Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Культура, история

Армейская разведка в судьбе Арсеньева, или Святая Анна – за храбрость

Владимир Арсеньев, которого мы почитаем как знаменитого путешественника, ученого и писателя во время русско-японской войны 1904-1905 гг., прославился еще как блестящий армейский разведчик.

Армейская разведка в судьбе Арсеньева, или Святая Анна – за храбрость

Владимир Арсеньев, которого мы почитаем как знаменитого путешественника, ученого и писателя во время русско-японской войны 1904-1905 гг., прославился еще как блестящий армейский разведчик.

Царский офицер, он 10 января 1900 года подал рапорт с ходатайством о переводе его с запада - в одну из пехотных частей Квантунской области или Приамурского округа. Просьба была удовлетворена, и в мае того же года В. Арсеньева направили в Приамурский округ, в первый Владивостокский крепостной пехотный полк. Однако к месту назначения Владимир Клавдиевич прибыл только в августе. Дело в том, что с 8 по 25 июля 1900 года Арсеньев находился в составе Благовещенского отряда генерала Грибского, пережил бомбардировку города, а 20 июля 1900 года участвовал в деле – «выбивал» китайцев с позиций и из города Сахалян. За то первое боевое крещение он был представлен к награде – серебряной медали «За поход в Китай».

Во Владивостоке Арсеньев поселился на Первой Речке вместе с прибывшими вслед за ним женой и сынишкой Владимиром, которого в семье ласково звали Волей. В крепостном полку ему, правда, поручили исполнять обязанности, далекие от  исследовательской деятельности, - делопроизводителя полкового суда, полкового квартирмейстера и заведующего полковой лавкой. Арсеньев во всех делах отличался предельной добросовестностью, но рутинная работа тяготила молодого и деятельного офицера.

Пользуясь тем, что один из батальонов  полка расквартировали не только в городе, но также на Русском острове, Арсеньев по долгу службы и в свободное время имел прекрасную возможность изучать окрестности Владивостока: Суйфун, остров Русский, Посьетский участок. Вскоре он заявил о себе как отличный стрелок и вдумчивый исследователь. Командование крепости обратило на это внимание, но самое главное, что увлечение Арсеньева сблизило его с единомышленниками в отдаленном гарнизоне. В 1901 году Владимир Клавдиевич вступил в Общество любителей охоты, которое вскоре избрало его своим председателем.

Охотники в походеАрендуя земли на острове Аскольд, военные любители охоты создали здесь популяцию пятнистых оленей, превратив остров в единственный в России питомник по естественному их разведению. Именно по предложению В. К. Арсеньева на остров Русский было завезено больше 100 пятнистых  оленей, чтобы сохранить их, увеличить поголовье, а в дальнейшем распространить по всему региону. И, разумеется, тем самым дать шанс для регулируемой любительской охоты. В это же время на Русский остров стараниями общества были завезены куропатки с вальдшнепами из района Благовещенска, а также фазаны с озера Ханка.

В октябре 1902 года В. Арсеньева назначили заведующим, а в январе 1903 года начальником Владивостокской крепостной конно-охотничьей команды. Знаковым событием в судьбе подпоручика В. Арсеньева стало вступление в 1903 году в Общество изучения Амурского края. Эта общественная организация, объединившая под своей крышей образованных, энергичных людей, ставила перед ними задачу, созвучную натуре молодого офицера, – это прежде всего проведение исследований в области географии, археологии, этнографии.

В 1902 - 1903 гг. конно-охотничья команда, возглавляемая подпоручиком В. Арсеньевым, совершила ряд  походов по отдельным регионам южного Приморья, чтобы более предметно и глубоко изучить крепостной район. Во время ведения разведки в Шкотово, Посьете, а также в районах рек Сучан, Судзухе, Сяухе, Лефу и близ озера Ханка командир команды не только знакомился с местностью и проводил маршрутную съемку, он одновременно вел этнографические наблюдения, собирал сведения о животном и растительном мире. Собранные в походах материалы легли затем в основу военно-информационных сведений о регионе в аналитических записках генерального штаба, не говоря уже о многочисленных докладах и выступлениях В. К. Арсеньева в Обществе изучения Амурского края.

В январе 1904 года грянула война. Хотя главные события разворачивались на Квантуне и в Южной Маньчжурии, все хорошо понимали важность подготовки к обороне Южно-Уссурийского края, ставшего в одночасье прифронтовым. Задачи разведки и охраны сухопутных подступов к крепости и побережья были возложены на конно-охотничьи команды сибирских стрелковых полков, которые после обстрела Владивостока и крепости кораблями адмирала Камимуры были сведены в летучий отряд во главе с подпоручиком В. Арсеньевым. Молодому офицеру предоставили права командира батальона. Об этом времени в его послужном списке напоминала такая запись: «С 22 февраля 1904 года (перевод крепости на осадное положение. – Прим. автора) по 26 сентября 1905 года находился в осажденной крепости». Что совершенно не означало его службу непосредственно во Владивостоке. Напротив, в стенах крепости Арсеньева практически не видели, он вел постоянную и непрерывную рекогносцировку местности в районе станции Надеждинская, от села Раздольного до Суйфуна - с запада и до Майхэ - с востока.

О значимости и результатах такой разведки лучше всего говорит его вторая боевая награда. Наместником его императорского величества на Дальнем Востоке генерал-адмиралом Е. Алексеевым «за отличия, оказанные в делах против японцев», подпоручик Владимир Арсеньев 18 августа 1904 года был награжден орденом Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость». Всего же за период русско-японской войны 1904-1905 гг. он был награжден еще двумя орденами: Святого Станислава и Святой Анны III степени.

23 июля 1904 г. совместно с инженер-капитаном Ф. Постниковым Арсеньев осуществил первый опыт по налаживанию взаимодействия наземной и … воздушной разведок. В то утро воздушный шар «Чайка» объемом в 400 куб. м был поднят в небо с транспорта «Колыма», стоявшего в бухте Золотой Рог близ мыса Эгершельда. Для начальника морского воздухоплавательного парка Ф. Постникова это был рядовой полет по заранее спланированному маршруту: Владивосток – оз. Ханка. Обычный подъем, набор высоты, спуск при вхождении в холодный слой атмосферы, сброс части балласта и новый набор высоты. За 25 минут полета шар достиг устья Суйфуна в районе лагуны Тихой, где видны уже были фабричные постройки, а далее лагерь небольшой кавалерийской части. «Догадавшись, что это, вероятно, конно-охотничья команда 30-го полка, - вспоминал Ф. Постников, - я решил испытать способ посылки депеш … со свободного шара. Наскоро написав записку и адресовав ее на имя начальника конно-охотничьей команды штабс-капитана Арсеньева, я вложил ее в мешок с необходимым количеством балласта, протрубил в рожок, чтобы обратить внимание, и бросил вниз». Этот опыт завершился неудачей, так как послание упало в высокую береговую траву. Но, как известно, отрицательный результат – тоже результат. Он давал бесценный практический опыт по взаимодействию различных родов войск крепости.

После окончания войны В. К. Арсеньев был переведен в штаб Приамурского военного округа в Хабаровск. С потерей Квантуна и части Сахалина, утратой позиций в Маньчжурии остро встал вопрос об интенсивном изучении и хозяйственном освоении дальневосточных рубежей Российской империи, а также о надежной их защите. Этим задачам были подчинены исследования научного, практического и военного характера, проведенные Арсеньевым в ходе экспедиций 1906-1910 гг. Они были снаряжены по приказанию Приамурского генерал-губернатора, командующего войсками округа П. Унтербергера.

Если научные и хозяйственные цели экспедиций 1911-1916 гг. оставались прежними, то военные задачи, поставленные перед капитаном Арсеньевым генерал-губернатором Н. Л. Гондатти, носили уже совершенно другой характер: он должен был  активно бороться с контрабандистами, браконьерами и хунхузами. Все это отодвинуло в сторону научные исследования. В январе 1917 года последовало новое назначение – штаб-офицером для поручений при штабе Приамурского военного округа. В марте 1917 года Владимира Клавдиевича перевели в 13-й Сибирский стрелковый запасный полк, а в мае  он был мобилизован на фронт первой мировой войны. Благодаря усилиям Академии наук и Русского географического общества на фронт дальневосточного исследователя не отправили, а прикомандировали к штабу Приамурского округа. Но с началом гражданской войны военную службу Арсеньева можно считать оконченной. Он был назначен комиссаром по инородческим делам в Приамурском крае, на сугубо гражданскую должность. Со службы Владимир Клавдиевич уволился в чине подполковника.

Автор : Нелли МИЗЬ, краевед, Олег СТРАТИЕВСКИЙ, сотрудник музея Тихоокеанского флота, специально для «В»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Приватизация идет в наступление

Сейчас можно сколько угодно кусать себе локти, что не оформил приватизацию квартиры, когда была возможность сделать это более или менее спокойно и под городским отделом приватизации не творилось такого «смертоубийства», как сейчас, но… Откладывать тяжкую суетную процедуру дальше – рискованно, вдруг вообще останешься потом без угла или придется выкупать свою квартиру у государства?

Игра пошла на миллиарды

На прошлой неделе, как уже сообщал «В», губернатор Приморья Сергей Дарькин побывал в рабочей командировке в Москве. Одним из центральных событий этой поездки стала встреча с министром финансов России Алексеем Кудриным.

Подмога для разгрузки

В городском отделе приватизации считают, что не стоит беспокоиться по поводу неожиданной отмены бесплатной приватизации.

Тебе доля и мне доля

Бум, который переживает сейчас приватизация жилых помещений, ведет и к тому, что юристов тоже забрасывают вопросами по этому поводу. Ведь при оформлении собственности на квартиру возникает много сложных ситуаций. Мы отобрали несколько наиболее характерных из тех, с которыми жители города обратились за консультацией в юридическую компанию «Балахнина и партнеры».

Бум, да не везде

- Никакого ажиотажа на рынке недвижимости в Надеждинском районе нет… Эти слова начальника БТИ Надеждинского района Любови Соловьевой красноречиво подтверждает пустой коридор: ни очередей, ни номерков на руках…

Последние номера