Как вы думаете, будет ли эффективна нынешняя борьба с суррогатом алкоголя в Приморье?

Электронные версии
Мегаполис

Кто набрал воды в рот ?

За последний год по поводу проблем водоснабжения Владивостока и южной части Приморского края не высказывался только очень ленивый. Правда, при этом внимательный читатель не мог не заметить: в длинном ряду выступавших с рецептами по выходу из водного кризиса практически не было профессионалов именно из этой области экономики. Почему так случилось?

За последний год по поводу проблем водоснабжения Владивостока и южной части Приморского края не высказывался только очень ленивый. Правда, при этом внимательный читатель не мог не заметить: в длинном ряду выступавших с рецептами по выходу из водного кризиса практически не было профессионалов именно из этой области экономики. Почему так случилось?

Как вышло, что в XXI век владивостокцы вступили с набором коммунальных услуг, по сути недалеко ушедших от средневековья? И существует ли та самая «военная тайна», раскрыв которую, можно раз и навсегда избавить многострадальных жителей юга Приморья от засухи в кранах?

Сергей Александрович Ломаев – как раз из тех немногих на сегодня специалистов, знающих и данную проблему, и саму историю вопроса не понаслышке.

15 лет практической работы в жилищно-коммунальной отрасли Приморья – от мастера участка до генерального директора «ВКХ юга Приморья» - говорят о многом.

Это предприятие создавалось в разгар предыдущего водного кризиса - 1997 года. Отсюда он перешел работать в несколько иную сферу экономики - руководителем акционерного общества «Далькомхолод» со второй половины 2001 года. Любопытная деталь: только до и после Ломаева систему водоснабжения Владивостока и южной части Приморского края сотрясали и сотрясают кризисы. За время же его управления потребители не только получали воду в полном объеме, но и платили за нее в три раза (!) меньше нынешних тарифов. Так кому же как не ему  высказать компетентное мнение по поводу нынешней ситуации с водой? Этот материал он представил в рамках дискуссии, которая началась у нас в номере за среду, 12 мая.

Как специалист, отдавший разработке наиболее эффективных систем водоснабжения Владивостока значительную часть своей трудовой биографии, я и сегодня просто не могу оставаться равнодушным наблюдателем перешедшего в перманентную стадию кризиса. При этом, не скрою, все чаще приходит в голову «крамольная» мысль о его рукотворной, а не природной составляющей. Ведь только слепой или уж очень наивный  человек не может заметить: у нас в Приморье кризисы (с теплоснабжением, электроэнергией, а нынче с водой) с завидным постоянством возникают именно  в преддверии очередных  выборов.

Я абсолютно убежден: преодолеть водный кризис, а еще лучше – никогда не допускать его, можно только, если исключить из повседневного нелегкого  производственного процесса даже малейший намек на политические игры.

Думается, не только мне было бы интересно познакомиться с точкой зрения на водоснабжение Владивостока непосредственно тех, от кого оно зависит. Ну не странно ли: уже почти год краевой центр буквально трясет от дефицита воды, а сами руководители как краевого предприятия «ВКХ юга Приморья», так и Владивостокского горводоканала  будто в рот той самой воды набрали? Увы, молчат они, на мой взгляд, вовсе не от ложной скромности. Сказать им просто нечего в силу элементарной нехватки профессионализма.  Никто из них не имеет специального образования, не накапливал собственной практикой  бесценный многолетний опыт в комплексе ЖКХ. Отсюда –  неумение жестко управлять ситуацией,  неспособность стратегического планирования. Отсюда же и их порочная боязливая тактика информирования «верхов» (причем каждым – своих и по-своему) по поводу истинного положения дел.

В результате «верхи» регулярно попадают впросак, делая взаимоисключающие заявления, которыми то снимается режимное водоснабжение, то, наоборот, ужесточается. Вконец запутанные такой неразберихой горожане озабочены чем угодно, но только не экономным расходованием воды. Как следствие, дефицит нарастает, доверие к власти падает. А ведь не мной сказано: «Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник»… Тем не менее «пирожники» продолжают сидеть в своих креслах, а вместо разработки и осуществления реальных программ водообеспечения Владивостока и юга Приморья мы получаем популизм и зачастую абсолютно не оправданные дополнительные материальные затраты. К тому же сегодняшнее существование двух родственных по сути, но антагонистов по сложившейся политической ситуации предприятий («ВКХ юга Приморья и Владивостокского горводоканала) приводит к еще одной конфликтной ситуации, знакомой по другой басне Крылова – о лебеде, раке и щуке. Ведь это какой-то театр абсурда: один из них не несет никакой ответственности за наполнение и санитарное состояние водохранилищ, а другому абсолютно «по барабану», доходит ли вообще эта вода до горожан.

КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ

Поэтому выскажу еще одно абсолютно необходимое для выхода из водного кризиса условие. Кадровый состав предприятий этой сферы должен формироваться из настоящих профессионалов независимо от их политических пристрастий и личной преданности. А «ВКХ юга Приморья» и Владивостокский горводоканал обязаны работать по принципу единоначалия – пусть даже сегодня с учетом серьезности сложившейся ситуации это потребует самых жестких мер.

Кто-то, читая эти строки, вполне может подумать: ишь какой умный выискался -  критиковать и советовать всегда проще, чем самому лямку тянуть. А ведь и правда, наелись люди чужого популизма за их счет и научились, верю, отличать реальные дела от громкого пустословия. Поэтому приведу только конкретные цифры и факты. В 1998 году, когда я и моя команда принимали руководство предприятием «ВКХ юга Приморья», в главном водохранилище края – Артемовском гидроузле – оставалось всего 17 миллионов кубометров воды – на самой грани «мертвого» запаса. Кстати, если кто помнит, тогдашняя ситуация тоже была вызвана политическими причинами – противостоянием властей города и края.

Теперь давайте сравним. В конце нынешней зимы 2004 года, когда действовал самый жесткий режим и владивостокцы стали его заложниками, в том же Артемовском гидроузле запасов воды было… в полтора раза больше, чем в 1998 году, – около 30 миллионов кубометров!  А теперь давайте вспомним. Вводилось ли при моей команде даже в той ситуации чрезвычайное положение? Засыхал ли город от жажды? Шумела ли об этом пресса? Нет, не было ничего этого. А была наша повседневная круглосуточная профессиональная работа. 

При этом, не скрою, общее положение дел  в системе водоснабжения, когда мы принимали дела, было похлестче нынешнего. Водохранилища были действительно пусты, долги по зарплате персоналу не выплачивались по  десять месяцев, потребители считали  доблестью  не платить за предоставляемые услуги – тем более что иные политики напрямую призывали их к этому. Чего скрывать – мы были вынуждены тогда вводить ограничения в подаче воды, только делали это без аврала и истерик. Потому-то это происходило безболезненно для населения города.

Между прочим, нашей ритмичной, хоть и незаметной для горожан работе мы были обязаны и проектировщикам. Именно они 25 лет назад заложили особенную систему водоподачи. Ведь уже тогда было ясно, что в силу особенностей владивостокского рельефа микрорайоны, расположенные на сопках, автоматически попадают в разряд проблемных. Чтобы смягчить возможные аварийные ситуации, в нескольких самых высоких точках Владивостока была запланирована и строилась целая сеть специальных накопительных резервуаров. Именно в них закачивались тысячи кубометров воды в ночные часы, когда общее потребление резко снижалось. И именно оттуда подавалась вода в проблемные микрорайоны, когда ее напора в городских сетях не хватало для подъема на сопки во время дневных пиковых нагрузок.

Где сейчас большинство из тех резервуаров? Увы, запущено, разрушено, загрязнено, застроено незаконными гаражами. Вот бы куда направить сегодня усилия специалистов и не такие уж большие по сравнению с нынешними глобальными проектами финансовые потоки. Дело прежде всего в умелом и рациональном распределении имеющихся запасов воды. И заниматься этим нужно регулярно и планомерно.    

Кстати, режимное (но не чрезвычайное, а рабочее, рациональное!) водоснабжение необходимо начинать уже на отметке 90 миллионов кубометров в Артемовском гидроузле. Так определено правилами эксплуатации водоемов, в которых учтены и многолетний опыт гидрометеорологических наблюдений, и сложная система самоочистки гидроузлов, и взаимодействие всех составляющих механизмов водоподачи, и еще многое другое, известное специалистам. Все просто – нужен лишь профессиональный подход к делу. И еще одно существенное добавление: Артемовский гидроузел спроектирован таким образом, чтобы его запасов (при рациональном и профессиональном использовании) хватило на два полных засушливых года! Повторяю - на два, а не на один, как получилось нынче, да и тот назвать катастрофически сухим язык не повернется. Количество выпавших осадков в сезон 2003-2004 годов оказалось близким к обычному среднегодовому, вот только тайфуны на этот раз обошли нас стороной. Но это никак нельзя признать беспрецедентным природным катаклизмом.

ИНФАРКТ ЖКХ

Уверен, что специалисты высокого класса просто не допустили бы кризиса. Известно ведь – болезнь легче предупредить, чем лечить. В этом отношении система ЖКХ практически не отличается от медицины.    

Теперь самое время задать простой, но очень волнующий всех вопрос: куда же делась и девается вода? Ведь объем самого крупного и главного в водообеспечении юга Приморья Артемовского гидроузла был очень грамотно спроектирован на перспективу - с учетом запросов и населения, и промышленности, которая в те годы активно работала и развивалась. Но вот о чем говорят статистические данные. Еще в 1991 году на нужды промышленных предприятий уходило около 30 процентов поступающей в краевой центр воды, а уже с 1997 года этот показатель снизился до четырех процентов. Это вполне объяснимо – увы, за годы так называемой перестройки большинство промышленных гигантов Владивостока попросту прекратило существование. Да и население города за тот же период времени практически не увеличилось, а наоборот, имеет печальную тенденцию к снижению. А воды все равно не хватает? Кому выгодно такое циничное лукавство?  

Существует разработка доктора технических наук Н. В. Земляной, много лет проработавшей в системе водообеспечения  края. Она называется «О чрезвычайных ситуациях в водоснабжении Владивостока». Вот одна из выдержек этого солидного, но, к сожалению, не востребованного на практике исследования: «Во Владивостоке постановлением главы администрации города № 1347 от 25.07.2002 года для расчетов с населением установлена удельная норма водопотребления по холодной воде  255 литров на человека в сутки, по горячей – 115, всего 370 литров. Каким образом работающие граждане умудряются использовать почти по 400 литров воды в сутки, является их проблемой. Но это еще не все, почти 30 процентов воды вносится в оплачиваемый тариф на так называемые утечки. Таким образом, каждый из нас платит администрации уже за 481 литр воды на человека в сутки! Для наших чиновников до сего времени имеют место две проблемы: где эту воду взять и как увеличить нормы»…

ЛЬЕМ ПО НОРМЕ?

Между тем нормы водопотребления в цивилизованных странах не превышают 200 литров на человека в сутки. Вот на какие показатели необходимо равняться, а не списывать собственную бесхозяйственность и непрофессионализм на природные катаклизмы.

Особый разговор о так называемых утечках. Сегодня власти с удовлетворением сообщают о достижении их уровня до 28-30 процентов. Но давайте вдумаемся. Во Владивосток даже при нынешней лимитированной подаче воды ее поступает 250 тысяч кубометров в сутки. Выходит, треть ее – свыше 80 тысяч (!) кубометров каждый день пропадает неизвестно куда? Да при таком положении в нашем  городе отовсюду из-под земли били бы мощные фонтаны, и он уже давно превратился бы во вторую Венецию!

Не будем лукавить. Специалистам хорошо известно, что бывают утечки естественные (их невозможно полностью избежать в силу действительно изношенных сетей), но истинный их объем в

несколько раз ниже указываемого властями. В данной же ситуации речь должна идти о разнице между подаваемыми в город объемами воды и собранными за нее с потребителей деньгами. Если денег на официальные счета поступает меньше  – значит те, кто отвечает за их сбор, будут нагло списывать эти искусственно созданные «потери» на те самые «утечки». Говоря еще проще, речь идет об элементарном и масштабном воровстве воды (или о сборе за нее денег «черным налом»). Владивостокцы могут сделать из этого свои выводы, наблюдая за массовым скоплением шикарных иномарок в районе Некрасовского путепровода - на служебной стоянке здания из синего стекла, в котором располагается менеджмент как «ВКХ юга Приморья», так и Владивостокского горводоканала. Поэтому и натыкаются на непреодолимые препоны попытки вернуть когда-то повсеместно установленные водомеры на предприятиях и в микрорайонах, поэтому и в квартирах горожан не устанавливаются счетчики.

В свете всего вышесказанного считаю самой насущной задачей организацию широкого и максимально гласного обсуждения наболевших проблем с участием всех еще сохранившихся профессиональных кадров - и практиков, и ученых. Чтобы решения, от которых  зависит жизнеобеспечение всего юга Приморья, не принимались келейно, дилетантски или в интересах определенных финансово-политических групп.

КРИЗИС ПРЕОДОЛЕЮТ СПЕЦИАЛИСТЫ

Как специалист-практик, я убежден в нецелесообразности разработки по меньшей мере двух недавних принципиальных проектов. Это, во-первых, Штыковский водозабор. Да, с его возведением в город стало подаваться определенное количество дополнительной воды. Но ведь та же самая вода ранее поступала в ковш Артемовской ГРЭС и - в чем преимущество – могла там накапливаться и в дальнейшем использоваться как для самой энергетики, так и для потребителей Владивостока. И там требовались лишь не слишком масштабные работы по очистке дна, а также по ремонту и установке дополнительных насосов. Стоимость таких работ (при одинаковой эффективности для водопотребителей краевого центра) оказалась бы в десятки раз ниже, чем строительство Штыковского водозабора. Да и появившийся теперь риск пересыхания стратегически важного ковша  Артем-ГРЭС был бы полностью исключен.

То же касается и так называемой Пушкинской депрессии, к преждевременным восторгам по предполагаемому освоению которой я бы отнесся с немалой долей профессионального скептицизма. Здесь пока гораздо больше вопросов, чем четких ответов, – и по поводу реального объема запасов воды, и по части чрезмерно высокого содержания в ней железа, и по причине просто грандиозных финансовых затрат.

А ведь существуют проблемы, без самого срочного решения и, естественно, финансирования которых жизнь владивостокцев в прямом смысле подвергается опасности. Не секрет, что краевой центр всегда испытывал сложности с качеством питьевой воды. Но такого положения, как сейчас, не было никогда. Очистные сооружения давно отработали положенный им по нормам безопасности срок;  в гидроузлах вода «цветет» и, следовательно, является токсичной; катастрофически не хватает коагулянтов, просто жизненно необходим завод оксиохлорида. Все это усугубляется изношенностью водоводов. А нынешний график работы городских и внутридомовых  водо- и канализационных сетей, когда в условиях жесткого режима они то заполняются, то пересыхают, вообще ставит Владивосток перед угрозой эпидемии – особенно с наступлением тепла. Удивляюсь, почему молчит по этому поводу городской санэпиднадзор? Видимо, там существуют какие-то особые формы допусков.

Считал и продолжаю считать, что краевой центр сегодня больше всего нуждается во внедрении современных водосберегающих технологий, налаживании реального контроля за расходом и оплатой воды, а также резком повышении ее качества. Это даст гораздо больший, в том числе экономический, эффект, чем погоня за глобальными проектами. Вода, повторяю, есть и должна быть. Нужно только уметь ею пользоваться. А на случай аварийных ситуаций давно пора завершить реконструкцию Шкотовского водозабора. Денег на это требуется гораздо  меньше, чем уже затрачено на менее эффективные проекты, зато остроту существующей сегодня проблемы этот водозабор практически бы снял.

Не хочу при этом выдавать свои соображения за истину в последней инстанции. Я – за преемственность, за обращение к бесценному опыту тех, кто стоял у истоков разработки и строительства нынешней системы водоснабжения Владивостока и юга Приморья. Это бывший заместитель председателя крайисполкома С. Ф. Кравченко, многие годы курировавший строительный и жилищно-коммунальный комплексы

А. И. Кантур, опытнейший специалист-практик в области водоснабжения В. И. Буяков, журналист-ветеран А. И. Стоник и многие другие, чье мнение помогло бы выработать четкую программу, которая гарантировала бы нам жизнь без кризисов. Надеюсь также, что уважаемая газета «Владивосток» возьмет на себя инициативу организации столь необходимого широкого обсуждения этой темы.

P. S.  Сегодня автор материала отмечает день рождения: поздравления от «В».

Автор : Сергей ЛОМАЕВ, специально для «В»

comments powered by Disqus
В этом номере:
Лесной пленник

11 мая бригада рабочих производила лесопосадки. В ее составе был школьник, который в свободное от учебы время пополнял бюджет своей семьи в Малиновском лесхозе Дальнереченского района. Вечером он не пришел к месту сбора группы, тогда и обнаружилась пропажа. Об исчезновении подростка заявили в районный отдел милиции, который два дня собственными силами вел поиск школьника.

Сбежал, автомат прихватив

Из воинской части в селе Сибирцево дезертировал военнослужащий одного из мотострелковых полков 5-й армии Дальневосточного военного округа рядовой Алексей Сусанин.

Откуда взрывчатка? Со склада вестимо!

В ходе продолжающейся в Приморском крае операции «Вихрь-антитеррор» работники милиции изымают и принимают от населения добровольно выдаваемые оружие и боеприпасы.

В поисках папоротника

В Приморье начался сбор ранних побегов папоротника. Первыми сборщиками оказались граждане соседнего Китая.

Раковская «опухоль»

Проблемой невыплаты заработной платы шахтерам разреза «Раковский» Михайловского района, что вынудило 28 здешних горняков объявить 11 мая голодовку, занялась прокуратура Ленинского района Владивостока.

Последние номера