Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Происшествия

Истребитель для Вани

Хотя «шпиономания» образца середины прошлого века давно изжита, шпионы как биологический вид еще не вымерли, равно как и заинтересованные зарубежные спецслужбы. Приморье у органов госбезопасности на особом счету как территория приграничная и к тому же напичканная воинскими частями и прочими режимными территориями. Но не иссякает изобретательность зарубежных заказчиков и отечественных исполнителей. Свидетельство тому - два громких шпионских дела, раскрытых недавно в Приморье.

В Приморье осуждены агенты зарубежной разведки

Хотя «шпиономания» образца середины прошлого века давно изжита, шпионы как биологический вид еще не вымерли, равно как и заинтересованные зарубежные спецслужбы. Приморье у органов госбезопасности на особом счету как территория приграничная и к тому же напичканная воинскими частями и прочими режимными территориями. Но не иссякает изобретательность зарубежных заказчиков и отечественных исполнителей. Свидетельство тому - два громких шпионских дела, раскрытых недавно в Приморье.

Эта история началась весной 2002 года, когда военнослужащий Н. истребительного авиационного полка, расположенного в Угловом, добровольно сообщил «куда следует» о недвусмысленном предложении сослуживца - майора Александра Артюхова: тот пообещал заплатить за информацию об истребителях, содержащуюся в секретных учебниках. Сделка под чутким надзором органов состоялась - Н. передал Артюхову ксерокопию одной из глав учебника. Правда, ее изготовили сотрудники ФСБ, и, как можно догадаться, глава никакой тайны не представляла. Тем не менее Артюхов, получив документ, сразу же отправился к капитану Игорю Лукину, после чего сообщил Н., что заказчики остались довольны. Пока переговоры продолжались, стало ясно, что цепочка посредников довольно многочисленна: Лукина просили добывать информацию и образцы военной техники некие Виктор Попов и Александр Белошапкин.

И вот появилась задача посложнее: заменить рабочий газотурбинный двигатель ГТДЭ-117-1 с одного из истребителей Су-27 22-го истребительного авиаполка на нерабочий с тем, чтобы первый похитить и вывезти за границу. Там агрегат ждали с нетерпением. О его доставке Белошапкин не раз говорил по телефону с неким Ваней, не подозревая, что их беседы уже давно потеряли конфиденциальный характер: 10 мая две коробки и мешок с тяжелым предметом тихо исчезли из воинской части. Двумя днями позже в ходе оперативно-розыскных мероприятий в гараже Виктора Попова на улице Шошина во Владивостоке был обнаружен газотурбинный двигатель-энергоузел самолета Су-27, заботливо обернутый в полиэтилен и обмотанный веревкой. Оперативники не стали его трогать: было принято решение захватить преступников с поличным.

Родина на экспорт

...Пришло лето. 16 июня «Тойота-Калдина», в которой сидели Белошапкин и Попов, выехала из Владивостока и, миновав Уссурийск, финишировала в Пограничном. Поставив автомобиль на платную стоянку у вокзала, «коллеги» прошли на досмотр и благополучно убыли на сопредельную территорию. Тем временем сообщники должны были погрузить «товар» на тепловоз, который также отправился по направлению к границе.

В дело вмешался форс-мажор: 17 июня от диспетчерской службы станции Гродеково поступила информация о пожаре на локомотиве между станциями Сосновая падь и Рассыпная падь. Операцию это не сорвало: в ходе проведения повторного таможенного досмотра в кабине тепловоза была обнаружена военно-техническая документация, а через некоторое время при осмотре маршрута следования поезда в двух километрах от станции Сосновая падь (на территории зоны пограничного контроля) были найдены три боевых выстрела ПТУР, три метательных заряда, газотурбинный двигатель-энергоузел ГТДЭ-117-1 к самолету Су-27, а также агрегат системы запуска авиационного двигателя Су-27 СК-224-05. По факту контрабанды следственный отдел Управления ФСБ России по Приморскому краю возбудил уголовное дело.

Но Белошапкин и Попов оставались за границей и, заподозрив неладное, могли вообще не вернуться в Россию. Поэтому до Белошапкина специально довели по телефону «успокоительную» информацию: мол, груз в порядке, просто случайно загорелся локомотив. Торговцы родиной поверили и пересекли границу вновь. Здесь их уже ждали «с распростертыми объятьями»...

Предварительное следствие велось до ноября 2003 года. В его ходе к уголовной ответственности привлекли семерых, из них четверых военнослужащих. В итоге осудили всех, кроме Попова. Еще в сентябре 2002 года он не выдержал угрызений совести и сам вынес себе приговор, покончив жизнь самоубийством. Белошапкина приговорили к 11 годам лишения свободы в колонии строгого режима, Лукина - к 10 годам в колонии строгого режима с лишением воинского звания капитана, Гусейнова (вовлеченный в дело военнослужащий) - к 8 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 5 лет, Артюхова к лишению свободы сроком на 8 лет условно с испытательным сроком на 5 лет с лишением его воинского звания майора.

Двойная игра

Личность загадочного Вани заинтересовала чекистов еще в мае 2002 года, когда стало ясно: именно он заказывал изобличенным шпионам оборудование и информацию. Естественно, после ареста Белошапкина и Попова он начал налаживать альтернативные каналы. Между тем одна из связей Вани уже была установлена - ею оказался временно не работающий житель Владивостока Павел Носик. В июле 2002 года оперативный работник ФСБ провел с Носиком беседу. Тот объяснил, что связан с Ваней деловыми отношениями (в частности, речь шла о поставках льна за рубеж), поддерживает связь и с другим партнером – Мишей, причем оба, видимо, обладают в своей стране влиянием. Данные о том, что Ваня - кадровый разведчик, появились позже.

На очередной встрече с оперработником Носик подтвердил: Ваня интересуется не только льном. Узнав об аресте Белошапкина и Попова, Ваня попросил Носика организовать поставку за рубеж 20 деталей того же Су-27, а в идеале - целого списанного истребителя за 2,5 млн. долларов. Носик заявил, что от такого предложения отказался.

Тем временем чекисты вышли на следующего героя этого детектива - жителя Романовки Виктора Смаля. Стало известно, что он собирает и обрабатывает документальные материалы по тактике ВВС России, использованию и ремонту вертолетов и поддерживает контакты с Носиком. Еще в феврале 2002 года Смаль перефотографировал документацию по эксплуатации Су-27, авиационным управляемым ракетам и др. Данные Смаль хранил на компакт-дисках и жестком диске своего компьютера.

Беседы сотрудников госбезопасности с Носиком продолжались, но доверия было все меньше. В ходе очередной встречи Носик не сообщил о своих отношениях со Смалем и совместных шагах по поиску интересующей заказчика информации. Между тем оперативно-розыскные мероприятия позволили утверждать, что такая деятельность не прекращалась. В действиях Носика и Смаля были усмотрены признаки преступления, предусмотренного статьей 275 УК РФ - то есть государственной измены в форме шпионажа. Стало ясно, что Носик ведет двойную игру.

Враг у ворот

Эта игра закончилась 7 апреля 2003 года, когда Носик планировал в очередной раз съездить за границу. В этот день его посетил Смаль и передал некий «товар». Сразу же после прохождения таможенного и пограничного контроля Носика «повязали» сотрудники ФСБ. Вскоре задержали и Смаля. В ходе обысков были обнаружены копии десятков документов, в том числе секретных. Следствие пришло к выводу, что Носик и Смаль занимались сбором и экспортом военных секретов с 2000 года. Причем если Смаль специализировался на сборе и обработке данных, то Носик выполнял курьерские функции.

В мае и августе 2004 года были осуждены подполковник Крохмаль и научный сотрудник одной из лабораторий ТОВМИ Саркисян, которые передавали Смалю секретные документы. Дело «главных героев» слушалось в краевом суде с августа. Носику и Смалю предъявили обвинение в государственной измене в форме шпионажа. 2 декабря приговор был вынесен. Суд приговорил Носика к 13 годам лишения свободы в колонии строгого режима, а Смаля - к 15,5 года лишения свободы в колонии строгого режима с лишением воинского звания майора. Так завершилась долгая кропотливая работа управлений ФСБ России по Дальневосточному военному округу, Приморскому краю и Тихоокеанскому флоту.

Ближайшее будущее осужденных торговцев секретами вырисовывается довольно ясно. Тот же, из-за кого они сели за решетку - таинственный Ваня, - надо думать, занят поиском новых поставщиков информации и деталей от российских истребителей. А значит, продолжение следует.

Автор : Василий АВЧЕНКО, «Владивосток»

В этом номере:
С моря - на стол. Хирургический

Срочная неотложная помощь понадобилась во вторник вечером члену экипажа среднего рыболовного траулера «Степан Вострецов», находящегося на промысле у восточного побережья Приморья. На судне (порт приписки -Охотск) вышел из строя главный двигатель в точке с координатами 43,33 градуса северной широты и 136,00 градуса восточной долготы.

Их тянуло на край Ойкумены

Материал «Обоснованно репрессированный» («В», 11 ноября), в котором прослеживался дальневосточный путь советского писателя Бориса Пильняка, получил неожиданное развитие.

Идешь за елкой?

Во Владивостоке уже определены площадки для торговли елями, соснами и хвойными букетами. Все перечисленные новогодние товары можно будет купить на рынках и в торговых зонах, а в отдаленных микрорайонах — на остановках транспорта и площадях.

Заказчик получил по полной

Приморский краевой суд приговорил заказчика и исполнителя убийства директора санатория «Тихоокеанский» Михаила Бедака к реальным срокам наказания.

50 лет на подводных лодках

Позавчера в Большом Камне был общегородской праздник. Завод «Звезда» отмечал 50-летний юбилей.

Последние номера