Новости какого из местных ТВ каналов вы смотрите?

Электронные версии
Здоровье, экология

«Черная дыра» медицины, или Как купить здоровье?

Вчера, перебирая документы, вдруг обнаружила, что срок действия моего полиса обязательного медицинского страхования закончился еще в прошлом году. Естественно, возникла мысль: «А сколько я им, собственно, пользовалась за последние годы?» Оказалось, что за три года – ни разу.

Вчера, перебирая документы, вдруг обнаружила, что срок действия моего полиса обязательного медицинского страхования закончился еще в прошлом году. Естественно, возникла мысль: «А сколько я им, собственно, пользовалась за последние годы?» Оказалось, что за три года – ни разу.

И не потому, что я какой-то исключительно здоровый человек, к пятидесяти годам абсолютно здоровых людей в принципе не бывает, но, так уж получается, все  болячки вынуждена была лечить за наличный расчет.

А покажите мне ту городскую поликлинику, где УЗИ, рентген, дуоденальное зондирование, подбор очков, качественный ремонт зубов, не говоря уже о протезировании,  вам сделают бесплатно? Даже за прием гинеколога проще заплатить 60 рублей, но пройти к врачу без очереди, чем по бесплатному полису, но «ловить» талончик целую неделю. Ведь сегодня работающим людям болеть некогда. Однако деньги за мое лечение все эти годы регулярно платятся - предприятие отчисляет в систему медицинского страхования ежемесячно 3,6 процента от своего фонда заработной платы.

Давайте посчитаем, сколько это выходит на самом деле? Если работник получает на руки 6000 рублей, а все отчисления с фонда заработной платы составляют 35 процентов, то в месяц общая сумма пенсионных, соцстраховских, медстраховских и иных платежей составляет 2100 рублей. Конкретно в фонд обязательного медицинского страхования  за одного человека, получающего зарплату 6000, ежемесячно уходит 200 рублей. Немного? Но за три года на сохранение здоровья такого среднестатистического работника предприятие перечисляет 7200 рубчиков. Это уже деньги! А если в конторе работают, допустим, 100 человек? А в масштабе города Владивостока?

Деньги стекаются в фонды обязательного медицинского страхования: пришли на прием в поликлинику, например, 300 человек, за 300 и перечисляет ей ФОМС соответствующие суммы. То же и в больницах.

Но, как выяснилось на минувшей неделе, когда мэр Владивостока поехал знакомиться с обстановкой в первой городской и «тысячекоечной» больницах, платит ФОМС очень мало: в среднем 25 рублей на питание одного больного в день и 40 рублей на лечение. Можно ли вылечить сегодня человека на такие деньги? По большому счету, хватает этих медстраховских средств больницам на ватку да на спирт для инъекций, а уж одноразовые шприцы и ампулы с лекарствами господа больные должны приносить с собой. Все к этому уже давно привыкли, хотя любая госпитализация родственника пробивает брешь в семейном бюджете почище кражи со взломом.

Несколько лет назад больницам и поликлиникам разрешили оказывать платные услуги населению.  Постепенно платные услуги в местном здравоохранении практически вытеснили бесплатные, и сегодня, если верить мэру Николаеву, каждая муниципальная поликлиника в среднем оказывает таких услуг примерно на 15 тысяч долларов в месяц, а, допустим, та же «тысячекоечная» больница на 13 миллионов рублей в год. 

Причем все расходы по оплате  электроэнергии и коммунальных услуг по привычке ложатся на городской бюджет. Излишне говорить, что медицинские учреждения Владивостока ничего не платят за пользование муниципальными зданиями и сооружениями, а также землей. Городская казна также выплачивает медучреждениям субвенции на выполнение программы государственных гарантий по оказанию населению бесплатной медицинской помощи (на 2004 год – 8 млн. 326 тыс. рублей), финансирует целевые медицинские программы (по борьбе с туберкулезом  – 12 млн. 116 тыс. рублей; с бронхиальной астмой –  1161 тыс. рублей; со СПИДом – 55 тыс. рублей). Кстати, общая сумма расходов на медицину в бюджете Владивостока на 2004 год составляет более 600 миллионов рублей. А на будущий год Владимир Николаев предполагает эти расходы увеличить почти в три раза.

Чего скрывать, власти давно уже поняли, что медицина - это «черная дыра» экономики: сколько денег ни вкладывай – экономической эффективности не дождешься. Для сокращения расходов принялись развивать стационарозамещающие технологии, то есть даже операции стараться проводить амбулаторно. Дескать, разрезали – зашили, а отлеживаться дома будешь.

Может быть, наоборот, надо развивать сеть стационарных лечебниц? Превращая их, по сути, в многофункциональные «фабрики здоровья». А  поликлиники Владивостока, где катастрофически не хватает медицинских специалистов,   прикрепить к больницам, сохраняя тем самым и функции первичной сортировки на больных и мнительных, и преемственность качественного лечения. Если же при больницах организовать также службу сестринского ухода (и ездили бы медсестры в нужное время по своим подопечным-хроникам, делали бы им уколы, брали бы необходимые анализы), а также службу социальных работников (помогающих одиноким людям в быту), то социальная обстановка в городе значительно бы улучшилась.               

Врачи в том, что происходит с нашим здравоохранением, не виноваты. Медицина функционирует в тех рамках, которые для нее выстроит власть. Я помню то заседание краевых депутатов в 1996 году, на котором решалось, быть или не быть медстраху. Многие главврачи говорили тогда, что обязательное страхование не покроет всех затрат здравоохранения. Предлагали хотя бы параллельно ввести систему, при которой предприятия могли бы заключать договоры со стационарами на медицинское обслуживание своих сотрудников, в том числе и профилактические осмотры. Ведь во многом благодаря этой простейшей медицинской мере – два раза в год обязательная поголовная диспансеризация – в советские времена удавалось множество заболеваний выявлять на ранних стадиях, а значит, быстро и качественно лечить народ. Но не срослось. И широко обещанных фондов добровольного медицинского страхования, куда ты можешь вкладывать ежемесячно те же 200 рублей, но при необходимости получить по страховке все необходимые медицинские услуги, нет. Как дальше жить будем?   

СПРАВКА "В"  

По данным горздравотдела, на 1 января 2000 года во Владивостоке имелись 53 муниципальные больницы и поликлиники, рассчитанные на 8319 коек и 15573 посещения в смену. 38 из них с 1996 года получают средства из фондов обязательного медицинского страхования, 14 – из бюджета города. Расходы на здравоохранение Владивостока в 2000 году составили 501,3 млн. рублей или 813 рублей на одного жителя города в год.

Автор : Ольга АКСАКОВА, "Владивосток"

В этом номере:
Состоявшийся тандем

ЗАО «ЛуТЭК» стало первым в России предприятием, объединившим угледобывающее и генерирующее производство. Шестой год работают вместе Приморская ГРЭС и разрезоуправление «Лучегорское». Достаточный период, чтобы оценить эффективность такого тандема. Эта тема открывает интервью директора Лучегорского разрезоуправления Игоря КАЛИНИНА, состоявшееся накануне Дня шахтера.

Встреча со Страдивари!

Сегодня в здании краевой администрации в 13 часов состоится пресс-конференция Дмитрия Когана, младшего представителя знаменитой музыкальной династии. Дмитрий представит уникальный инструмент - скрипку Антонио Страдивари «Юсупов», которая прозвучит впервые во Владивостоке в рамках программы «Дни высокой музыки».

Пою город

Это мог бы сказать Сергей Черкасов, картины которого знают и любят и во Владивостоке, и за его пределами. Его работы действительно походят на песню - негромкую, лирическую, несколько отстраненную от суеты, присущей нашему городу. Но Черкасов не любит многословья: о новой выставке говорит лаконично: «Приходите в мастерскую, посмотрите…».

...И веселый «Синий краб»

В бухте Три Поросенка у мыса Крутого сегодня начинают звучать «Приморские струны». Стартует дальневосточный межрегиональный фестиваль авторской песни, который входит в пятерку самых престижных в России и уже не первый раз занимает традиционную строчку в ежегодном лондонском каталоге «500 фестивалей мира».

Наконец-то литература!

В очень давние времена студенты одного чопорного британского колледжа были поражены поведением своего профессора словесности. Всегда медлительный, хладнокровный, немногословный и буквально олицетворяющий собой понятие «истинный джентльмен», он влетел в аудиторию, приплясывая, размахивая журналом и вопя в полный голос: «Литература! Наконец-то литература!». В этом журнале была опубликована первая повесть мало кому тогда известного автора по фамилии Киплинг…

Последние номера