Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Флаг Приморья над Ханкалой

Ветераны Чечни вместо слова «последний» суеверно говорят «крайний». Например, «крайний день» или «крайний раз». Звучит непривычно, зато полностью избавляет от нежелательного оттенка безвременной летальности. Так вот, крайняя из командировок корреспондентов «В» на Северный Кавказ стала уже пятнадцатой по счету, начиная с 1995 года.

Ветераны Чечни вместо слова «последний» суеверно говорят «крайний». Например, «крайний день» или «крайний раз». Звучит непривычно, зато полностью избавляет от нежелательного оттенка безвременной летальности. Так вот, крайняя из командировок корреспондентов «В» на Северный Кавказ стала уже пятнадцатой по счету, начиная с 1995 года.

Все эти десять почти лет наши журналисты летали в Чечню и Дагестан вместе со сменами бойцов СОБРа и СОМа, с пограничниками и мотострелками. Удалось «повоевать» даже вместе с элитными, наиболее задействованными в реальных боевых действиях и поэтому наиболее секретными войсками - спецназом Главного развед-управления Генштаба ВС РФ. Эта беспрецедентная в масштабах всей России поездка произошла в 2000 году, когда корреспондент «В» побывал на тогдашней базе уссурийского спецназа в Верхних Автурах. Через год отряд армейских разведчиков из Приморья располагался уже в Ханкале - пригороде Грозного, где находится одноименный аэродром и главная база федералов в Чечне. Именно здесь в конце июля - начале августа сего года и было отмечено штабной печатью командировочное редакционное удостоверение с условным номером 15.

В ЛЕСУ ФЛАГШТОКОВ И АНТЕНН

На пятом году второй чеченской кампании Ханкала превратилась в густонаселенный российский анклав, «застроенный» палатками и вагончиками-кунгами. На плоской равнине Терека, сколько глаз видит, тянутся к небу флагштоки с российским триколором и антенны, антенны, антенны…

Разведчики в Аргунском ущельеНикто, наверное, не назовет точное число командировочного населения Ханкалы. Но это никак не меньше полста тысяч, если исходить из озвученной в прошлом году министром обороны официальной цифры военного присутствия федералов в Чечне (75 тысяч человек). Для разрушенного почти дотла Грозного, где в лучшие времена насчитывалось около миллиона жителей, а сейчас - вчетверо меньше, пятьдесят или более тысяч окопавшихся в пригороде военных являются весьма существенным демографическим и политическим фактором. В любом случае Ханкала достойна звания самого большого палаточного города в мире. Хочется верить, что по числу единиц оружия гости-федералы по крайней мере не уступают коренному населению Грозного (или Джохара - кому как больше нравится).

Единственный в своем роде флаг - уставной символ Приморского края, с белой диагональю и желтым тигром на красно-синем фоне, - реет в жарком чеченском небе над расположением отряда уссурийского спецназа. Признать его удалось не сразу, поскольку и в Приморье-то флаг края увидишь не часто. Но тем большей была радость приморца, который через 11 часов лета бортом десантного «Ил-76МД» и еще семь часов путешествия на бронепоезде столкнулся с маленьким, но вполне гордым кусочком родины.

ФАМИЛИЯ? СПЕЦНАЗ!

На первом по прибытии в Ханкалу построении личного состава новички получили лаконичный инструктаж: кто бы ни спрашивал фамилию командира части или подразделения, отвечать только «полковник Иванов» или «майор Сидоров». Аналогичную инструкцию по правилам написания репортажей из зоны боевых действий получил и корреспондент «В»: «Фамилия у нас у всех здесь одна - спецназ». За единственным санкционированным исключением рядового-связиста Александра Дуюнова, о котором - чуть ниже. Как бы ни хотела Родина знать имена своих героев, у разведчиков - собственные традиции, условия и ограничения.

Даже если спецназ - это фамилия, что означает семья, то фамилия эта очень уважаемая, а семья - дружная. Что-то подобное имеют в виду, когда говорят: «Мальчик из хорошей семьи». Дом у спецназовцев - чистый и по-своему удобный. Расположения рот и отдельных взводов соединяются кирпичными дорожками, за живой или камуфляжной изгородью скрываются аккуратные мощеные дворики с тенистыми беседками, гимнастическими снарядами, умывальниками и душевыми. Пожалуй, это единственное место в Ханкале, где сохранились деревья. Плац для построений и автопарк ровно уложены бетонными плитами. Рядом со столовой в палатке устроен настоящий тренажерный зал, где не одна тонна железа. Телевизоры работают почти в каждой палатке. У каждой роты - своя капитальная, кирпичная либо рубленая баня.

Кстати, на «альпийской базе» уссурийцев в пограничном с Грузией высокогорном Итум-Калинском районе, откуда бойцы уходят в многодневные (точнее, ночные) рейды на «бэзэ» - боевые задания, без своей собственной бани тоже не обходятся. Первое, что сделали спецназовцы после установки палаток и рытья земляных укреплений, - устроили походную баню.

Хотя обязательное наличие нашей национальной разновидности гигиенических учреждений - это как раз не то, что отличает спецназ от иных родов и видов российских войск. Автор этих строк, например, посетил ровно девять лет тому назад вполне функциональную русскую парную неподалеку от горного чеченского селения Шатой в 60 километрах к югу от Грозного. Разумеется, устроили ее не «чехи», а личный состав и офицеры 245-го мотострелкового полка, занявшего позиции в Аргунском ущелье. Сформированный в начале 1995 года на скорую руку из призывников с территории Дальнего Востока, полк потерял за несколько месяцев боев чуть не половину своей численности в атаках укрепленных пунктов и в классических, из учебника партизанских действий, засадах «чехов». Но и без бани тоже была - смерть. Не знаю, требует ли воинский Устав повсеместно строить русские парные, но душа и тело российского офицера без нее не могут прожить, похоже, ни единой недели.

Если же говорить о существующих отличиях армейских разведчиков от более обыденных войск РФ, то точнее всего будет назвать их качественным превосходством по всем параметрам. Спецназ прыгает с парашютом, плавает с аквалангом, водит колесные и гусеничные транспортные средства, стреляет из всех видов оружия, владеет минно-подрывным делом. Спецназ отлично обмундирован и экипирован, включая пенополиуретановые коврики для ночевки на грунте (во время службы в Советской еще армии автору этих строк приходилось ночевать на учениях в залитом водой окопе, завернувшись в ОЗК - резиновый костюм противохимической защиты. Никому не пожелаю).

Спецназ снабжается почти что «натовскими» сухими пайками ИРП-Б (индивидуальный рацион питания боевой), состоящими из 33 наименований продуктов, включая кетчуп и мини-спиртовку для разогрева пищи и чая-кофе. В спецназе не встретишь «синеглазку» - бойца с синяками на лице, полученными вследствие неуставных взаимоотношений. Дедовщина, по общему признанию, все же существует, но она рациональна, ограничена и обусловлена превосходством более подготовленного солдата над менее подготовленным. У абсолютного большинства бойцов срочной службы, не говоря уже о контрактниках и офицерах, наличествуют развитая мускулатура и чувство собственного достоинства на лице и в разговоре.

Все это составило разительный контраст по сравнению с впечатлениями 1995 года от многострадального пехотного 245-го полка. Мотострелки в ходе той войны, бестолковой и преступной с точки зрения ошибок полководцев, выглядели голодными, запуганными и более всего походили на зомби (речь не идет о контрактниках и «дедушках»). Хотя, наверное, разницу составляет не столько элитарность частей армейской разведки, сколько общее изменение ситуации в России за прошедшие девять лет. Больше порядка, устойчивости и твердости стало в стране - повысились соответствующие показатели и в ее войсках.

СОЛДАТ, СЫН СОЛДАТА

Если уж служить в армии - то только в спецназе, считают многие призывники, имеющие в силу социального положения родителей возможность «откосить» от службы, но не делающие этого. «В» уже сообщал о таких «новых русских добровольцах» из числа сыновей известных приморских журналистов, но подобных случаев, как выяснилось, много больше. С одним из таких добровольцев чеченской кампании корреспондент «В» столкнулся на летном поле российской авиабазы в Моздоке. Рядовой Александр Дуюнов, призвавшийся из Большого Камня связист-разведчик, возвращался домой после полугодовой командировки в Чечню. Его ожидал заслуженный отпуск на родину, в Большой Камень, где Саша окончил среднюю школу № 5: 10 дней отпуска, как у всех срочников, и еще 20 за службу в боевых условиях. Прямо на взлетной полосе Александра встречал его отец - Виктор Дуюнов, главный инспектор ГО и ЧС по Приморскому краю. Как сказал Виктор Александрович, «сын поставил мне задачу: хочу служить в спецназе, в Чечне. Я выполнил эту свою задачу, он - свою. Отслужил с честью».

Отец и сын ДуюновыВместе с начальником краевой поисково-спасательной службы Сергеем Кондратенко Виктор Дуюнов доставил на Северный Кавказ груз гуманитарной помощи. Оба - бывшие морские пехотинцы, неоднократно участвовавшие в боевых действиях (Дуюнов воевал еще в Сирии в 1972 году). Сергей Константинович в ходе первой чеченской был заместителем комдива морской пехоты ТОФ, и опыт той войны, горький опыт потерь и похоронок, позволил подобрать для спецназа именно то, что необходимо в условиях войны в горах. Это прежде всего приборы GPS (Global positioning system) для определения координат по спутнику и альпинистское снаряжение. Крайспас предоставил уссурийцам инструктора-альпиниста для овладения соответствующими навыками.

Кроме того, две видеодвойки, два телевизора и большая партия нормальных сигарет с фильтром: табачное довольствие солдата и сержанта состоит из десяти сигарет в день военной (в зеленой пачке) «Примы» без фильтра, после дегустации которой корреспонденту «В» захотелось прополоскать рот.

И эта акция, на взгляд корреспондента «В», еще один удивительный феномен наряду с «новыми русскими добровольцами»: ветераны Чечни, не рассчитывая на какую-либо официальную поддержку властей, сами из своих средств закупают недостающие в горах Чечни предметы первой необходимости.

«Уссурийский спецназ - это единственная из воинских частей Приморья, которая сейчас реально воюет, поэтому наша общественная организация ветеранов боевых действий решила внести свою лепту в их нелегкую и опасную работу», - сказал полковник запаса Сергей Кондратенко. Сергей Константинович помимо руководства крайспасом является председателем правления этой организации. Он особенно отметил помощь группы компаний «Седьмой континент» (генеральный директор - бывший морпех Александр Градуленко) и владивостокского филиала ООО «ЛД-Трейдинг» во главе с Сергеем Ефремовым. Особую благодарность заслужил и начальник Главного управления ГО и ЧС генерал Владимир Башкиров, тоже ветеран боевых действий, командовавший полком еще в Афганистане, а сейчас оказавший всю возможную поддержку инициативе приморских ветеранов.

Автор : Александр КАРТАШОВ (фото автора), «Владивосток» Ханкала - Моздок - Владивосток

comments powered by Disqus
В этом номере:
Купание для негров

Тема горячей воды в звонках владивостокцев на «Горячую линию «В» постепенно меняет тональность. На смену боевым кличам «Даешь воду всем!» пришли жалобные, усталые просьбы: ну хоть что-то нам скажите, будет или нет в городе горячая вода?

Святыни возвращаются

Вчера в краевом центре торжественно встретили мощи княгини Елисаветы и инокини Варвары. В церемонии встречи принимали участие церковные чины Приморской и Владивостокской епархии, представители общественности, мэр Владивостока. Прямо у самолета состоялся молебен.

Чем меньше евреев, тем больше корейцев

Если по итогам переписи населения 1989 года в Приморье проживало 120 национальностей, то после переписи-2002 их количество увеличилось до 128 национальностей и 15 входящих в них этнических групп. Об этом «В» сообщили в Приморском краевом комитете государственной статистики.

Счастливые подмостки

Лучегорский детский театр «Сорванец» под руководством режиссера Людмилы Колобовой вернулся из Японии с Международного фестиваля детских театральных коллективов, проходившего в префектуре Тояма.

Праздник свободной Индии

Книжная выставка, посвященная Дню независимости Индии, откроется сегодня в Центре индийской культуры на Океанском проспекте, 39.

Последние номера