Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Культура, история

Пакет в штаб доставил

Участника Великой Отечественной войны Ивана Четверика, жителя поселка Новостройка, что недалеко от станции Губерово, знают не только в своем районе, но и во Владивостоке, например, в профессиональном училище № 1. В 1942 году Четверик здесь, в тогдашнем ремесленном, учился. Потом был фронт… А недавно Иван Павлович передал в ПУ-1 собственноручно составленный альбом «Страницы из жизни».

Солдат всегда будет помнить свой рейд

Участника Великой Отечественной войны Ивана Четверика, жителя поселка Новостройка, что недалеко от станции Губерово, знают не только в своем районе, но и во Владивостоке, например, в профессиональном училище № 1. В 1942 году Четверик здесь, в тогдашнем ремесленном, учился. Потом был фронт… А недавно Иван Павлович передал в ПУ-1 собственноручно составленный альбом «Страницы из жизни».

Тут нашлось место и воспоминаниям о мастерах, о друзьях-фабзайцах (так называли ребят из школ и училищ фабрично-заводского обучения), и фронтовым эпизодам, и рассказам о Пожарском районе, где десятки лет проработал ветеран Четверик.

Ивану Павловичу и вправду есть чем поделиться, что вспомнить. Да и рассказчик он великолепный. Признаться, корреспонденты «В» не так давно заслушались, хотя говорил тогда Четверик всего лишь о пчелах, которые, уже устроенные им на зимовку, обманутые теплой погодой, в начале ноября повылетали из ульев искать весенние цветочки. Даже о пчелах очень интересно рассказывает Иван Павлович, а уж когда речь заходит о войне…

- Однажды, когда по всему Юго-Западному фронту готовилось решающее наступление, разведчики из нашего второго батальона ушли в тыл к немцам и подкараулили там на дороге легковую машину, в которой сидели четыре человека, - вспоминает Иван Четверик. - Вася Баранов бросил «лимонку». Как выяснилось, это была штабная машина, и разведчики завладели очень важными документами. Переводчик батальона их прочитал и сказал: «Тут карта всего нашего фронта с пометками мест будущих боев, количества техники и живой силы, а также приказы немецким частям на предстоящие военные действия».

Шифровку об этом по телефону передали в штаб бригады. Оттуда потребовали немедленно доставить документы. Иван Павлович говорит, что обрадовался, когда его включили в состав группы «гонцов».

- Старшим назначили сержанта Юрия Линкевича, а меня с моим другом Яшкой Цыганком определили ему в помощь. Капитан разложил карту и стал объяснять задание: «До штаба - около пяти километров. Добираться придется по темноте по этому маршруту. Двигаться будете по бездорожью, по азимуту».

Благополучно пройти довелось примерно полпути.

- А потом мы напоролись на немецкую засаду, - вздыхает фронтовик. - Очевидно, это была разведгруппа, просочившаяся в наш тыл. Немцев было десятка два. Завязалась перестрелка. У каждого из нас - по автомату с патронами да еще по две «лимонки». Мы стреляли только прицельно и короткими очередями. Патроны таяли быстро. Тогда сержант отдал мне пакет: «Ты - самая малая мишень, лети пулей, ползи ужом, но пакет доставь!».

Насчет малой мишени сержант вовсе не шутил: боец Четверик и роста был невеликого - 151 см, и веса - 48 кг. Маленький, щуплый, ловкий.

- Я оставил ребятам свои патроны и гранаты, шмыгнул в кусты и под огневым прикрытием товарищей помчался в штаб бригады, - рассказывает ветеран. - Ориентироваться по звездам и бегать по лесу я научился еще дома, у нас в Приморье, но как именно добежал до штаба - до сих пор в толк не возьму. Мокрый был с головы до пят и просил пить. Начальник штаба бригады выслушал мой рапорт о ЧП. Я указал на карте место. Туда немедленно были направлены бойцы. Однако немцев там уже не обнаружили, как и Цыганка с сержантом. Мне было приказано отдыхать, но до возвращения группы я так и не уснул.

Даже сейчас, спустя 60 лет, Иван Павлович не может удержаться от печали, возвращаясь мысленно к тем событиям.

- Утром меня вызвали в штаб: «Поведешь взвод по своим следам. Не могли же немцы утащить наших мертвых солдат?». Хотя я толком не помнил, как и сколько времени бежал до штаба бригады, - уточняет фронтовик, - но, когда углубились в лес, сразу сориентировался. Шли мы ускоренным шагом и уже через полчаса оказались на том месте, где я оставил хлопцев. Через минуту ниже места боя я увидел висевшее вниз головой обнаженное тело. Это был сержант Юрий Линкевич. На его спине была вырезана шестиугольная звезда, а на груди слово Jude. О том, что Юра был евреем, я не знал, да и никакого значения не имела для меня и моих товарищей национальность любого из нас - все мы были советские воины. А фашисты вон что с нашим сержантом сделали.

Иван Павлович вспоминает, как больше часа прочесывали округу - искали Цыганка. Не нашли.

- Тогда мы вернулись к Юре, сняли тело с дерева и похоронили, завернув в плащ-палатку, - говорит ветеран. - Чтобы поставить над могилой, обтесали столбик, вырезали на нем звездочку, имя и все, что положено в таких случаях. Дали троекратный залп из своего оружия. И почти сразу услышали крик: «Братцы, я тут, помогите выбраться!».

Это кричал лучший друг Ивана - Яшка.

- Мы бросились на звук и из глубокой расселины вытащили раненого, но вполне живого Цыганка, - улыбается Иван Павлович. - У Яшки поверх брюк были забинтованы обе ноги. Успел он это сделать, порвав свое нижнее белье. А когда уползал с места боя, провалился, потерял сознание и очнулся только от наших залпов.

С Яшкой Четверику еще довелось потом вместе воевать. А в те минуты Иван одновременно переживал и горе утраты одного друга, и радость, что второй нашелся живым.

- Цыганку дали водки, он немного подкрепился и рассказал, что отстреливались они с Юрием до последнего патрона, - смахивает слезу фронтовик. - Предвидя исход стычки, сержант приказал раненому Яшке отползать в сторону и искать укрытие: «Я прикрою тебя». Затем раздался взрыв: Юра подорвал последнюю гранату. Сержант Юрий Линкевич погиб как герой. Его представили к награде посмертно.

…Вот какие героические и трагические боевые эпизоды хранит память кавалера многих государственных наград, солдата 1-й гвардейской воздушно-десантной бригады Ивана Четверика. Кстати, при нашей встрече Иван Павлович попросил напечатать в газете номер своего телефона 31-1-55 и предложение в канун 60-летия Победы собраться, может быть, именно в нашей редакции, учащимся РУ и ФЗО военных лет и бывшим гвардейцам 9-й гвардейской воздушно-десантной армии.

 

Автор : Светлана ЖУКОВА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Автобусы за пятак не повезут

Владивосток остался, пожалуй, единственным крупным городом России, где стоимость проезда в общественном транспорте удержалась на уровне пяти рублей, а в трамваях и того меньше – трех. Во всех иных городах Дальнего Востока пассажиры уже давно платят за поездку от шести до 10 рублей, а с Нового года будут платить еще больше.

Убийство на Рождество

Во Владивостоке убит арбитражный управляющий «Востоктрансфлотом» Николай Слюсарь.

Победа с нами

14 января впервые в этом году во Владивостоке появится новый парк. Его назвали парком Победы и построили напротив трамвайного кольца на 3-й Рабочей. Только на оборудование площадки в 4380 квадратных метров из городского бюджета ушло более миллиона рублей. А если считать со всем оборудованием, включая уникальную иллюминацию, которая будет работать здесь круглый год, то гораздо больше.

Эшелоны просят огня

В Приморском крае установлен небывалый рекорд. Сразу 110 товарных эшелонов скопилось на железнодорожных путях у крупных портов. На рельсах застыли 38 эшелонов с углем и удобрениями, которые направлены в порт Восточный, 30 – для Владивостокского морского торгового порта и по нескольку десятков составов во Владивостокский рыбный порт и порты Находки.

Рубль юаню товарищ

Вступило в силу “Соглашение о межбанковских расчетах в торговле в приграничных районах”, подписанное в августе 2002 года Центральным банком России и Народным банком Китая.

Последние номера