Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Культура, история

Их тянуло на край Ойкумены

Материал «Обоснованно репрессированный» («В», 11 ноября), в котором прослеживался дальневосточный путь советского писателя Бориса Пильняка, получил неожиданное развитие.

Новая встреча с Борисом Пильняком

Материал «Обоснованно репрессированный» («В», 11 ноября), в котором прослеживался дальневосточный путь советского писателя Бориса Пильняка, получил неожиданное развитие.

Оказывается, в Приморье проживает родственница знаменитого литератора.

Вот ведь как бывает. Живешь десятилетиями рядом с человеком и не подозреваешь, что всего в шаге так волнующая тебя тайна.

О Марианне Борисовне Крутояр наслышан был давно, еще с первых шагов в журналистике. Известный фотохудожник, лауреат конкурсов... Да и редакции наши - «Тихоокеанского комсомольца» и «Дальневосточного моряка» находились по соседству, что называется, дверь в дверь. Не подозревал молодой репортер, заинтересовавшийся трагической судьбой писателя Бориса Пильняка, что за ответами на многие вопросы необязательно отправляться в столичные архивы...

В начале ноября на страницах «Владивостока» был опубликован мой очерк «Обоснованно репрессированный». На следующий день звонок в редакцию:

- С вами говорит жительница Владивостока, я - родственница Бориса Андреевича...

Ба, да это же та самая Марианна!

Работала она в молодости фотокорреспондентом одной из столичных газет. Знала, что ее мама и писатель - родственники, двоюродные брат и сестра. Но в семье предпочитали не распространяться. Несмотря на оттепель и последовавшую реабилитацию, на Пильняке все еще было «несмываемое» клеймо очернителя замечательной действительности.

И однажды Марианну потянуло на Дальний Восток. Так же, как и ее знаменитого родственника. Где он только не побывал. В Арктике, Германии, Америке... Но более всего мечтал о востоке. Сумел, несмотря на хлопотные обязанности руководителя Союза писателей РСФСР, выкроить время для двух весьма продолжительных командировок в Приморье и далее - в Японию и Китай. Эти поездки оставили заметный след в его творчестве (подробнее в очерке «Обоснованно репрессированный». - Прим. авт.).

Ехала Марианна на Дальний Восток за романтикой, с мечтой познать мир, побывать в дальних странах. И еще хотелось узнать правду о Пильняке, о его последних днях.

Между тем ворошить прошлое было небезопасно. Это хорошо ощутила Марианна, когда однажды их теплоход, на котором она работала библиотекарем и по совместительству фотокорреспондентом «Дальневосточного моряка», ошвартовался у причала Нагаевской бухты. Знакомясь с Магаданом, расспрашивала жителей колымской столицы о прошлом, о годах, в которые не стало Пильняка. (В то время она еще не могла знать, что писатель не был на Колыме, а сгинул в подвалах на Лубянке. - Прим. авт.) После одной из таких экскурсий ответственный судовой начальник сурово так осведомился:

- И что это вы, Марианна Борисовна, все выспрашиваете, вопросы какие-то задаете?..

Полегчало гораздо позже, во второй половине 70-х годов. В 76-м (аккурат спустя 40 лет после литературного забвения!) Пильняк вернулся к читателю – вышел сборник избранных повестей и рассказов.

Марианна списывается с Борисом Андроникашвили, сыном писателя, другими родственниками. Ее мама, Нонна Роенко, буквально по крупицам собирает сведения о предках, незадолго до кончины высылает в Приморье тщательно восстановленное генеалогическое древо, уходящее своими корнями в глубину веков и представляющее несомненный интерес для исследователей творчества Пильняка – такой хроники, насколько известно, в пильняковедении больше нет.

Благодаря поискам удалось уточнить многие детали биографии, которые по-новому позволяют взглянуть на жизненный и творческий путь.

Тем не менее дальневосточный след писателя хранит еще немало тайн. Известно, например, что старший сын Пильняка Анатолий в конце 20-х годов, примерно в возрасте 7-8 лет, оказался во Владивостоке, отсюда был вывезен в Японию. С какой целью и почему был разлучен с родителями? Наконец, самое главное – какова его дальнейшая судьба? Увы, пока на этот вопрос, как, впрочем, и на многие другие, нет ответа.

Поиск продолжается...

Автор : Владимир КОНОПЛИЦКИЙ, Юрий МАЛЬЦЕВ (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
С моря - на стол. Хирургический

Срочная неотложная помощь понадобилась во вторник вечером члену экипажа среднего рыболовного траулера «Степан Вострецов», находящегося на промысле у восточного побережья Приморья. На судне (порт приписки -Охотск) вышел из строя главный двигатель в точке с координатами 43,33 градуса северной широты и 136,00 градуса восточной долготы.

Их тянуло на край Ойкумены

Материал «Обоснованно репрессированный» («В», 11 ноября), в котором прослеживался дальневосточный путь советского писателя Бориса Пильняка, получил неожиданное развитие.

Идешь за елкой?

Во Владивостоке уже определены площадки для торговли елями, соснами и хвойными букетами. Все перечисленные новогодние товары можно будет купить на рынках и в торговых зонах, а в отдаленных микрорайонах — на остановках транспорта и площадях.

Заказчик получил по полной

Приморский краевой суд приговорил заказчика и исполнителя убийства директора санатория «Тихоокеанский» Михаила Бедака к реальным срокам наказания.

50 лет на подводных лодках

Позавчера в Большом Камне был общегородской праздник. Завод «Звезда» отмечал 50-летний юбилей.

Последние номера