхае ресторан “Гардения”. Шампанское лилось рекой – угощали друзей, гостей, почти никто не платил. Вскоре предприятие лопнуло. Сейчас на месте “Гардении” – огромная клумба в форме пышного торта.

Кафе “Ренессанс”, где Ларисса Андерсен познакомилась с Александром Вертинским в середине 30-х годов, увы, тоже снесли. Здесь раз в неделю по средам проходили вечера ХЛАМа – художников, литераторов, артистов, музыкантов. В один из таких вечеров Вертинский  пришел послушать поэтов, он тогда сразу отметил Лариссину   “Осень”:

Осень шуршит по чужим садам,
Зябнет у чьих-то ржавых заборов…
Только одна в пустоте простора
Ежится, кутаясь в дым, звезда.
Только одна в пустоте простора…

Потом они еще не раз встречались, но то первое знакомство, как вспоминает Ларисса, ей отравила  ненавистная “бацилльная” кофточка со странным рисунком – черные палочки и кружочки на зеленом фоне, в которую она была одета, другой-то не было. Она и полвека спустя ее помнит.

А Вертинский вскоре после той встречи написал ей в письме: “Мой дорогой друг! Я хочу поблагодарить Вас за Ваши прекрасные стихи. Они доставили мне исключительное наслаждение. Я пью их медленными глотками, как драгоценное вино…”.

 (Продолжение следует)

* * *

Первые русские в Шанхае появились в середине ХIХ века. Это были купцы-чаеторговцы. Кроме того, в шанхайский порт постоянно заходили русские корабли. К слову, людей белой расы китайцы долго называли “чужеземные черти”. Уже в 1860 г. в Шанхае появился нештатный русский консул, а в 1896-м было учреждено Российское императорское генеральное консульство. В том же году открылось шанхайское отделение  Русско-Китайского банка. В начале ХХ века российский Добровольный флот установил регулярную пароходную линию Владивосток - Шанхай. Численность русских до начала первой мировой войны составляла здесь около 350 человек. В то же время здесь строили небольшие ледоколы для нужд владивостокского порта.

После революции 1917 г. в Шанхай  хлынула волна беженцев. По некоторым данным, в 30-40-е годы здесь проживало около 20-30 тысяч русских.

Автор : Тамара КАЛИБЕРОВА, «Владивосток», Михал ДРОЗДОВ (фото), специально для «В», Владивосток - Шанхай - Владивосток

comments powered by Disqus
В этом номере:
Угонщики работают

Автомобиль «Тойоту-Лэндкрузер» угнали прямо от здания ГАИ г. Владивостока. Преступников не остановили ни установленные на машине сигнализации, ни бессчетное число гаишников вокруг.

Приговор за пивное убийство

За жесткое убийство, которое потрясло весной 2004 года весь Уссурийск, краевой суд приговорил 24-летнего Тимофея Ядыкина к 20 годам лишения свободы в колонии особого режима.

Его ищут, а он сидит

12 января оперативники Фрунзенского РУВД Владивостока задержали-таки налетчиков, совершивших разбойное нападение еще в октябре прошлого года.

Криминальные дамы

Только спустя месяц пострадавший капитан-лейтенант смог рассказать милиции о том, как его ограбили. Не поверите – преступление раскрыли в считанные часы.

Перестраховался

Полные карманы страховых полисов сотрудников правоохранительных органов и целая авоська продуктов питания – с таким «уловом» задержали вора арсеньевские милиционеры.

Последние номера