Будете ли вы купаться в море после сообщений об акулах в акватории Владивостока?

Электронные версии
Культура, история

«Мурка» от Турецкого - хорошо!

На прошлой неделе во Владивостоке побывал знаменитый хор Турецкого. Об этом коллективе не слышал разве что глухой. Сами певцы именуют себя не иначе как «голоса, которые покорили мир». Что ж, эти самые голоса покорили и наш город. И даже настроившиеся на духовную музыку слушатели в итоге были довольны. Суперпрофессионалы, умеющие подать и продать свое шоу. Об этом в эксклюзивном интервью корр. «В» говорит создатель и бессменный руководитель арт-группы Михаил Турецкий:

На прошлой неделе во Владивостоке побывал знаменитый хор Турецкого. Об этом коллективе не слышал разве что глухой. Сами певцы именуют себя не иначе как «голоса, которые покорили мир». Что ж, эти самые голоса покорили и наш город. И даже настроившиеся  на духовную музыку слушатели в итоге были довольны. Суперпрофессионалы, умеющие подать и продать свое шоу. Об этом в эксклюзивном интервью корр. «В» говорит создатель и бессменный руководитель арт-группы Михаил Турецкий:

- Михаил, расскажите, пожалуйста, историю превращения  Еврейского хора, который исполнял духовную музыку, в арт-группу «Хор Турецкого».

- Как единый коллектив мы объединились 13 лет назад. Классический мужской хор под моим руководством занимался восстановлением древнего и очень интересного направления культуры - духовная  иудейская  музыка. Это была классическая храмовая музыка. Коллектив из 16 человек создал программу, которая целиком и полностью состояла из композиций этого направления. Мы объехали с ней сначала всю Россию, потом весь мир...… Но со временем людям с высшим музыкальным образованием, которые собрались вместе, стало тесно в рамках одной музыкальной культуры, замечу, очень специфичной. Кроме того, еврейская духовная музыка - все же интересное для достаточно узкой аудитории искусство. Не все хотят попасть в Большой зал Московской консерватории: то, что там исполняется, требует специальной подготовки и заинтересованности.

И мы стали развиваться, так сказать, по пути демократизации, вовлекая новые стили, жанры и музыкальные языки...… На самом деле в успех этого начинания - хор, который работает на стыке практически всех музыкальных форматов - не верил почти никто. Но срабатывает  закон противоположности - когда никто не верит, идея воплощается: как на камнях растут деревья.

- Вас не упрекали специалисты-музыковеды и постоянные поклонники в том, что вы практически видоизменили концепцию классического хора, получив в итоге совсем другой продукт?

- Произошла естественная эволюция. Образованные музыканты, каждый из которых имеет штучный голос и прекрасные актерские данные, сделали разноплановое, яркое и ни на что не похожее музыкальное шоу. В основе -живой голос. Мы не то чтобы шалим на сцене...… Но чувство юмора именно на сцене - это западный образец. Мы много работали в Америке - прошли весь Бродвей, изучили голливудский стиль, были в Мулен-Руж, Ковент-Гарден. Накопили огромный опыт. Мы хотели понять - и нам это удалось - принципы построения шоу. Но, использовав чужой опыт, мы обрели все-таки свое лицо, не похожее ни на какое другое.

- Михаил, а вы сами не скучаете по тем традициям, которые вам пришлось оставить? Московский синодальный хор,  хор Троице-Сергиевой лавры - все это требует другого музыкального настроя…

- Не о чем скучать. Мы ведь многогранный коллектив. Когда есть заказ, мы исполняем программу классического мужского хора. Например, два месяца назад в Венеции мы давали ночной 50-минутный концерт а капелла на площади Сан-Марко. Вместо купола - небо, но мы обошлись без микрофонов.

- Почему на концерте во Владивостоке вы использовали микрофоны?

- Во-первых, в зале Дворца культуры моряков не та акустика. Во-вторых, эта программа формата эстрадного шоу, а у него есть аккомпанемент - гитара, клавишные, а может быть, оркестровые инструменты. Иногда оркестровка записывается в студии, то есть это минусовая фонограмма. Поэтому используется микрофон. Продукт является неким музыкальным дивертисментом. Это оперные композиции, джаз, шансон, эстрада, фольклор, еврейские песни. Вовлечено восемь музыкальных направлений и 10 языков. В чем уникальность коллектива? Оперный голос может спеть роковую композицию. Конечно, как правило, оперные певцы говорят в подобных случаях: я не хочу портить голос. Но мы доказали обратное. Наши голоса  в порядке. А актерские данные вырастают. Это как иностранный язык: если человек знает английский, это не значит, что у него русский станет хуже.

- Вы и ваши артисты бережно относитесь к голосу? Стараетесь не выступать на открытых площадках, осторожничаете в непривычном климате?

- Нет, мы не бережем голоса. Те, кто бережет, тот не поет давно уже.

- Редко можно увидеть людей, которые с таким азартом поют…

- Верно. С одной стороны, у нас коллектив, который исполняет конъюнктурные вещи. Но, с другой стороны, мы поем не потому, что это надо публике, а потому, что это нравится нам самим. Есть люди, закрытые для эксперимента, они нашли что-то свое и не хотят меняться. Но мы рискуем, экспериментируем. Не боимся.

- Михаил, при всем творческом отношении к делу на сцене царит едва ли не железная дисциплина. Вы авторитарный руководитель?

 - Да, я диктатор. Но, я вам скажу, повышением голоса и использованием  ненормативной лексики ничего не решишь. Дело в другом, если люди верят в тебя, то ты можешь привносить даже бредовые идеи. Но эту веру нужно заслужить. Это единственная дисциплинарная мера. Было время, когда мне говорили: вы будете известны в определенных кругах, но массовой популярности добьетесь вряд ли. И вот прошло время. Оно все решило. По большому счету, наша презентация состоялась, когда 26 марта показали наш концерт на канале «Россия» одновременно  с «Фабрикой звезд» на Первом канале. И наш рейтинг оказался выше…

- Случались ситуации, когда вы понимали, что вы не туда пошли?

- Нет. Надо поверить, что туда пошли. Когда мы в первый раз пели в 1998 году «Мурку» на потемкинской лестнице…

- Кстати, кому эта мысль пришла в голову?

- Мне. Так вот, «Мурка» - это исконно ресторанная песня. Но я угадал в ней сумасшедший музыкальный потенциал. Вслушайтесь в ритм, она сочетается и со «Смейся, паяц», и с другими темами. В «Мурке» мелодия, драматизм песни очень мощные, и гармония богатая, и ритмика. Просто пели блатные голоса. В нашем случае уходит пошлость,  уходит стереотип блатной песни. Люди в зале - весьма почтенная публика - подпевают: «Мурка, ты мой муреночек…». И их не ломает тема.

Кстати, я знал, что российское телевидение вряд ли решится выпустить эту песню в эфир. И я пригласил Николая Баскова, он спел вместе с нами. Соблазн услышать «Мурку» в исполнении Коли Баскова оказался столь велик, что «Мурка» прозвучала на канале «Россия». То есть любое музыкальное произведение надо правильно подавать.

- Коллектив больше не называется Еврейский хор, означает ли это, что слушатели больше не услышат от вас еврейской духовной музыки?

- Понимаете, репертуарная политика определяет название. Сегодня мы арт- группа «Хор Турецкого». Но еврейский репертуар никуда от нас не ушел. Это наш  эксклюзив. Более того, везде, где мы бываем, мы знакомим людей с этой культурой. Но продать такую программу значительно сложнее, чем наше эстрадное шоу. Если будет заказ на такую программу, к примеру, ваше управление культуры оплатит для филармонии концерт еврейской духовной музыки, мы готовы.

- Вы употребляете термины «проект», «рейтинг», «продаваемость». Это уже из области шоу-бизнеса. Сегодня исполнитель должен владеть и искусством продать?

- У меня есть продюсер, он продает. Я  занимаюсь творчеством и от этого получаю кайф. Но, конечно, искусство продавать нельзя умалять. Были сложные времена, когда  Еврейский хор  в принципе был скандальной темой. Ни для кого не секрет, что бытовой антисемитизм и прочие вещи - все это было в обществе. Это являлось частью политики. Сейчас отношение ко всему еврейскому стало меняться. И тем не менее евреи  - это все равно инакомыслящие. Сегодня уже на уровне религии. Другая религия - неправославная - означает инакомыслие. А значит, конфликт. Найти людей, которые помогли бы стать массовыми… Это было сложно. В свое время я общался с Борисом Березовским. Айзеншпис говорил: «Пусть Березовский даст денег, и с именем «Хор Турецкого» страна будет засыпать и просыпаться...».  Все это понты, конечно. Мы сделали проект только своими силами. Я ведь ничему другому не учился. Хоровое училище им. Свешникова, Российская академия музыки, аспирантура. Я получил максимальное музыкальное образование и ничем не занимался, кроме музыки. Сегодня многие люди занимаются тем, чему они не учились. В этой ситуации надо сильно стараться, чтобы получилось что-то.

- В вашем коллективе уникальные голоса, а если по какой-то причине кто-то покинет группу?

- Голоса действительно уникальные. Восемь лошадей тянут эту повозку. Если одна выскочит, будет чуть-чуть труднее. Но бег и сила останутся. Встанет другой, он сначала может идти не галопом, а иноходью. Но это все равно легче, ведь это среди тех, кто уже наработал мастерство.

-  Но тот же тенор-альтино очень трудно заменить…

- Да, вы правы. Но куда пойдет тенор-альтино? Если сольный проект, вы послушаете этот голос 20 минут, больше  не сможете. Ну будет он петь один спектакль в год в оперном театре, где зарплата 200 долларов в месяц, арию Звездочета, к примеру. В нашей программе этот голос - бриллиант, украшение.

- Как вы относитесь к тому, что высокая культура не является ходовым товаром, идет в ход как раз то, что, по циничному определению шоу-продюсеров, «пипл хавает»?

- Высокая культура действительно плохо продается... Но надо смотреть, насколько она высока. Если высока, то она продастся где-нибудь, где не только пипл живет, но джентльмены и леди. Это сложный на самом деле разговор. Дмитрий Хворостовский  - это классика, голос. Но и шоу-бизнес: правильный костюм, правильная улыбка, правильные зубы. В общем, правильное оформление, которое его чуть отдаляет от классики. Высокая культура часто раздражает своей бедностью. Может быть замечательный голос, но засаленный смокинг.  Значит, имиджмейкер не работал. Все должно быть упаковано для продажи.

Пипл хавает… Родители виноваты, что отпускают своих детей на концерты «Фабрики…», а не ведут в филармонию.

- Вы своей дочери привили любовь к классической музыке?

- Конечно... А вообще только на любимой женщине можно быть зацикленным. Больше ни на чем. Мир так многообразен. Не понимаю тех, кто ходит всю жизнь в одно место обедать. Это неинтересно…

Автор : Ольга ЗОТОВА, «Владивосток»

comments powered by Disqus
В этом номере:
«Научное приключение» Касьянова

Вчера в конференц-зале президиума ДВО РАН вволю звучал экзотический для Владивостока немецкий язык: представители фонда Альфреда Тепфера (Гамбург, Германия) на торжественной церемонии вручали престижную премию им. А. П. Карпинского академику Владимиру Касьянову, директору Института биологии моря ДВО РАН, ученому с мировым именем.

Мэрия обновляет кадры

В городской администрации продолжается естественная смена руководителей структурных подразделений.

Недомытые автобусы

Вчера утром на автобусных остановках Владивостока народа скопилось больше, чем обычно, потому что на маршруты вышло всего 478 автобусов - почти на сотню меньше, чем всегда.

Это нужно живым

Не так уж много времени осталось до 60-летия Победы, и в совете ветеранов Владивостока решили, что сейчас одним из первоочередных дел в подготовке к этому юбилею должна стать забота о памятниках и могилах участников Великой Отечественной войны.

Память требует ремонта

Сегодня в Приморском крае насчитывается 492 объекта, связанных с Великой Отечественной войной (речь идет о памятниках, мемориалах, захоронениях). Если не ремонта, то благоустройства требуют практически все, и такая работа будет проведена. Об этом «В» сообщил начальник управления культуры администрации Приморья Петр Семин в ходе рабочей поездки руководства края в Лазовский и Ольгинский районы.

Последние номера