Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Культура, история

Муж и жена могут быть любовниками

Спектакль для двоих актеров «Любовник», который представили Евгения Симонова и Сергей Маковецкий на сцене театра им. Горького, хорош и темой, и игрой. Супруги, пребывающие в долгом браке, давно привыкли друг к другу и знают друг о друге, казалось бы, все до мелочей. Вот только одна загвоздка мешает им быть счастливыми: страсть в длительных отношениях невозможна. Куда она уходит? На этот вопрос не нашли и вряд ли найдут ответ самые продвинутые психологи. Но… Можно придумать, что к тебе приходит не твой муж, а ослепительный и желанный любовник. По ходу спектакля герои бесконечно переодеваются, примеряя на себя вместе с новой одеждой новую роль - Королева и Гамлет, символ фрейдистской любви, Шут и Коломбина, Он и Она. И только в бесконечных переодеваниях, в игре нет места скуке. Она - народная артистка России, Принцесса из «Обыкновенного чуда», замечательная актриса Евгения Симонова. В интервью с корр. «В» Евгения Павловна рассуждает о театре и жизни, которые для нее давно и прочно связаны.

Спектакль для двоих актеров «Любовник», который представили Евгения Симонова и Сергей Маковецкий на сцене театра им. Горького, хорош и темой, и игрой. Супруги, пребывающие в долгом браке, давно привыкли друг к другу и знают друг о друге, казалось бы, все до мелочей. Вот только одна загвоздка мешает им быть счастливыми: страсть в длительных отношениях невозможна. Куда она уходит? На этот вопрос не нашли и вряд ли найдут ответ самые продвинутые психологи. Но… Можно придумать, что к тебе приходит не твой муж, а ослепительный и желанный любовник. По ходу спектакля герои бесконечно переодеваются, примеряя на себя вместе с новой одеждой новую роль - Королева и Гамлет, символ фрейдистской любви, Шут и Коломбина, Он и Она. И только в бесконечных переодеваниях, в игре нет места скуке. Она - народная артистка России, Принцесса из «Обыкновенного чуда», замечательная актриса Евгения Симонова. В интервью с корр. «В» Евгения Павловна рассуждает о театре и жизни, которые для нее давно и прочно связаны.

- Евгения Павловна, это выдумка драматурга или действительно в игре отступает обыденность в семейных отношениях? Оба ваших брака - с актером Александром Кайдановским и режиссером Андреем Эшпаем - позволяют делать выводы…

-  Думаю, что все средства хороши в борьбе со скукой. И каждая супружеская пара выбирает свой путь, их великое множество. Мой брак с Александром Кайдановским был так давно, что анализировать его я не буду. Саша был очень ярким и одаренным человеком, тонким и чрезвычайно образованным. К сожалению, он рано ушел из жизни… 20 лет я живу с Андреем Эшпаем и думаю, что наш союз достаточно редкий. Редкий по удачному совпадению двух людей. Потому что в принципе нам изобретать ничего не нужно было. По крайней мере, 20 лет. Может быть, в связи с тем, что у нас такие профессии - режиссер и актриса. Разнообразия хватает в работе. Это не скучная повседневная рутина, которой мы должны заниматься в течение дня… Напротив, она требует какой-то творческой силы, фантазии. И в те моменты, когда мы оказываемся вместе, наоборот, хочется тишины, покоя и абсолютно ничего не играть и не изображать. Хотя… Женщина должна быть актрисой. Всю жизнь. Тонко, ненавязчиво. Любовь и совместное существование -  разные вещи. И здесь огромный труд лежит на плечах женщины. Она должна быть разной и не поддаваться серому, потому что тогда скука. Я призываю женщин трудиться, если объект достоин этого труда…

- Евгения Павловна, зрители помнят вас по фильмам «Обыкновенное чудо», «Рафферти», «26 дней из жизни Достоевского». В каждой из этих картин есть героиня. Какая из них ближе вам реальной?

- Трудно сказать… Все эти роли были сыграны много лет назад. Я говорю: в прошлой жизни. Те роли, в которых я снималась в последние годы, были такими маленькими, что не стоит о них говорить. «Роль», «Прямая трансляция», «Бес в ребро», «Русский регтайм» - я сама плохо помню эти фильмы. К сожалению, таким оказался период в кино. Но из того времени - из прошлой жизни - я вспоминаю Анну Сниткину, жену Достоевского. Я могу сравнить ее только с последней женой Михаила Булгакова. Они были настоящими женами русских писателей. Вообще женой быть трудно, а женой знаменитого писателя - это подвиг. У Сниткиной был уникальный дар - любить и ценить Достоевского. И то, что она совершила для мировой культуры, трудно оценить. Неизвестно, что было бы с писателем, если бы Анна не взвалила на себя эту ношу - долги, болезни, родственников Достоевского. Я видела в ней не железную даму, а пыталась сыграть тему любви и самопожертвования… Пожалуй, эта тема мне ближе всего.

- Но в одной из своих сценических работ по драме Стриндберга «Отец» вы играете совсем противоположный  - страшный - характер. Откуда что берется? Ведь любая роль наполняется собственным опытом. 

- Действительно, была очень интересная работа в спектакле по Стриндбергу. Он не идет сегодня, к сожалению. Это как раз очень удачный пример к теме, из чего складывается актерская профессия. Где тебя больше, где тебя меньше - определить невозможно. Пьесу предложил мне Олег Табаков. И играла я у него в «Табакерке». Когда он пригласил меня, я, прочитав пьесу, удивилась его выбору. Я решила, что эта женщина, которая борется за первенство с собственным мужем, доводя его до сумасшествия, от меня очень далека. Она при всей своей внешней мягкости, уме иезуитски жестока. Знаете, любовь - это всегда борьба за власть, за право подчинить. Иногда подчинение в союзе добровольное, а иногда оно превращается в войну со смертельным исходом.

- А в вашей жизни была война?

- В моей жизни было по-всякому… Я по сути ведомый человек, поэтому мне легко с режиссерами. Я люблю определенный диктат, когда ясно, что делать. Но это должен быть человек, которого я бесконечно уважаю, которому я доверяю безгранично, который интересен мне и который правильно, по-моему, мыслит, чувствует… Ему я с готовностью подчинюсь. Если же рядом оказывается тот, кому я не верю - неважно, в браке или в работе, я любыми путями постараюсь выйти из ситуации. Так вот, о Стриндберге… Табаков сказал тогда: «Знаешь, в человеке так много намешано. Если поискать… Какие-то черточки…». Я поискала, и мне стало даже страшновато. В этом плане наша профессия как раз хороша: то, что негатив в жизни, на сцене как раз выливается в яркую игру. Не секрет, что талантливые актеры обладают порой очень тяжелым характером. Все то, что я обнаружила в себе, принесло определенные дивиденды. Я играла роль очень жестко, не пытаясь оправдать свою героиню. Она получилась неким абсолютным злом, каким может быть только женщина, решившая идти до конца. Одна моя знакомая ушла со спектакля, не подарив мне цветы, с которыми пришла. Она сказала: «Женя, я не могла подарить тебе букет…». У нее в жизни случилась подобная ситуация с сыном, которого невестка довела до психиатрической клиники.  Такая зрительская реакция дорогого стоит. Она означает, что ты верно попал.

- Евгения Павловна, вы верите в силу спектакля, игры, в то, что театр влияет на нашу сумасшедшую жизнь?

- Конечно, я не думаю, что, вернувшись из театра, люди тут же начнут жить по-новому. Но, может быть, есть надежда, что кого-то сценическое действо удержит от какого-то непоправимого  поступка. И даже если это будет сегодня вечером, даже если сегодня вечером люди немножко по-другому будут общаться, значит, все не зря.

- В вашем творческом списке есть достаточно сложный жанр - моноспектакль.  Это эксперимент?

- Чистой воды.  Единственный спектакль по роману Толстого «Анна Каренина» действительно был моноспектаклем, исповедью женщины, образ которой меня всегда привлекал. Мой муж предложил взять монологи Карениной и соединить только их. В ткани романа они часто оставались за скобками, их не всегда замечали читатели. И зрители тоже, ведь существует много экранизаций романа, вот и Соловьев снова взялся за «Каренину»… Но Андрей взял за основу материал, где есть возможность духовного анализа. И практически эти монологи выстроились в хронологическом порядке. Зазвучали потрясающие вещи. Люди, приходившие на спектакль, которые хорошо знали роман, не могли вспомнить такую Каренину. Спектакль получился непростым по языку, некоммерческим и в антрепризном варианте был обречен. У меня есть еще один опыт - монофильм. Его тоже снял Андрей, пустившись опять же на сумасшедший эксперимент. В основе  - повесть, написанная моим братом Юрием Вяземским лет 20 назад. Повесть с замечательно красивым названием - «Цветущий холм среди пустого поля». Она написана в форме монолога женщины, рассказывающей свою жизнь некоему мужчине, не появляющемуся в кадре. Это история о том, как уходит любовь и как женщина пытается удержать ее. Я прочитала и сразу же захотела играть. Андрей предложил вариант сценария - 50 минут текста. 50 минут длится фильм… Фильм или спектакль одного актера - это невероятно трудно. Могу сравнить эту форму работы с одиночеством лодки в бушующем океане…

- Евгения Павловна, вы легко признаетесь в том, сколько вам лет. Как вам удается оставаться все той же Принцессой?

- Как говорил мой дедушка: «Никто не дает мне моих 74 лет, все думают: 73» (смеется). Во-первых, у сцены есть свои эффекты. А во-вторых… Могу признаться лишь в том, что я ничего не делаю с собой. Все время только собираюсь. У меня есть знакомый косметолог. Она говорит: «Если ты не начнешь делать массаж…». И я все время хочу начать, потому что решила: никогда не лягу под нож хирурга. Перед юбилеем, который я отмечу в 2005 году, я обязательно поеду отдыхать. Выкрою 10 дней. Поеду на море. Загорю чуть-чуть. Отосплюсь… Кстати, у меня есть совершенно замечательное качество - крепкий сон. Я легко засыпаю в самолете, поезде, гостинице. Может быть, в этом весь секрет?

Автор : Ольга ЗОТОВА (фото автора), «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Зачем на корабле мужчина?

Единственный женский экипаж примет участие в чемпионате России по парусному спорту, который стартует сегодня во Владивостоке.

Бордель напротив школы мэра

Наступившая осень отнюдь не уменьшила ни температуру воздуха в крае - днем все так же приятно палит солнышко, ни накала звонков на «Горячей линии «В». Не дождавшись летом ни горячей воды, ни овощных ярмарок, ни многого другого, читатели «В» обратили отчаянные взоры на осень, а вдруг что-то да изменится?

Василенко заставит вовремя выплачивать зарплату

Прокурор края Валерий Василенко пообещал, что если руководители предприятий не будут выплачивать рабочим заработную плату, им же хуже будет. Это он заявил на пресс-конференции, которая состоялась 1 сентября в прокуратуре края.

Трамвай под майонезом

Трамвай нового образца вышел 1 сентября на четвертый трамвайный маршрут Владивостока: в салоне - люстры, на окнах - шторы, а на сиденья натянуты тканевые чехлы.

Раз картошка, два картошка

В вузах продолжается трудовой семестр. Не все приморские студенты сядут за парту в сентябре. Многие из них продолжают работать в студенческих отрядах.

Последние номера