Восток Цемент
Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Здоровье, экология

Мы ее теряем

Кардиохирургия в крае умирает. А вместе с ней погибают тысячи мужчин, женщин и детей - без всякой надежды на помощь

Кардиохирургия в крае умирает. А вместе с ней погибают тысячи мужчин, женщин и детей - без всякой надежды на помощь

Летом Виталий Константинович из Дальнереченска перенес инфаркт. Немного подлечился, но скоро состояние резко ухудшилось. В краевую клиническую больницу он поступил в критическом состоянии. Специалисты нашли такой букет осложнений, который даже по международной шкале не давал шансов на жизнь.

Тем не менее кардиохирурги взялись готовить его к операции. И сделали почти невозможное. Теперь Виталий Константинович уже потихоньку ходит по отделению. И, даст бог, еще поживет!

Его товарищу по несчастью, тоже после инфаркта, можно сказать, не повезло. Он попросту не дождался очереди в общую операционную, потому что специализированная была на ремонте…

Судя по всему, не повезет и тысячам других людей, которые еще могли бы жить да жить… Кардиохирургия в крае, которая блеснула было «звездой», на глазах приходит в упадок.

Не оставляя нам, случись что, никаких шансов на выздоровление.

Крышу сорвало

То, что происходит сейчас в краевой клинической больнице, не поддается никакому здравому объяснению. Это безумие, «палата № 6». Вот уже больше месяца здесь не делают серьезных операций, даже по жизненным показаниям. Причина? Больница не получила лицензии на хранение и использование наркотических средств. Администрация утверждает, что во всем виноват новый закон: бумаги теперь все учреждения страны вынуждены получать в Москве, в госнаркоконтроле, и будто бы там огромная очередь.

Злые языки утверждают, что вследствие смены главного врача и организационной неразберихи документы попросту вовремя не оформили.

Как бы то ни было, обе причины одинаково дикие. Потому что умирают люди.

Особенно уязвимыми оказались пациенты отделения кардиохирургии, поскольку сделать многие другие манипуляции можно в условиях попроще. Операции на сердце - только в специализированной операционной…

Нынешняя остановка операционной - «эпизод 2» в этом году. С мая по октябрь она стояла по другой, не менее потрясающей воображение причине. В больнице решили починить кровлю, демонтировали старую… А потом деньги, видимо, закончились. И первый майский дождь хлестал прямо на драгоценную аппаратуру, столы, софиты… Что успели, обезумевшие от такого ужаса сотрудники спасли. Остальное - от пола до потолка - пришло в негодность.

Администрация больницы и крайздрав успокаивали общественное мнение: все под контролем, ремонт идет. И он шел. Только мучительно долго - для тех, кто ждал операции. Единицы уехали в другие клиники. Кто-то, слава богу, жив, ждет и сейчас. Кто-то тихо умер…

Но даже если представить, что вот скоро документы будут оформлены и все войдет в привычное русло, ситуация остается катастрофической. Потому что в условиях, когда население России и Приморья попросту вымирает по причине сердечно-сосудистых заболеваний, отношение к кардиохирургии в крае - полное равнодушие.

Все хорошо, прекрасная маркиза?

А три года назад все начиналось прекрасно. В больнице говорят, понимание ситуации и амбиции тогдашнего главврача краевой Юрия Селютина заставили создать кардиохирургию на пустом месте, из ничего. Он вложил в это дело душу и волю. Кстати, увеличение продолжительности жизни в развитых странах - более 70 лет - во многом связано именно с кардиохирургией!

Тогда на средства бюджета закупили два дорогущих и, можно сказать, главных аппарата - ангиографическую установку и аппарат искусственного кровообращения. Пригласили кардиохирургов из других городов - ведь у нас была пустыня. Возглавил бригаду опытный кардиохирург из Москвы Дмитрий Андреев. Обучили своих. Создали настоящую команду штучных специалистов. В сентябре 2001 года сделали первую самостоятельную операцию на сердце! Потом еще и еще. Параллельно учились - в лучших центрах России и за рубежом. Правда, за свой счет. Потом была удивительная профессиональная дружба с американскими коллегами. Они приезжали сюда целой бригадой и сутками оперировали наших пациентов. Плечом к плечу с нашими хирургами, которые перенимали технологии и опыт. Более того, в качестве гуманитарной помощи американцы привезли сюда больше половины всего оборудования, какое есть и сейчас, - вплоть до специальных коек! И вот результат: 2002 год - 90 операций, 2003-й - 125 операций. Поставили на поток операции при ишемической болезни сердца (в том числе прорекламированное Ельциным аорто-коронарное шунтирование), при патологии клапана (если надо - с заменой на искусственный), при аневризмах, дефектах предсердной перегородки, при инфарктах миокарда - все! В докладах медицинских чиновников появилась победная фраза: кардиохирургия в крае сделала прорыв.

А потом все кончилось. Вернее, так: специалисты остаются, как могут, совершенствуются, оперируют. Но мало, до обидного мало! И отрасль, которая должна бы бурно развиваться - как во всем мире и во многих городах России, - оказалась вообще не нужна ни краевым властям, ни родной больнице.

Клинический случай

В палате сейчас ждет операции Александр Никифорович Шелков из Кировки. Пенсия - 1800 рублей. Сын помог - нашел несколько тысяч долларов. Еще всякими правдами и неправдами нашли 12 человек - тоже в очереди. Хирурги рады бы сделать операции бесплатно, но бюджет не выделяет на расходный материал, медикаменты ни копейки!

- Ежегодно в кардиохирургических операциях в крае остро нуждаются минимум тысяча человек, - говорит заведующий кардиохирургическим отделением Александр Хелимский. - В этом году мы сделали их всего 40. И только за счет личных средств пациентов! Такое отношение к гражданам своей страны и края просто немыслимо… Даже если в следующем году в больнице не случится никаких ЧП, не больше 100 человек в состоянии заплатить за операцию - такова платежеспособность населения, богатых людей немного. А что будет с остальными?

Доктора избегают прямых формулировок. Придется взять эту миссию на себя: остальные погибнут. Молодые (а сейчас сердечно-сосудистая патология невероятно помолодела: стрессы!) и пожилые…

При этом наше кардиохирургическое отделение имеет целых шесть коек! И еще четыре - реанимация. Здесь же, в реанимации, тесная ординаторская (была отдельно - отобрали), совмещенная с раздевалкой. В убогой палате - жутко облупленные стены и драный линолеум. Там всегда есть опасность инфекции.

«У нас уже были случаи осложнений по этой причине, - признается Александр Хелимский. - Например, операции по протезированию клапана требуют особой стерильности, и если ситуация осложняется инфекцией - это требует таких усилий! Поэтому мы вынуждены ограничивать число таких операций, хотя для нас они давно не представляют сложности. Просто не имеем права рисковать».

Опять беру на себя миссию задать плохой вопрос: что случается с пациентами, которым не заменили уже не действующий клапан?

Соседи из другого теста?

По соседству с нами, в Хабаровске, работает великолепный кардиологический центр: отделение кардиохирургии на 50 коек, кардиология на 40, кардиореанимация - 12 коек и т. д. Отличное оборудование, евроремонт, финансирование - 16 млн. рублей в год. При таких условиях врачи могут сделать 500 операций в год - бесплатных для пациентов!

Работают отличные кардиоцентры в Иркутске, Кемерово, Томске. Из ничего созданы две клиники, которые добились выдающихся результатов - Краснодар (тысяча операций в год!) и Пермь. Огромный НИИ сосудистой патологии в Новосибирске: 12 кардиохирургических отделений, 10 операционных. Кстати, даже все вместе взятое не решает пока катастрофической проблемы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. России до развитых стран как до Луны. Потому что, по оценкам ВОЗ, смертность станет меньше, если на один млн. жителей в год делают тысячу кардиохирургических операций. Вот тогда люди живут долго и в здравии - как в Европе, США… У нас - 50 на миллион.

Но другие регионы хоть что-то предпринимают! Увы, наше и без того маленькое кардиохирургическое отделение при нынешнем отношении власти разрушается на глазах.

Во-первых, потому, что невозможно и дальше работать чуть ли не по интуиции: нужно обновлять оборудование, которого здесь самый минимум. Нужны финансы, перспективы, развитие.

А во-вторых, 50-100 операций в год (и все, повторяю, за счет личных средств, дорого!) - это страшно мало не только для пациентов, но и для профессиональной команды. По оценкам ВОЗ, кардиохирург должен выполнять минимум одну операцию в день, чтобы сохранить квалификацию. Чтобы не совершать ошибок.

Плюс невыполненные обязательства (приглашенные кардиохирурги так и не получили обещанных квартир). Один хирург уже уехал работать по контракту в Сингапур. Других тоже с готовностью переманит любой кардиоцентр - везде кадровый голод.

А может, ничего страшного? Пациенты будут ездить в другие клиники, как делали это раньше?

«Ничего страшного?! Есть неотложные состояния, когда счет идет на часы, - говорит доктор Дмитрий Андреев. - К тому же дома и стены помогают. Не все могут ехать в другой город по финансовым причинам. В те месяцы, когда закрыта операционная, мы помогаем устроить наших пациентов в клинику Новосибирска. Доезжают не все…».

А могли бы жить

Но самая большая боль, которую, кажется, физически чувствует кардиохирург Андрей Павлов - когда невозможно помочь детям. Детской кардиохирургии у нас, можно сказать, вообще пока нет. Она лишь начинается благодаря стараниям главврача краевого клинического центра охраны материнства и детства Федора Антоненко. Доктор Павлов уже многое освоил. Но и здесь все на голом энтузиазме…

«Понимаете, порок сердца - патология, при которой, если сделать операцию в раннем возрасте, ребенок уже на операционном столе из синего становится розовеньким и дальше растет абсолютно здоровым! - горячится Андрей Васильевич. - В Санкт-Петербурге диагноз ставят еще внутриутробно, мамочку направляют в роддом рядом с кардиоцентром, куда новорожденный попадает в первые часы жизни. Такова мировая тенденция».

И нет большего счастья видеть своего ребенка здоровым! Если операцию затянули и, как в Приморье, дети ждут своей очереди в клиники страны пять-десять лет, происходят необратимые процессы в сердце, легких, мозге. И даже если они до той операции доживут, хирург облегчит состояние, но ребенок навсегда остается с тяжелейшей инвалидностью.

В Приморье как минимум 500 детей из края нуждаются в операции по поводу порока сердца, часто неотложной. Все они могли бы давно гонять футбол… А вот еще цифра: ежегодно с такой патологией рождается более 150-200 детей.

Будь или не будь, делай же что-нибудь

На столах «по всей вертикали власти» давно лежит документ: проект создания краевого кардиоцентра, который бы непременно собрал все необходимые «сердечные» службы. Одни пока работают стабильно: хирургия аритмий, ангиография. Другим нужно дать шанс развиваться. Разные варианты. Можно найти возможность создать его на базе существующего хирургического корпуса краевой больницы.

Можно достроить недостроенный корпус (такие есть во Владивостоке). Этот вариант потребует немалых вложений - 5 млн. долларов. Но в любом случае нужно понимание вопроса властью. Что толку талдычить, что вся смертность от сердечно-сосудистых?

Кстати, на недавнем всероссийском съезде кардиохирургов в числе прочего специалисты говорили, как может финансироваться отрасль, от которой напрямую зависит демографическая ситуация в стране. Это бюджеты плюс личные средства граждан, плюс средства обязательного и добровольного медицинского страхования, плюс корпоративные деньги…

Только надо же что-то делать, чтобы люди наши хоть до пенсии доживали. И дедушками-бабушками успевали побыть. Увы, пока о большой кардиохирургии в крае можно не говорить.

В день, когда я разговаривала с доктором Павловым, он приехал из другой больницы, где на днях погибли двое младенцев. Причина - врожденный порок сердца. Операции нужны были неотложно. Родители были готовы на все, любые деньги…

В операционной кардиохирурги в силах сделать многое. Но они абсолютно бессильны, когда обществу и власти их труд будто бы не нужен…

 

Комментарий вице-губернатора Приморского края Бориса ГЕЛЬЦЕРА:

- Признаться, я не вижу катастрофических для кардиохирургии края проблем. Приморский край - один из немногих регионов Дальнего Востока, где эта служба создана, развивается и достигла хороших показателей. В том числе за счет инвестиций краевого бюджета в программу «Кардиохирургия». Эта программа была утверждена в конце 2002 года. В 2003 году на ее осуществление были выделены 10 млн. рублей, которые в основном были затрачены на закупку оборудования. В 2004 году сумма была меньше. На 2005 год вновь запланировано финансирование в объеме 10 млн. рублей. Эти деньги скорее всего пойдут для закупки расходного материала, необходимого для операций.

Конечно, хотелось бы большего! Самая главная проблема - кардиохирургия находится в стесненных условиях, не хватает помещений, в том числе для вспомогательных отделений. И это, конечно, мешает работать полноценно. Но все дело в острой нехватке финансов. Ведь кардиохирургия - не единственная проблема в здравоохранении, хотя мы понимаем, что заболевания сердечно-сосудистой системы - ведущая группа патологий, из-за которой люди погибают или становятся инвалидами в трудоспособном возрасте.

Но пока, к сожалению, мы не видим финансовой возможности строить что-либо новое для этой службы. Другое дело, можно структурно изменить кое-что в краевой больнице, переместить дублирующие службы, и тогда появится возможность расширить кардиохирургическое отделение.

Кардиохирургия лишь в редких случаях входит в программы государственных гарантий, которые оплачиваются из фонда обязательного медицинского страхования. Отрасль эта очень дорогая, и если ФОМС будет оплачивать такого рода медицинскую помощь, не останется средств на менее затратные, но такие же необходимые виды помощи.

Тем не менее не вижу повода для пессимистических выводов. Кроме того, планируется и развитие детской кардиохирургии на базе клинического центра охраны материнства и детства. У нас есть некоторые средства для централизованной закупки оборудования, может быть, они пойдут на эти нужды.

Автор : Марина ИВЛЕВА, Василий ФЕДОРЧЕНКО (фото), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Мы ее теряем

Кардиохирургия в крае умирает. А вместе с ней погибают тысячи мужчин, женщин и детей - без всякой надежды на помощь

Невзгоды снегом не присыплет

Снегопад, накрывший город ровно неделю назад, мог бы стать для горожан источником искрящейся радости - белое одеяло присыпало мусор на сопках и склонах, скрыло пыль и грязь… Все так. Но очень скоро белое одеяло стало зеркалом - скользкие, не расчищенные дворниками лестницы и тротуары принесли немало неудобств читателям «В».

Награды найдут достойных

В прошлой «толстушке» «В» (номер за 26 ноября) были опубликованы материалы прошедшего в редакции «Круглого стола», в ходе которого наиболее компетентные в нашем крае специалисты обсуждали уроки и выводы, которые следует сделать из двойной морской катастрофы, случившейся у берегов Приморья.

Учителя опять бастуют

С 1 декабря учителя Пожарского района приостановили работу. В забастовке участвует коллектив лучегорской школы № 1, частично школ № 2 и 4, многие отдаленные сельские учебные заведения. Причина - задержки в выплате зарплаты. Последнюю зарплату педагоги получили в конце октября за сентябрь и второй месяц сидят без копейки. «Мы хотим знать, почему учителя одного из самых больших районов края стали заложниками руководителей, не умеющих или не желающих решить вопросы, жизненно важные для учительства», - пишет в своем обращении в средства массовой информации инициативная группа.

«Свежий воздух» нового бизнеса

Вчера завершился I Приморский съезд предпринимателей, в котором приняли участие 535 делегатов практически из всех районов края. Съезд проходил под лозунгом: «Власть и бизнес: от диалога к сотрудничеству».

Последние номера