Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Культура, история

Белый адмирал

История - лукавая дама. Мало того, что ее без устали переписывают, так еще плюсы и минусы в описании тех или иных исторических событий меняются с удивительной быстротой. Хотя лучшая оценка, наверное, - нейтральная. Взвешенная и спокойная.

Сегодня исполняется 130 лет со дня рождения А. В. Колчака

«Всякий морской офицер - часть сложного механизма из стали, называемого боевым судном, которая в бою является только разумным прибором, недоступным ни чувству страха, ни самосохранения, способным рассуждать под громом стали и чугуна. Подобно всякому судовому механизму каждый офицер должен считать себя назначенным для боя как конечной цели своего существования, где нет места ни одушевлению, ни увлечению, а есть только выполнение долга перед Отечеством».

Александр КОЛЧАК, газета «Владивосток», 1897 год

История - лукавая дама. Мало того, что ее без устали переписывают, так еще плюсы и минусы в описании тех или иных исторических событий меняются с удивительной быстротой. Хотя лучшая оценка, наверное, - нейтральная. Взвешенная и спокойная.

Адмирал Александр Васильевич Колчак всегда притягивал взгляды исследователей. Слишком многое скрывалось за презрительным большевистским клеймом «вешатель». Тем более что кто больше перевешал - красные или белые, еще надо разобраться. У Колчака кроме участия в Гражданской войне за спиной были еще и арктические исследования, и флотоводческие заслуги. Был он непосредственно связан и с Владивостоком.

И если сегодня, к 130-летию со дня рождения, на месте его гибели в Иркутске устанавливают памятник, то и нам не грех вспомнить о человеке, который некоторое время был нашим земляком и прочно вошел в историю российского государства.

…На первый допрос, 21 января 1920 г., в следственную комиссию заключенного Иркутского централа адмирала Александра Колчака привели ночью.

Стенограмма начала допроса:

Председатель: Вы присутствуете перед следственной комиссией в составе председателя К. А. Попова, заместителя председателя В. П. Денисова, членов комиссии Г. Г. Лукьянчикова и Н. А. Алексеевского для допроса по поводу вашего задержания. Вы адмирал Колчак?

Колчак: Да, я адмирал Колчак.

Попов: Мы предупреждаем вас, что вам принадлежит право, как и всякому человеку, опрашиваемому Чрезвычайной следственной комиссией, не давать ответа на те или иные вопросы и вообще не давать ответов. Вы являлись верховным правителем?

Колчак: Я был верховным правителем российского правительства в Омске, его называли всероссийским, но я лично этого термина не употреблял”.

ТОЛЬКО ВЫПОЛНЕНИЕ ДОЛГА

Следствие, если то, что происходило, можно назвать таковым, продолжалось до 6 февраля. Комиссию почему-то интересовало все; вот и мы расскажем об адмирале.

…В июле 1895 года броненосный крейсер “Рюрик”, первый корабль из отряда владивостокских рейдеров, бросил якорь в бухте Золотой Рог. Офицеры в бинокли разглядывали незнакомый город, который должен стать портом приписки их корабля. Но с особым волнением смотрел на него молодой мичман Александр Колчак. 35 лет назад его дядя, прапорщик морской артиллерии, тоже Александр Колчак, вместе с прапорщиком-пограничником Комаровым строили здесь первые дома. На несколько лет и для него Владивосток станет местом службы, но служить мичман будет не на “Рюрике”. На броненосный рейдер перевели с кораблей Тихоокеанской эскадры офицеров, хорошо знающих дальневосточные моря, и он ушел в океан.

А Колчак получил назначение на крейсер “Крейсер”, из бывших винтовых клиперов. На нем Александр Васильевич проплавал три года. Экипаж крейсера провел описание побережья Берингова моря, охранял котиковые и тюленьи лежбища от браконьеров.

В 1897 году вместе с другими офицерами Сибирской флотилии Колчак присутствует при открытии памятника адмиралу Невельскому. Свои впечатления об этом событии и свое понимание сущности морского офицера он изложил в письме, опубликованном в газете “Владивосток”. Мичман считал, что “…всякий морской офицер - часть сложного механизма из стали, называемого боевым судном, которая в бою является только разумным прибором, недоступным ни чувству страха, ни самосохранения, способным рассуждать под громом стали и чугуна. Подобно всякому судовому механизму каждый офицер должен считать себя назначенным для боя как конечной цели своего существования, где нет места ни одушевлению, ни увлечению, а есть только выполнение долга перед Отечеством”.

АРКТИКА И АНТАРКТИДА

В 1899 году крейсер возвращается в Кронштадт. За плечами у лейтенанта Александра Колчака не только тысячи морских миль, но и несколько крупных гидрологических исследований. Но лейтенанта переводят на крейсер “Князь Пожарский”, учебное судно морского корпуса. Старенький корабль совершает походы в пределах Маркизовой лужи (Финского залива) и дальше Кёнигсберга не заплывает. И эта тихая жизнь выводит лейтенанта из себя. “Это самое худшее, что я мог себе представить”, - признается он в письме к отцу. Ведь лейтенант Колчак собирался организовать экспедицию в Антарктиду и дойти до Южного полюса.

В Кронштадте он встретил знакомого дальневосточника, бывшего младшего флагмана Тихоокеанской эскадры адмирала Макарова. Тот собирался в свое первое плавание на первом в мире линейном ледоколе “Ермак”.

Александр Васильевич просил назначить его на ледокол, но получил отказ. Тогда он подал рапорт о переводе его на Тихий океан.

Рапорт лейтенанта уважили, и в 1900 году Колчак назначается на флагманский корабль 1-й Тихоокеанской эскадры - броненосец “Петропавловск”. Но на нем он дошел только до греческого порта Пирей. Там русский консул передал капитану пакет Главного морского штаба. Лейтенант Колчак отзывался обратно в Петербург для участия в полярной экспедиции Российской Академии наук барона Толля.

Одновременно моряку поручалось проведение гидрологических и магнитологических измерений. Для этого ему пришлось пройти стажировку в Петрограде, а затем и в Норвегии у полярного исследователя Нансена.

Экспедиция барона Толля в Арктику на шхуне “Заря” завершилась трагически.

23 марта 1902 года Толль и астроном Зееберг с двумя якутами- каюрами вышли на трех нартах к островам Новая Сибирь. Больше их никто не видел. По поручению Академии наук Александр Васильевич организовал и возглавил поиски исчезнувших.

С группой помощников он добрался до острова Беннетта. Но нашел только коллекции, оставленные на острове Толлем. Полное отсутствие следов группы барона на островах и материке служило неопровержимым доказательством гибели Толля и его спутников.  Прибыв в Иркутск, Колчак узнает о начавшейся русско-японской войне. Отчеты и собранные коллекции поручает членам экспедиции доставить в Петербург, а сам направляется на телеграф: “Срочная. Петербург. Секретарю полярной комиссии. Иду на войну из Иркутска. Документы и отчеты высылаю. Колчак”.

ЯПОНСКАЯ КАМПАНИЯ

Отчеты были получены, и сделанное лейтенантом получило высочайшее одобрение. Императорским указом он удостоен ордена Святого князя Владимира. 18 марта Колчак добрался до Порт-Артура. В недолгой войне на море он занимается установкой минных заграждений. На минах, им поставленных, погиб японский крейсер “Такосадо”. Осенью 1904 года лейтенант командует батареей на сухопутном фронте. После падения крепости он делит вместе с другими артурцами горечь японского плена. Но дают себя знать болезни, полученные в Арктике.

Вместе с другими ранеными и больными в апреле 1905 г. японцы оправляют его в Россию. По возвращении на родину лейтенант Колчак 12 декабря 1905 года высочайшим приказом по Морскому ведомству пожалован за отличие в делах против неприятеля под Порт-Артуром золотой саблей с надписью “За храбрость” и орденом Святого Станислава II степени с мечами. Мечи к ордену говорили о том, что его кавалер - участник боевых действий.

В 1907 году начальник Главного гидрографического управления генерал Вилькицкий, сам в прошлом крупный полярный исследователь, предлагает капитану II ранга Александру Васильевичу Колчаку принять участие в подготовке российской полярной экспедиции для исследования побережья Ледовитого океана. Под его наблюдением на Невском заводе строятся ледоколы “Таймыр” и “Вайгач”. 16 августа 1910 года корабли пришли в Золотой Рог и уже 30-го вышли в первую экспедицию.

Капитаном “Вайгача” был Колчак. Программа поэтапного изучения была им детально проработана. Постепенно, шаг за шагом ледоколы все дальше и дальше уходили на запад от Берингова пролива, оставляя за собой мили обследованных берегов и тысячи промеров морского дна. В 1913 г. ледокол “Вайгач” входил в состав экспедиции Б. Вилькицкого, совершившей последнее географическое открытие на планете Земля - острова Северной Земли. А в 1915 году ледоколы бросили якоря в Мурманске, впервые пройдя великим Северным морским путем.

ФЛОТОВОДЕЦ

Но Александра Васильевича Колчака с ними не было. В 1911 году его вернули на Балтику. Там и встретил капитан I ранга Александр Колчак великую (мировую) войну. Он занимается хорошо знакомым ему минным делом. В 1914 году по приказанию командующего флотом капитан I ранга Колчак руководит постановкой центрального минного заграждения, закрывшего германскому флоту (намного превосходившему русские силы на Балтике) вход в Финский залив. Летом 1915 года он руководит обороной одного из Моонзундских островов и участвует в сложной десантной операции. К его орденам добавляются Владимир III степени и орден Святого Георгия IV степени.

В июне 1916 г. командующий минной дивизией Балтийского флота контр-адмирал Колчак производится в вице-адмиралы и назначается командующим Черноморского флота.

Уже к концу года ему удается вытеснить флот германской союзницы Турции из Черного моря. Германский линейный крейсер “Гебен”, терроризировавший своими налетами черноморские порты России, подорвался на минах, выставленных Колчаком у пролива Босфор. Впервые в морской войне вице-адмирал использует при разгроме турецкой военно-морской базы Зонгулдак гидросамолеты, доставленные к турецкому берегу на авианосных транспортах. Но пришел 1917 год, февральская революция, и на флоте появляется новый командный орган - Совет матросских и солдатских депутатов. Летом совет начал реквизицию личного оружия (в том числе наградного) у офицеров флота. Александр Васильевич на глазах у представителей совета и экипажа линкора “Георгий Победоносец” бросает свое оружие в море и уходит в отставку.

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ

Он уезжает в Америку, потом переезжает в Японию. Летом 1918 г. он живет в Харбине, а в сентябре встречается во владивостокской гостинице “Версаль” с руководителями правительства автономной Сибири, так называемой директории, и принимает предложение о его назначении министром по военным и морским делам.

Адмирал считал, что правительство Ленина “является правительством чисто захватного порядка, правительством известной партии, известной группы лиц и оно не выражает настроений и желаний всей России”. В ноябре по настоянию политсовета Александр Васильевич распускает директорию и возглавляет Белое движение в Сибири, а затем объявляется верховным правителем российского правительства в Омске.

Руководители Белого движения Сибири, возможно, были хорошими военачальниками, но оказались никудышными политиками. Отказавшись от программы эсеров, они оттолкнули крестьянство, проводя систему жесточайшего террора, восстановили против себя города. Вооруженную помощь верховному правителю предложил глава финских националистов Маннергейм при условии предоставления независимости Финляндии. Колчак отказался, предложив подождать созыва в столице Учредительного собрания. Ленин Финляндии и всей Прибалтике одним росчерком пера независимость предоставил. Потому и потерпел Юденич сокрушительный разгром, стоя у ворот Петрограда. К ноябрю 1919 г. армия Колчака стала терпеть поражение за поражением. Вскоре пала столица Сибири Омск. 3 января 1920 г. адмирал получает телеграмму от политсовета Белого движения с требованием сложить звание верховного правителя. 4 января 1920 г. он становится частным лицом. По сговору между представителями Антанты и “Политическим центром Сибири”, состоявшем из руководителей сибирских эсеров и социал-демократов, адмирал был арестован и передан Иркутскому военно-революционному комитету. Следствие по делу гражданина Колчака длилось недолго.

Один из членов следственной комиссии впоследствии вспоминал:

“На допросах адмирал держался как попавший в плен командующий армии, проигравшей лишь сражение, но не войну. И с этой точки зрения держался с полным достоинством. Всеми силами старался преуменьшить вину починенных ему людей. Всю ответственность брал на себя”.

7 февраля 1920 года адмирал Колчак был расстрелян на льду реки Ушаковки, неподалеку от места ее впадения в Ангару.

Александр Васильевич был убежден, что “ничто не дается даром, за все надо платить и не уклоняться от уплаты”.

Последней платой стала его жизнь.

Автор : Юрий ФИЛАТОВ, специально для «В»

В этом номере:
Мост сдан. Мост принят

Кто сказал, что нынешние власти не умеют устраивать праздники? Вчера в полдень, когда во Владивостоке открывался для движения транспорта второй участок пускового комплекса, на Некрасовском путепроводе было не так чтобы торжественно, но очень празднично.

Жертвы кораблекрушений

В Японском море обнаружено тело еще одного моряка с затонувшего лесовоза «Вест». Об этом вчера сообщили во Владивостокском морском спасательно-координационном центре. Вчера же буксир «Напористый» доставил погибшего на берег. За время поисковой операции, которая продолжается почти две недели, удалось спасти девять человек, на борт подняты тела 19 погибших российских моряков.

Биосферный - звучит гордо

Заповедник “Кедровая Падь” включен во Всемирную сеть биосферных резерватов. Решение принято в Париже, на заседании совета программы ЮНЕСКО “Человек и биосфера”.

Приморские футболисты получили искусственное поле

Вчера в районе учебно-тренировочной базы команды «Луч-Энергия» состоялась торжественная церемония открытия футбольного поля с искусственным покрытием – первого подобного сооружения в приморском спорте.

Курилы будут отданы Японии

Москва признает декларацию 1956 года. Таким образом, два острова Южно-Курильской гряды могут быть переданы Японии. Такое заявление в воскресенье в эфире телеканала «НТВ» сделал глава МИДа России Сергей Лавров, сообщает Интернет-ресурс utro.ru.

Последние номера