Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Культура, история

Мое лицо - как раз играть злодеев!

Во Владивосток актер и режиссер прилетел вслед за снегом и метелью («Летел и думал: надо было лопату взять, помочь вам тут все разгребать», - смеется он). Но не просто полюбоваться на зимнюю природу. Еще во время работы кинофестиваля Pacific Meridian Владимир Машков и губернатор Приморского края Сергей Дарькин задумали осуществить в Приморье несколько культурных проектов. Вот для обсуждения деталей «папа» к нам и прилетал…

Владимир Машков боялся, что не справится с ролью Абрама Шварца

Во Владивосток актер и режиссер прилетел вслед за снегом и метелью («Летел и думал: надо было лопату взять, помочь вам тут все разгребать», - смеется он). Но не просто полюбоваться на зимнюю природу. Еще во время работы кинофестиваля Pacific Meridian Владимир Машков и губернатор Приморского края Сергей Дарькин задумали осуществить в Приморье несколько культурных проектов. Вот для обсуждения деталей «папа» к нам и прилетал…

ПЕРВУЮ ЗВЕЗДУ ПОЙМАЛ ВО ВЛАДИВОСТОКЕ

- Я настаиваю на символичности этого моего приезда во Владивосток. Да, у нее есть деловая сторона - обсуждались и будущий кинофестиваль, и еще кое-какие проекты, и то, что я хочу привести во Владивосток спектакли, которые поставил в московских театрах... Но! 27 ноября мне исполнился 41 год. Это, я считаю, в жизни некий рубеж, тем более что завершился мой четвертый десяток фильмом «Папа», а это огромный этап жизни. И мне хотелось в эти дни побывать там, где встает солнце. И вот я здесь. Владивосток забыть или не любить нельзя, это совершенно особенный город. Ведь здесь - океан! Он придает городу невероятную, огромную мощь...

Помню, первый раз побывал во Владивостоке в 1987 году, когда учился на третьем курсе у Олега Табакова. На гастролях. Первый раз в жизни я увидел море. Только приехали, рванули на набережную - купаться. Я нырнул, попал руками в песок. Выныриваю - в руке морская звезда. Это незабываемо!

- И все-таки чуть подробнее о «кое-каких» кинозадумках, о которых вы так вскользь упомянули…

- Ох, всегда страшно говорить о планах, о том, что еще только в проекте. У вас такая невероятная красота природы. Не воспользоваться этим - грех, ну просто грех... Мы поездили по краю во время фестиваля, и в голову пришли некие идеи, которые, возможно, нам удастся реализовать. Кинематографистам сюда тяжело и накладно добираться, но тем не менее у Приморья есть все возможности, чтобы снимать здесь кино! Думаю, что-то такое мне удастся сделать в конце следующего года.

Кроме того, на третий кинофестиваль мне бы хотелось привезти картину Филиппа Янковского «Статский советник», в которой я сыграл маленькую роль. Она еще не готова, но то, что я увидел, сильно!

- Там вы тоже злодей?

- Конечно. Разве с моей внешностью можно играть добрых? Кинематографисты видят меня злодеем... Это в «Папе» я сам себе подарил роль доброго человека. Хотя… Абрам Шварц очень сложная, острохарактерная роль...

- В первый раз вы сыграли Шварца в 24 года, еще студентом. Легко было?

- Это было решение мастера - Олега Табакова. Постановка пьесы Галича была запрещена по идеологическим причинам (ее премьерой должен был открыться «Современник»), а Олег Павлович рискнул ее возобновить. И все думали, что роль Шварца будет играть он. А мастер предложил ее мне. Мальчишке. Я был в шоке. Думал, он заранее знает, что не справлюсь, не смогу, сыграю плохо, и меня выгонят из института. Это было настоящее испытание, видимо, таким образом Олег Павлович меня закалял. Я долго искал, как играть Абрама Шварца - ходил в синагогу, присматривался к хасидам, но не мог даже приблизиться к пониманию той любви, которую он испытывал к своему сыну. Мы тогда долго и мучительно репетировали, и я до сих пор не могу понять, как эта роль оказалась успешной. На сцену в образе Шварца я выходил более 400 раз. Много позже я понял: именно так меня любил мой отец, дышал мной, жил мной... Это понимание вложил в своего кинематографического Шварца.

В фильме я - другой Шварц. Кино и театр - разные жанры искусства, те краски, которые используются на сцене, в кино немыслимы... Мне нужно было найти в моем острохарактерном герое ту грань, которая была бы приемлема для экрана. Сложная задача, но, как мне кажется, сделать историю о папе нам удалось с большой любовью - и актерам, и художникам, и музыкантам. Думаю, на тот момент я не мог сделать лучше.

- А как оценил картину ваш мастер?

- На «Меридианах Тихого» Олег Павлович смотрел ее второй раз - для меня это было особенно приятно. Потому что мастера моего заставить что-то смотреть второй раз, если он этого не хочет, просто невозможно. Ему очень понравилось. Когда учитель, сделавший меня на 70 процентов, высоко оценивает работу - для меня это победа.

КАК МАШКОВ НЕ СТАЛ ГЕССЕРОМ

- Вы следите за новинками российского кино?

- Да, конечно. Мне очень понравился фильм Романа Балаяна «Ночь светла». Картина сложновата и неоднозначна, на нее нужно настроиться, но это очень лирическая и честная лента. И «Ночной дозор» мне понравился. Что бы о нем ни говорили. Кино должно быть разное. Такого жанра нам не хватало. Кстати, в этом фильме мне предлагали роль Гессера. Но я не мог согласиться, потому что в этот момент носил бороду и играл Абрама Шварца.

- Ваша работа в фильме «Идиот» вызвала восторг критиков и зрителей.

- Кино - искусство режиссерское. Поэтому все похвалы следует адресовать Владимиру Бортко. Его заслуга. Но, конечно, когда тебе предлагают такой материал, отнестись к нему надо ответственно. Я, готовясь к роли Рогожина, уехал в Питер, снял там квартиру, очень похожую на рогожинскую - мрачную такую. И начал учить текст. В Достоевском нельзя переставить ни единого междометия, там порядок слов сам по себе имеет смысл. Поэтому я учил, учил, учил... И старался вжиться в образ. Что получилось - вам судить. На мой взгляд, диковатый образ мне удался...

- Вы уже говорили, что часто играете злодеев…

- Да. Что поделать? Скоро улетаю в Лос-Анджелес на съемки «Миссия невыполнима-3». Там тоже буду играть злодея.

- Вам трудно было пробраться в Голливуд?

- Я не могу сказать, что «пробрался». Меня пригласили - благодаря картине Павла Чухрая «Вор», которая была номинирована на «Оскар». Так меня и заметили. Это часть профессии актера - играть в том числе и вне своей страны, на другой площадке. Это очень интересно и безумно сложно. Я еще и отнекивался от приглашения, потому что на тот момент почти не знал языка. Но заставил себя, сделал над собой усилие. Съемки в Голливуде - испытание для актера. Во-первых, если ты в России звезда, то там тебя никто не знает. Во-вторых, о России там крайне смутное представление вообще. Для них кинематографа российского просто не существует. Нужно было все как бы начинать заново. И если тебе удается доказать, что ты - профессионал, можешь и желаешь работать, то тогда можно ждать еще приглашений.

- У вас немало и театральных работ…

- Да. Мои ближайшие планы - постановка «Собачьего сердца» в театре «Сатирикон». Константин Райкин будет играть Шарикова. Начинаем работать с Евгением Гришковцом. У него невероятная степень одаренности. Недавно он придумал интересный спектакль «По По...» - воспоминания двух человек о рассказах Эдгара По. Как бы мы - я и он - эти рассказы пересказали своими словами. Если все сладится, мы обязательно его сюда привезем. Рассказы Эдгара По были моей настольной книгой в детстве, я ее стащил в библиотеке - каюсь.

- А как вы относитесь к театральной реформе, предложенной Минэкономразвития?

- Судя по тому, какой отклик вызвало это предложение, например, в театре «Сатирикон», могу сказать: это не самая удачная идея. Надеюсь, у людей, занимающихся непосредственно театром - не у чиновников, а именно у театральной общественности, - хватит сил противостоять этому чудовищному решению. У театров жизнь очень сложная, а уж у провинциальных - тем более. Для них это просто будет губительно. Я могу судить, потому что вырос в провинциальном театре, моя мама была режиссером, а папа - актером.

- Что вы в жизни любите?

- Профессию, которой занимаюсь. Людей, которые мне в этом помогают. Море. Жизнь люблю!

Автор : Любовь БЕРЧАНСКАЯ, Нина ПЕТРУХИНА (фото), «Владивосток»

В этом номере:
Красиво жить не запретишь

По Владивостоку пошли слухи, что в стране, как накануне перестройки, наступает «золотая лихорадка». Дескать, в ювелирных магазинах очереди, и люди на свои последние сбережения влет раскупают самые дорогие бриллианты, потому что с Нового года ожидается резкое повышение цен на все ювелирные украшения. И не только…

В Партизанске строят пирамиды из мусора и отходов

Семь чудес света были созданы человеческими руками за не очень долгую по вселенским масштабам историю. Причем до нашего времени, как известно, дошло лишь одно из них - египетские пирамиды, служившие последним пристанищем самых богатых и знатных людей эпохи – фараонов и вельмож. Городские свалки трудно отнести к чудесам, но они имеют много общих черт с пирамидами Древнего Египта. Во всяком случае, по своим размерам. А городская помойка в Партизанске скоро будет напоминать его жителям о Древнем Египте еще и своими масштабами.

Память цены не имеет

Свыше 600 тысяч рублей уже собрали жители Уссурийска на строительство большого мемориального комплекса, посвященного памяти своих земляков, погибших в годы Великой Отечественной войны.

Священный молебен

Вчера делегация священников в составе архиепископа Владивостокского и Приморского Вениамина, а также секретаря епархии Сергия (Чашина) возвратилась из поездки в Хабаровск, где принимала участие в съезде архиереев Дальнего Востока.

Заслуги стоят дорого

Продлен срок - до 24 декабря - приема документов на соискание премии губернатора края «За заслуги в развитии культуры Приморья» в 2005 году.

Последние номера