Планируете ли Вы окунуться в прорубь на Крещение?

Электронные версии
Новости, события

Газета моей жизни

Что значит для меня газета «Владивосток»? Почти вся жизнь. Без малого десять лет отдал я «Владивостоку», но каких лет! Что-то из событий тех лет уже ушло из памяти, вот и люди, с которыми делал газету, уходят (40 дней назад похоронили Славу Воякина). И эти десять лет уже не повторишь – и время другое, и люди другие, и сам изменился. Почему шесть лет назад ушел из газеты? Нельзя же, чтобы газета стала всей жизнью. А так – почти…

Что значит для меня газета «Владивосток»? Почти вся жизнь. Без малого десять лет отдал я «Владивостоку», но каких лет! Что-то из событий тех лет уже ушло из памяти, вот и люди, с которыми делал газету, уходят (40 дней назад похоронили Славу Воякина). И эти десять лет уже не повторишь – и время другое, и люди другие, и сам изменился. Почему шесть лет назад ушел из газеты? Нельзя же, чтобы газета стала всей жизнью. А так – почти…
Как появился «Владивосток»

О городской газете во Владивостоке мечтали всегда, но партийно-советские правила не позволяли. Лишь осенью 1988 года из Москвы сообщили, что отныне областные и краевые центры получили право иметь свою городскую газету. Я тут же сообщил об этом первому секретарю горкома КПСС Владимиру Яковлевичу Семенкину, а через неделю он зашел ко мне в кабинет (я тогда вернулся в крайком КПСС заведующим сектором печати) и предложил стать редактором будущей газеты. Я думал недолго: понимал, что в крайкоме долго работать не буду – Волынцев и Шкрабов не дадут, нравы в крайкоме после неожиданной смерти Дмитрия Николаевича Гагарова стали меняться далеко не в лучшую сторону. И уже весной 1989 года я в основном занимался делами будущей газеты, тем более что шла она очень туго: Шкрабов и его единомышленники как будто чувствовали, что новая газета приблизит их конец.


Жаль только газету «Красное знамя». Если бы не Шкрабов, не Волынцев, который фактически шел у Шкрабова на поводу, не сотрудники редакции, которые поверили сладким речам нового редактора и думали только о себе, о своей спокойной и обеспеченной жизни (это довольно часто бывает, что именно журналисты уничтожают свою газету), «Красное знамя», уверен, и сегодня бы выходило в свет, как, к примеру, «Тихоокеанская звезда» в Хабаровске. Кстати, если бы меня обманом не вытеснили из «Красного знамени», то скорее всего не было бы и «Владивостока» - злость за сотворенное помогала вытаскивать газету из немыслимых ситуаций.
Это сейчас редакция «Владивостока» сидит в отдельном здании (как его строили – это отдельная история), весной же 1989 года нам дали четыре комнаты в 6-комнатной квартире напротив горкома. Корректоры же редакции первое время работали прямо в коридоре типографии. Нам отказали в финансировании – не верили, что газета «пойдет», не давали бумагу (тогда еще было плановое общество, и ни в каких планах по бумаге газеты не было), но спасибо тем, кто поверил в новую газету, кто, несмотря на окрики из «Белого дома», активно ей помогал, – и прежде всего Владимиру Яковлевичу Семенкину. Как жаль, что его жизнь оказалась такой короткой.

Как молоды мы были
И все-таки газету делают журналисты. Конечно, важна личность главного редактора, его характер. Многое решает обстановка вокруг газеты – помогают тебе или нет. Но главное в любой газете – коллектив. Именно журналисты делают газету ГАЗЕТОЙ. В «Вечернем Владивостоке» (а поначалу «Владивосток» был именно вечерней газетой) с первых же дней сформировался очень интересный, очень перспективный коллектив и журналистов, и технических работников. Почему? Трудно сказать. Видимо, тем, кто откликнулся на мой призыв, кто рискнул (а риск был колоссальный – если бы с газетой не получилось, то обратно их, конечно,  не взяли бы), очень хотелось создать новую, по-настоящему интересную, не похожую на «Красное знамя» газету. У нас была хорошая, творческая злость: догнать и перегнать по тиражу «Красное знамя». Конкуренция, кстати, очень много значит в журналистике.
Мне тогда было чуть больше сорока, и я был чуть ли не самым старым в редакции – чуть-чуть старше был лишь мой приятель еще со студенческих лет Вася Федорченко. А своим решением по руководству газеты я вообще всех удивил: заместителем редактора стал 27-летний Андрей Холенко из «Красного знамени», ответственным секретарем – 29-летний Сергей Булах из Большого Камня. Для того времени это было нестандартное решение – слишком молодые руководители.
Многие их тех, кто пришел в газету в тяжелые 89-90-й годы, до сих пор ей верны. Спасибо им. Хотя кое-кто ушел (в том числе и я сам): кто-то по-доброму, кто-то нет. Кое-кто просто предал газету – и среди журналистов попадаются такие люди. Таких мало, но они есть, и я никогда не пожму им руку при встрече. Кого-то просто уже нет на этой земле. Нет Толи Лялякина, нет Андрея Ивлева, нет Славы Воякина – каких-то 40 дней не дожил он до юбилея газеты. Славу хоронили без меня, но, вернувшись из командировки, я помчался в Находку, там с Анатолием Ивановичем Табачковым и помянули этого чудесного человека.
И еще одного человека, очень рано ушедшего от нас, я хотел бы вспомнить сегодня – Юрия Александровича Бондаренко, генерального директора «Дальпресса». Сначала он не верил в газету, но затем стал ее надежной опорой. Не знаю, почему до сих пор в газете нет если не музея, то хотя бы стенда с фамилиями тех, без кого не было бы «Владивостока». На этом стенде в числе первых я бы записал Юру Бондаренко.
Шли годы, газета росла, в нее приходили новые люди, чаще всего молодые, амбициозные. И сейчас в списке редакции много пацанов, а это будущее газеты. Понимаю ворчание «стариков», но не могу его принять: журналистика любит молодых. Хотя не всегда из них вырастают настоящие таланты: кто-то по-обыденному спивается, кого-то манят большие деньги, кто-то просто разочаровывается в своей профессии, что немудрено в нашем насквозь политизированном городе.

Нравится ли мне сейчас «Владивосток»?
Скажу откровенно: не всегда. Но не люблю об этом говорить. Сейчас во главе газеты другая команда, и я не всегда понимаю и принимаю ее решения. Но это неизбежно – они лучше меня знают все частности жизни газеты, которые для меня, увы, сейчас далеки. И вообще они просто другие люди – с другими характерами, с другими привычками, с другими плюсами и минусами: и Сергей Булах, и Андрей Островский, и Саша Сырцов. И я не уверен, что, оказавшись на их месте, я все сделал бы лучше. Не уверен. Критиковать же со стороны – всегда легко.
И что бы ни говорили про «Владивосток» его недруги, газета живет и по-прежнему является крупнейшей ежедневной газетой Приморья. По-прежнему ей отдают предпочтение многие жители не только Владивостока, но и других городов и районов нашего края.
Что будет дальше? Не знаю, я не провидец. Тем более что за свои короткие 15 лет газета повидала разное. Но ведь выжила. И я уверен, что и дальше будет жить, и будет приходить в дома приморцев. Будут меняться акционеры, будут меняться редакторы и журналисты, будут меняться губернаторы и мэры (как-то при очередной стычке с Наздратенко, а он уважительно, но ревниво относился к газете, я выдал ему: «Газета пережила семь мэров и четырех губернаторов, и вас переживет» - а ведь пережила!), но «Владивосток» уже не вычеркнешь из нашей жизни.

Автор : Валерий Бакшин,председатель совета директоров ЗАО «Владивосток-новости», главный редактор газеты «Владивосток» в 1989-1998 годах

comments powered by Disqus
В этом номере:
Пятнадцатилетний капитан

Сегодня газете «Владивосток» исполняется ровно 15 лет. За это время выросло целое поколение приморцев. Один из яркой плеяды представителей новой генерации - 15-летний курсант Костя Ворона. «...Дик Сэнд был невысок и не обещал стать в дальнейшем выше среднего роста, но крепко сколочен, темноволос и с огненным взглядом голубых глаз. Трудная работа моряка уже подготовила его к житейским битвам. Его лицо дышало энергией. Это было лицо человека не только смелого, но и способного дерзать», - так описывает героя романа «Пятнадцатилетний капитан» Жюль Верн. Сегодняшние акселераты в основном и ростом повыше, и к житейским битвам, пожалуй, не слишком подготовлены, не отличаются огненным взглядом и готовы скорее дерзить, чем дерзать. Но когда из общего строя курсантов командир первой роты капитан-лейтенант Евгений Парамонов вызвал невысокого, крепенького, темноволосого, голубоглазого паренька, сердце дрогнуло от портретного сходства с литературным героем.

Потому что мы вместе

Сегодня исполняется 15 лет, как коллектив единомышленников, объединенный Валерием Бакшиным, выпустил первый номер городской газеты «Вечерний Владивосток». Может быть, именно с этого шага в Приморье началась революция в СМИ. Почему революция? Просто коммунистическая партия диктовала такие условия, что такой город, как Владивосток, не мог иметь своей газеты. Нужен был миллион жителей, чтобы появилась городская вечерка. Лидер городской партийной организации Владимир Семенкин рискнул. Инициатива воплотилась в проект, которому сегодня 15 лет.

Газета моей жизни

Что значит для меня газета «Владивосток»? Почти вся жизнь. Без малого десять лет отдал я «Владивостоку», но каких лет! Что-то из событий тех лет уже ушло из памяти, вот и люди, с которыми делал газету, уходят (40 дней назад похоронили Славу Воякина). И эти десять лет уже не повторишь – и время другое, и люди другие, и сам изменился. Почему шесть лет назад ушел из газеты? Нельзя же, чтобы газета стала всей жизнью. А так – почти…

«Звездное небо» над головой

В день 144-летней годовщины Владивостока горожан ждет сюрприз в виде масштабной праздничной иллюминации, название которой - «Звездное небо».

«Дальморепродукту» продлили срок

Вчера в Арбитражном суде Приморского края состоялось заседание по делу о банкротстве ОАО «Холдинговая компания «Дальморепродукт».

Последние номера