Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Культура, история

Кукольный дом, или Юбилейные размышления

Старая, старая сказка… О том, как богатырь победил колдуна… Как три поросенка построили и защитили свой дом… О гадком утенке, который вдруг превратился в прекрасного лебедя… В один-единственный театр мы идем за чудесами – в театр кукол.

Старая, старая сказка… О том, как богатырь победил колдуна… Как три поросенка построили и защитили свой дом… О гадком утенке, который вдруг превратился в прекрасного лебедя… В один-единственный театр мы идем за чудесами – в театр кукол.

И тем ценнее сказка, что век ее короток: маленькие зрители быстро вырастают и начинают ходить в другой театр. Проходят годы, и они возвращаются. Уже со своими детьми…

В этом году Приморский театр кукол начал свой 65-й – юбилейный - сезон. Признаться, без веселья. Конфликт с Обществом изучения Амурского края по поводу занимаемой площади именно этой осенью обострился в очередной раз. Но пока суд (в буквальном смысле: художественный руководитель театра Виктор Бусаренко и его театр находятся в состоянии судебной тяжбы с ОИАК), дело делается. Во вторник состоялась сдача премьерного спектакля «По щучьему веленью». А впереди – юбилей. В преддверии своими размышлениями о театре с корр. «В» поделился Виктор Бусаренко:

- Есть основополагающая идея, которая стоит во главе любого детского театра. Она сформулирована не мною, а замечательным режиссером Брянцевым, первым режиссером Ленинградского ТЮЗа: служить делу детской радости. Без всякой иронии и фальши. Потому что выше этого ничего для режиссера детского театра не существует.

Как? У театра кукол в этом отношении особое место: именно здесь можно создать золотую библиотеку произведений мировой и русской классики для детей. Вряд ли я скажу что-то новое - любой детский театр является театром педагогическим, то есть воспитывает подрастающее поколение.

Еще одна задача - противостояние массовой культуре, которую я считаю для детей пагубной. И если, не дай бог, театр кукол исчезнет с приморской земли, это значит, мы полностью сдались. Мы сдались безумию телепузиков, киллеров и так далее.

Для себя я обозначил еще один пласт - чисто творческий. Вот уже несколько лет наш театр имеет свою специфику: на сцене работают кукла и живой актер. То есть спектакли принимают синтетическую форму, всегда неожиданную и интересную для детей. Больше всего на свете дети не любят скучать, и мы стараемся не позволять им делать этого своими экспериментами... 

- Виктор Бусаренко - заслуженный работник культуры РФ, имеющий в творческом багаже опыт постановки музыкальных и драматических спектаклей. Почему директор театра кукол, а не другого театра?

- Это давняя история. 11 лет я здесь. Первый кукольный спектакль поставил в 1990 году, будучи режиссером ТЮЗа. Это была «Дюймовочка», потом была «Красная Шапочка» в моем изложении. А в 1993 году я был приглашен на должность художественного руководителя театра. Наверное, поздно после 40 начинать «играть в куклы». Но именно здесь, как мне кажется, я нашел возможность некоего синтеза формы: драматургия, музыка, пластика, изобразительные возможности художника. Почувствовал какую-то возможность выразительности именно в этом синтетическом театре, которая невозможна ни в одном отдельно взятом театре.

– Виктор Васильевич, поколения зрителей в вашем театре сменяются гораздо быстрее, чем во взрослом. Как удержаться от повторяемости, однообразия, играя в сотый раз про Кота и Лису?

- Когда наступает такая усталость, я иду в другой театр и ставлю там что-то. Летом в Уссурийском театре поставил спектакль чисто драматического плана. Так сказать, свои драматические мускулы подкачал, повторил систему Станиславского и приехал во Владивосток, утвержденный в каких-то своих мыслях. Другой театр, педагогика (Виктор Бусаренко преподает в академии искусств. – Прим. авт.) - это тренинг. Конечно, наступает усталость, и я не поверю, что кто-нибудь из творческих людей всю жизнь работает на одном дыхании. Со временем все труднее искать новые формы, потому что многое уже прошел: все-таки 70 спектаклей, которые я поставил за свою жизнь, – это очень много. Но спасают… дети. Они безошибочные зрители, которые откликаются всей душой. Плачут, смеются. И для них хочется что-то изобретать. Моему внуку уже 10 лет, то есть он уже выходит из «кукольного возраста». В театр я его  привел в три года на спектакль «Петрушки-интернешнл». Это было 1997 год, только что случился пожар в театре. Спектакль получился очень красочным, праздничным, таким кукольным концертом. И наперекор недавнему огню в зале царило веселье, а не уныние. Такие вещи запоминаются на всю жизнь. Тем более что к 11 годам дети полностью начинают отрицать театр кукол. Это драма возраста. Взамен что? Развлечения сегодняшнего компьютерного поколения, в принципе, довольно однообразны.

- Вы предлагаете и сложные спектакли, к примеру, «Соловей» Андерсена. У него есть свой зритель?

- Этот красивый, сложно построенный спектакль, один из самых интересных по искусству постановки за всю историю моей работы здесь, к сожалению, оказался непопулярным. Вот еще один парадокс: детям не хватило темпа, ритма, действия, юмора… Мы сняли его из репертуара.

- Вы принимаете участие в международных фестивалях кукольных театров. Есть что сравнивать?

- Театры разных стран отличаются, но по большей части это народное искусство. Англичане привозят Панча и Джуди - это аналог нашего Петрушки. Действие происходит за ширмой, скорее играет текст, чем куклы. Китайцы представляют марионеток, это скорее концертные номера. Традиционные, иногда ужасно примитивные спектакли. А вот больших, смысловых спектаклей на фестивалях почти нет, потому что довольно сложно и дорого возить их. Кукольники - люди небогатые. Впрочем, за рубежом стационарных кукольных театров - единицы, их поддерживает бюджет муниципалитетов. И они представляют собой особую гордость города. А в основном нам завидуют: мы живем в уникальных условиях, хотя, конечно, чем дальше, тем менее уникальными становятся эти условия.

Мы живем достаточно тревожно. Не всегда вовремя деньги перечисляются, мы ведь бюджетная организация, на что-то обязательно не хватает. У меня давно родилась формула: театр кукол никому не нужен, кроме детей. Мы делаем замечательное дело… Но когда доходит до самого дела, то дети подождут. Не хочу жаловаться, живут все трудно, но такое ощущение, что нынешняя власть не может решить, нужен репертуарный театр России или нет. А пока решает, отщипывает кусочки. Что это значит для нас? Актеры становятся все беднее. И у них возникает здравая мысль: а зачем это нужно? Как-то в одном из интервью Покровский сказал, что культура и доллар несовместимы. Наверное, сегодня надо быть прагматичными. Но по большому счету именно с культуры и должно все начинаться. А мы – театр, который воспитывает нормальных людей. Понятия «хорошо-плохо», «можно-нельзя» мы объясняем на простых вещах. И дети радуются, что наказано зло и победило добро.

- Вернемся к драматургии. Что должен и может театр ставить сегодня?

- Хороших детских пьес сегодня практически не пишут. Увы. Большая часть из того, что предлагают современные детские драматурги, непригодна к постановке и неинтересна. В детской пьесе должна быть мораль: что такое хорошо и что такое плохо... Это данность… В этом смысле к нашим услугам мировая библиотека сказок. Их можно ставить бесконечно. К примеру, «Приключения Буратино». Моя мечта… Это же вечная история – о творчестве, о добре и зле. Еще мечтаю поставить «Черную курицу». Еще один пласт – пьесы о войне, которые будут более чем кстати в год празднования 60-летия Великой Победы. Они очень редкие в театре кукол. Но я нашел пьесу Златопольского, украинского драматурга, «Ястребок». Читал не единожды, и каждый раз слезы в финале… Это тема самопожертвования, героизма, благородства… Детям нужно объяснять, что эти вещи существуют, каким бы мир нам ни казался…

Я вывел такое понятие: детский человек. Он работает для детей и с детьми. Меня можно причислить к категории этих детских людей. Я знаю, на что маленькие зрители реагируют, что им нравится. Мне кажется, я понимаю психологию ребенка. Каждый из них отождествляет себя с хорошим героем: Буратино - это я. Им важно, чтобы была борьба и чтобы хорошее победило плохое. Это вечно…

Автор : Ольга ЗОТОВА, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Елка из гвоздей

Такой конкурс проходил впервые за последние 12 лет! Состязались не в красоте и не в стрельбе – в слесарном мастерстве. Вчера на базе профессионального лицея № 6 г. Владивостока состоялся конкурс среди будущих машинистов локомотивов, которые должны быть еще и виртуозами в работе с металлом.

Хорошо, когда снежок…

У человека поводов - что для радости, что для печали - предостаточно. И чтобы поделиться своими эмоциями, читатели «В» звонят на «Горячую линию».

На радость сладкоежкам

Каждый маленький приморец получит персональный подарок к любимому празднику - Новому году. Губернатор Приморья Сергей Дарькин специальным поручением выделил 10 миллионов рублей из краевого бюджета на детские новогодние подарки.

Куранты со скидкой

Железнодорожники Владивостокского отделения ДВжд приготовили для пассажиров новогодний сюрприз: дополнительные поезда в преддверии праздника.

Ёлкам дадут выспаться

Не стоит, наверное, и говорить, насколько важным делом является восполнение редеющей нашей тайги. Вот уже несколько лет в Артемовском лесхозе работает селекционный центр, созданный именно для этой цели - фронтального воспроизводства хвойных пород деревьев в Приморском крае. Сегодня он насчитывает девять специализированных теплиц.

Последние номера