Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Культура, история

Ностальгия, или Вечная музыка

1-й джазовый фестиваль, который прошел во Владивостоке в октябре под патронажем губернатора, привлек самых именитых джазовых музыкантов.

1-й джазовый фестиваль, который прошел во Владивостоке в октябре под патронажем губернатора, привлек  самых именитых джазовых музыкантов.

Среди них замечательный композитор и саксофонист  Игорь Бутман, сочетающий в себе редкое чувство мелодии и доскональное владение современными выразительными средствами джаза. Международное признание, невероятное для российского музыканта, альбомы, записанные совместно с лучшими джазменами мира, аншлаги на родине и за рубежом, что называется, не испортили Бутмана.

Его квартет дает концерты не только в столицах, он готов ехать в Норильск, Хабаровск, Владивосток. В 26 лет Бутман уехал в Америку, к тому времени имея там свой фан-клуб. Карьера в США стремительно продолжалась – со своей группой он выступал в ведущем джаз-клубе Бостона, где играл в качестве приглашенного солиста (!) с квартетами Билли Тейлора, Уолтера Дэвиса и квинтетом Александра Монти (трепещите, знатоки джаза). Газета «Коммерсант» в свое время писала: «Игорю Бутману в одиночку удалось то, на что оказались не способны ни старые творческие союзы, ни новые ассоциации, ни джаз-клубы. А именно - наладить регулярный творческий обмен между московскими и нью-йоркскими джазовыми кругами». В феврале 2002 года на сцене концертного зала «Россия» Игорь Бутман представил грандиозный гала-концерт «Триумф джаза» с участием своего биг-бэнда и звезд мирового джаза - Джо Ловано, Кевина Махогани, Элвиса Джона и др. К тому времени он уже снова был российским гражданином. Но прежде всего джазменом, для которого главное – возможность делать свое любимое дело. Играть джаз. Об этом Игорь рассказал в эсклюзивном интервью, которое он дал корреспонденту «В» во время своего короткого (меньше суток) визита во Владивосток.      

- Игорь, вы производите впечатление жизнерадостного и довольно прагматичного человека. Почему ваш диск, включающий одноименную композицию, называется «Ностальгия»? Он записан в другой стране, после того как  вы покинули Россию?

- Просто грустная мелодия… Вряд ли стоит связывать это с моим отъездом в США. Красивое название «Ностальгия»… Хотя эта вещь была написана, как раз когда я уехал, как мне казалось, навсегда. Почему решил уехать? Еще студентом я начал играть в ансамбле Давида Голощекина в Санкт-Петербурге (это было еще до появления единственной в мире джазовой филармонии, когда Голощекин зарабатывал игрой в ресторане). Участвовал в концертах и записях альбома «Популярная механика» Сергея Курехина, групп «Кино» и «Аквариум». После этого меня пригласил в свой оркестр Олег Лундстрем. Но в Москве я мог играть, только имея московскую прописку…  Мне не нравились правила, принятые в стране развитого социализма.  Не нравилось, что я не мог свободно выезжать за границу и общаться с коллегами-музыкантами. Не нравилось, что мне кто-то и что-то запрещал. Кроме того, я видел, что западные музыканты более свободны в манере исполнения, более интересны. И я решил уехать, понимая, что, кроме цепей, ничего не потеряю. Связи к тому времени появились – я был знаком и играл с Дэйвом Брубеком, Чиком Кориа, Гровером Вашингтоном, все-таки кто-то из музыкантов прорывался за железный занавес. Но ностальгия была…

- Связи помогли вашему успеху в Америке?

- Да.  Мои друзья привели меня за руку в очень престижную джазовую школу: в сентябре 1987 года я поступил в Музыкальный колледж в Беркли, где обучение стоит 6 тысяч долларов за полгода. Но я учился бесплатно и получал стипендию. Вашингтон привел меня в свою студию звукозаписи, и мы записали пластинку с ним вместе. Я заработал деньги за запись и как композитор. Дэйв Брубек через месяц после того,  как я приехал, пригласил меня на свой концерт в Бостоне. Курьез, но тогда у меня не было саксофона. Потому что нельзя его было вывозить из замечательной страны, в которой строился коммунизм. Я пришел на концерт, он  спрашивает: «А где твой сакфосон?». Я говорю: «Американский атташе должен привезти мне его, но сейчас у меня нет инструмента». Тогда Дэйв объявил со сцены: «Игорь замечательный музыкант, у него сейчас нет саксофона. Но он обязательно будет играть с нами…».

- Игорь, сейчас вы вернулись в Россию окончательно или вы человек мира?

- Думаю, что сегодня я россиянин. Я живу в Москве. Причина возвращения?..  Я женился на русской девушке, которую хотел увезти в Америку. Вернее, я  встретил здесь, в Москве, свою будущую жену, мы стали встречаться. Но после того как мы поженились, ей не дали визу в Америку. Жить в разных странах со своей женой мне как-то не хотелось. Я снова приехал в Россию. К тому времени и страна изменилась. Вранья про светлую жизнь стало меньше.  Есть еще одна причина. Все как-то  сошлось на музыкальном небосклоне. С джазом в России в 70-х был какой-то пробел. Вспомните историю: сначала джаз очень любили. Потому что сразу после революции мы хотели везде видеть единомышленников, и негры, борющиеся за свои свободы, казались нам таковыми. Потом джаз стали активно не любить, назвав его с легкой руки Горького музыкой толстых. Сейчас интерес к джазу вернулся именно в России. Я много путешествую по стране, она огромна, мне нравится играть здесь. А в принципе какая разница, где играть? Если зал слушает тебя, если публика получает удовольствие от музыки и выражает благодарность за это, не все ли равно, в какой стране?

- Игорь, ваша слава – результат исключительно вашего трудолюбия или играет роль раскрутка?

- Вы знаете, это кто-то злой говорит, что можно раскрутить любую ерунду и люди будут слушать или смотреть. Есть, конечно, такие понятия – реклама, промоушн, шоу-бизнес и прочее. Но люди же не совсем тупые! Их так просто не взять! Нужно предлагать что-то реальное, действительно стоящее.

- А «Фабрика звезд», которую не критикует только ленивый? Но залы при этом битком…

- Это немножко другое. Нам предлагают новый идеал – молодые, веселые, беспроблемные… Если каждый день это показывать по телевизору, то рождается некая влюбленность в молодость. Но в этом виноваты мы в первую очередь. Мы - то есть те артисты, которые могут конкурировать с «Фабрикой»…  Если на них идут, а на нас нет, значит, мы что-то не то делаем, и надо подумать об этом. Или, наоборот, подумать о том, что мы занимаем определенную, немассовую нишу, и перестать комплексовать…  И потом у людей появился выбор: кино, джаз, классика, «Фабрика», наконец. Выбирают по своему вкусу – кому-то нравится джаз, кому-то - попса. Если ты не можешь выиграть в конкурентной борьбе, спроси у себя, почему. А говорить плохо о публике… Знаете, я приезжал во Владивосток 20 лет назад с джазовым коллективом. В программе принимала участие румынская певица. Народ из зала кричал: «Джаз у вас хороший, певицу давай!».

- Вас упрекают в том, что вы этакий пропрезидентский тип. За что? И что вы отвечаете?

- Я не стал пропрезидентским в буквальном смысле: я никого не хвалю. Просто я нахожусь в стране, из которой я эмигрировал когда-то, но сейчас я могу играть и выезжать на гастроли. И это можно.

- Но именно президентам – Путину и Клинтону – пришлась ваша музыка по вкусу. Последний даже назвал вас «самым великим джазовым саксофонистом из ныне живущих».

- Это уже история.  Первая  ситуация была в 1995 году, когда Клинтон приезжал на 50-летие Победы в Россию. На официальном приеме в Грановитой палате играло несколько коллективов. В какой-то момент пригласили меня, и я сыграл несколько композиций. После этого Клинтон спрашивал о саксофоне, на котором я играл. Понятно, что его интерес к этому инструменту не случаен. Это и его инструмент…  А через пять лет состоялась вторая встреча с Клинтоном. Мы выступали несколько раз у американского посла Джеймса Коллинза, и он решил привезти американского президента к нам в джазовый клуб, в Москву. Но в целях безопасности весь этот концерт перевели в Кремль. Первым выступал оркестр Олега Лундстрема, закрывали программу мы. Билл поздоровался со мной как со старым знакомым. Через несколько дней у Никиты Михалкова на даче мы отмечали его Государственную премию за фильм «Сибирский цирюльник». Путин, который был в числе гостей, сказал, что Клинтон назвал меня лучшим джазовым саксофонистом современности. Через какое-то время это
высказывание американский президент повторил уже в газете «Нью-Йорк таймс», где была опубликована большая статья о джазе.

- Чем объяснить множество мультяшных тем в ваших концертах? Ведь музыка к мультфильмам не считается серьезным делом?

- Сначала я согласился играть музыку из «Бременских музыкантов» по просьбе Абдулова, который снимал фильм. А потом меня попросили записать диск с мелодиями из мультфильмов для того, чтобы иметь презентационный диск к Новому году.  Получилось, на мой взгляд, неплохо, и мы стали включать эти мелодии в концертную программу. А сейчас я собираюсь в Нью-Йорк, чтобы сделать альбом нашей мультяшной музыки с американскими музыкантами.

- Ваш джазовый клуб в Москве Le club американский журнал Down Beat включил в число 100 лучших джазовых клубов мира. Расскажите об этом…

- Клуб – это тоже работа, несмотря на то, что многие считают клуб только местом тусовки, где не прекращается сейшн. В нашем клубе проходят такие же концерты, как в обычном зале. Это ресторан со сценой по адресу: Верхняя Радищевская, 21 в здании театра на Таганке. Вообще, я очень хотел сделать клуб сразу после того, как вернулся из Америки.  В театре на Таганке уже был ресторан, и музыкальные вечера там проводились – Боря Гребенщиков играл, Сукачев… Но как-то не получалось… И мы решили сразу в омут с головой. Джаз. И не один день в неделю – по четвергам или пятницам. А все дни. В понедельник – биг-бэнд. Так принято в клубах Америки… Один из первых концертов – группа «Орегон», которая у нас в Москве записывала альбом (я продюсировал его), номинированный на четыре «Грэмми». Владелец клуба тогда жутко переживал: билеты по 20 долларов,  кто пойдет на джаз?! С тех пор прошло пять лет. За это время к нам на огонек заглядывали лучшие джазовые музыканты мира Эль Ди Миола,  Стив Смит, Рэй Браун, Чик Кориа - всех уж не упомнишь сейчас.

- Сплошной джаз, а что семье остается?

- Музыка (смеется). Она повлияла на мои отношения с женой. Когда я ухаживал за  ней, она думала: интересно приезжать в Россию и встречаться  с девушкой ненадолго. Пришлось написать «Вальс для Оксаны» (он тоже есть на диске). И тогда она поверила и согласилась на мои ухаживания.

Автор : Ольга ЗОТОВА (фото автора), «Владивосток»

В этом номере:
«Нежданова» легла на дно

Один из самых мощных и разрушительных тайфунов последнего времени по имени «Токагэ» не дошел до Приморского края. Но удар по нам тем не менее он нанес сильнейший - у причальной стенки японского порта Фусики (префектура Тояма, остров Хонсю) затонул принадлежащий ОАО «ДВМП» пассажирский теплоход «Антонина Нежданова».

Готовимся к зиме вместе!

- Я, Гриченкова Людмила, очень прошу администрацию нашего города обратить внимание на такую деталь подготовки городского хозяйства к зиме, которая может оказаться очень важной, а именно - облицовка теплотрасс. Вот мы живем на улице Сипягина, дома № 33 и 34. Трубы, ведущие к нашему дому горячую и холодную воду, проложены по земле. И никак, ну просто никак не изолированы! Прошлой зимой мы, жильцы, сами их укутывали в старые тряпки и ветошь, кое-где пытались досками закрыть - ну невозможно же сливать воду по два часа, дожидаясь, пока придет горячая! Все лето просили ЖЭУ и городские теплосети обратить внимание на то, что трубы стоят голые! Нет, никакой реакции. Разве это по-хозяйски? Разве это по-человечески?

Альма-матер – 105 лет

Вчера сотни студентов и преподавателей Дальневосточного государственного университета во главе со своим ректором Владимиром Куриловым устроили праздничное шествие по Океанскому проспекту, которое завершилось на главной площади Владивостока торжественным митингом. Так старейший вуз Дальнего Востока отметил свое 105-летие.

Слово ректора о главном

Владимир Курилов, ректор ДВГУ, заслуженный работник высшей школы РФ, доктор юридичесих наук, профессор: - ДВГУ сегодня - уникальная образовательная система, которой удается опережать время. В федеральных справочниках «Образование в России», изданных в 2002-2003 гг., ДВГУ вошел в число трех лучших классических университетов вместе с Московским и Санкт-Петербургским.

Отомстил на всю жизнь...

Трагический случай произошел на днях в одной из владивостокских семей, проживающей в Советском районе города.

Последние номера