Где вы отдохнули этим летом?

Электронные версии
Культура, история

Воскресший из мертвых, или Жизнь и судьба дворянина-землепашца Григория Ходосевича

В истории русско-японской войны гибель «Страшного» в неравном бою с шестью японскими кораблями 13 апреля (31 марта по ст. с.) 1904 г. стала началом в цепи роковых неудач «черного дня» для русского флота. Не менее трагично сложилась жизнь одного из участников тех событий Григория Ходосевича, комендора порт-артурской крепости, который, судя по всему, попал на эскадренный миноносец с донесением и разделил трагедию «Страшного», хотя даже не значился в списках команды. Больше того, он считался погибшим, родственники в Минской губернии получили извещение о его смерти и совершили панихиду по убиенному воину. Но Григорий уцелел. Он вернулся во Владивосток на пароходе Соловьева полупарализованным, едва живым.

В истории русско-японской войны гибель «Страшного» в неравном бою с шестью японскими кораблями 13 апреля (31 марта по ст. с.) 1904 г. стала началом в цепи роковых неудач «черного дня» для русского флота. Не менее трагично сложилась жизнь одного из участников тех событий Григория Ходосевича, комендора порт-артурской крепости, который, судя по всему, попал на эскадренный миноносец с донесением и разделил трагедию «Страшного», хотя даже не значился в списках команды. Больше того, он считался погибшим, родственники в Минской губернии получили извещение о его смерти и совершили панихиду по убиенному воину. Но Григорий уцелел. Он вернулся во Владивосток на пароходе Соловьева полупарализованным, едва живым.

В течение нескольких лет краеведы, архивисты и музейщики по крупицам восстанавливали историю жизни и судьбы дворянина-землепашца (так он официально именовался), встречались с его современниками и сумели вернуть из забытья и восстановить доброе имя одного из основателей г. Артема - Григория Ходосевича, которому в этом году исполнилось бы 125 лет со дня рождения.

Все обнаруженные ими материалы с большой долей достоверности позволяют восстановить картину столетней давности.

ВСПОМНИМ, БРАТЦЫ, О "СТРАШНОМ"

Утром 12 апреля (30 марта по ст. с.) командующий 1-й Тихоокеанской эскадрой вице-адмирал С. Макаров, получив сведения о том, что противник намеревается использовать остров Эллиот для высадки японского десанта, отдал распоряжение - разведать этот район силами миноносного отряда. Общее руководство отрядом из восьми миноносцев возлагалось на капитана 2-го ранга Елисеева. Крейсерам «Баян» и «Диана» было приказано оказать помощь отряду Елисеева в случае атаки японских кораблей.

Около полудня того же дня на «Страшный» доставили пакет из штаба эскадры. Командиру миноносца капитану 2-го ранга К. Юрасовскому предписывалось: «…С темнотой вместе с отрядом миноносцев идти на поиски к островам Сантаншоу…».

Точно неизвестно, по какой причине Григорий Ходосевич, числившийся комендором морской крепости, оказался на борту «Страшного». В практике того времени лица дворянского происхождения, не имевшие офицерского звания и находившиеся на должностях нижних чинов, нередко назначались на должности делопроизводителей, кассиров, почтовых и фельдъегерских служащих. Можно предположить, что именно Ходосевич доставил пакет с заданием на разведку.

Копия картины -Бой миноносца Страшный-В назначенное время отряд вышел в море. Ночь выдалась темная и дождливая. Около 22 часов «Страшный» потерял из виду шедших впереди.

В отрыве от главных сил отряда «Страшный» проблуждал всю ночь. Лишь около четырех часов утра 31 марта наблюдатели доложили командиру, что обнаружили силуэты шести кораблей, по виду похожих на наши миноносцы. Дав опознавательный сигнал, «Страшный» встал в их кильватер. Лишь с рассветом выяснилось, что два крейсера и четыре миноносца-истребителя японские.

 

ПОСЛЕДНИЙ ПАРАД

Бой оказался жестоким и скоротечным. С первыми разрывами вражеских снарядов командир «Страшного» был убит наповал. Командование кораблем принял вахтенный начальник лейтенант Еремий Малеев. Непрерывно сыпавшиеся со всех сторон японские снаряды сметали с палубы все живое. Но машина корабля продолжала исправно работать. Е. Малеев, используя преимущество в скорости хода, попытался оторваться от врага. Уже видна вдалеке была спасительная порт-артурская гавань.

«Когда неприятель открыл огонь, мы начали отвечать из орудий, - вспоминал минер Михаил Черепанов, один из немногих, кто уцелел в том бою. - Одну мину выпустили в крейсер. Скоро крейсер наклонился, и к нему подошли два миноносца. В это время в аппарат попал снаряд, и наша мина взорвалась. Машина остановилась, орудия все были сбиты... …В нас стреляли одни лишь миноносцы («Икадзучи», «Оборо», «Инадзума»и «Акебоно». - Прим. авт.). Командир капитан 2-го ранга Юрасовский, мичман Акинфиев, механик Дмитриев и большая часть команды были убиты. Были еще раненые.… Когда корма начала быстро садиться, лейтенант Малеев приказал нам спасаться…».

Спасшиеся видели, как у офицера сбило фуражку, ранило в висок. Видели, как он упал...… Получивший пробоину ниже ватерлинии, «Страшный» быстро погружался в морскую пучину.

Тем временем по распоряжению Макарова на помощь гибнущему миноносцу вышел крейсер «Баян», эскадре была объявлена боевая тревога. Однако, попав под обстрел японских кораблей, крейсер с трудом сумел поднять на свой борт только пятерых матросов «Страшного» и тут же поспешил уйти. (В своем рапорте от 1 апреля командир «Баяна» указывает, что его сигнальщики видели еще троих, оставшихся в воде.) Вскоре к месту трагедии подошли японские миноносцы.

СПАСЕНИЕ, ПЛЕН… И ГЕОРГИЕВСКИЙ КРЕСТ

А дальше… Вот как можно реконструировать события той поры, воспользовавшись сведениями, которые сообщил сам Григорий Ходосевич своим родным (сохранились воспоминания одной из его дочерей - Евдокии Пойды, которые успела записать артемовский краевед З. М. Овчинникова еще в начале 70-х годов, все это время они не были востребованы).

...От борта одного из миноносцев отвалила шлюпка и направилась в сторону державшихся из последних сил на поверхности воды русских моряков. Григорий Ходосевич получил тяжелейшее ранение в спину. Оказавшись в ледяной воде, он совершенно не чувствовал ног. Перед тем как покинуть тонущий корабль, Григорий спрятал секретный пакет с заданием на разведку под спасательный пробковый пояс, выполняя приказ вахтенного начальника Малеева. Ходосевич хорошо знал, что такое воинский долг. Увидев японскую шлюпку, негнущимися пальцами он начал рвать в клочья пакет и вперемешку с водорослями торопливо жевать размокшие клочки бумаги. Японцы, заметив русского, спешно уничтожавшего, судя по всему, какой-то важный документ, поспешили поднять Ходосевича и его товарищей на свой борт.

Когда же русская эскадра, отогнав неприятеля, сумела подойти к месту гибели «Страшного», на воде можно было увидеть лишь уцелевшие обломки.

О гибели четырех офицеров и 45 матросов экипажа «Страшного» было объявлено циркуляром главного морского штаба, Ходосевич же числился «погибшим неизвестно с какой команды и с какого судна».

Японские моряки, безрезультатно допросив Ходосевича и безуспешно исследовав остатки пакета, направили Григория в лагерь для военнопленных. Там он и пробыл до окончания войны. У Ходосевича был поврежден позвоночник, он с трудом мог передвигаться на костылях. После окончания войны в числе 70 тысяч русских военнопленных Григорий Ходосевич возвратился на родину. Он долго лечился во Владивостокском морском госпитале, заново учился ходить. Только в это время стали известны начальству обстоятельства, при которых Григорий попал в плен. Оценив по достоинству его усердие при исполнении воинского долга, Ходосевича наградили Георгиевским крестом.

ХУТОР «КРОВОПИЙЦЫ-ЭКСПЛУАТАТОРА»

«Хутор Ходосевича Кневичанской волости Шкотовского уезда» - так вплоть до середины 20-х годов в почтовых отправлениях именовался район, где находился Зыбунный рудник Скидельского, давший начало городу Артему. Местный исследователь - историк Юрий Тарасов сумел документально установить годы жизни хозяина хутора Григория Захаровича Ходосевича (1879-1924 гг.). Он же отыскал документы по отводу участка землепользования вблизи речки Зыбунной. Они были датированы 1907 годом.

…Уволенный после лечения в морском госпитале, по инвалидности Григорий Ходосевич в конце 1906 года получил приличную сумму от казны. И вскоре приобрел земельный надел в свободной полосе возле железнодорожной ветки на Сучан.

В архиве Дальнего Востока сохранились документы, в которых значится: «Ходосевич Григорий, дворянин-землепашец. Участок зачислен для земледелия 27 сентября 1907 года. Имеется 28 десятин леса и 19 десятин неугодий».

В 1908 году Григорий пригласил в свое новое владение двух родных братьев - Клима и Игната. Жена одного из них, Мария, привезла с собой свою сестру - 18-летнюю красавицу Стефу, которая и стала женой Григория.

Спустя несколько лет на участке Ходосевича стояло уже три крепких дома с хозяйственными постройками. Был разбит красивый сад, большая пасека. Хутор Ходосевича в те времена был хорошо известен. Его хозяин водил тесную дружбу с богатым и влиятельным владивостокским предпринимателем Яковом Скидельским. Яков возглавлял в промышленно-финансовом клане Скидельских угольное направление и был основателем и хозяином Зыбунного рудника, открытого в 1913 году.

Есть сведения, что Ходосевич и Скидельский в декабре 1911 года вместе выезжали на церемонию захоронения моряков крейсера «Варяг».

Увы, дальнейшая судьба Григория сложилась трагично.

В первый же год переселения, не выдержав суровости дальневосточного климата, простудился и умер брат Игнат.

Но главные испытания обрушились на него во времена гражданской войны. В начале 1918 года умер на руках родителей трехлетний сын Вася. А события кровавой русской междуусобицы в здешних местах стали причиной смерти его жены Стефаниды.

Сиротами остались трое дочерей, младшей из которых было пять лет.

Кончина любимой жены окончательно подорвала силы Ходосевича. Болезнь его стала прогрессировать, он с трудом передвигался на костылях.

В 1922 году, с приходом советской власти, хозяина хутора как дворянина и крупного землевладельца поставили на учет в ОГПУ. А его дружественные отношения с бывшим хозяином Зыбунного рудника только усилили подозрительность и неприязнь новой власти. Он значился как «неблагонадежный», «кровопиец-эксплуататор». Но, видимо, судьба смилостивилась над ним. Он умер в собственной постели. Ему было 45 лет.

Гроб с телом покойного доставил на рудничный погост верный друг Григория Лука Тулупов. Он же завещал похоронить себя рядом с Ходосевичем. В 1930 году хутор был национализирован, а его жители раскулачены. Сам хутор дожил до 1974 года, его сожгли, когда наводили лоск, готовясь к международной встрече Л. И. Брежнева с президентом США Д. Фордом.

93-летняя Ульяна Тулупова (умершая в середине 70-х годов), жена Луки Тулупова, была твердо уверена, что все беды и испытания, выпавшие на долю Григория Ходосевича и его близких, - это проклятие «Страшного».

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

На старом Артемовском кладбище, на 8-м километре, чудом сохранилась могила дворянина-землепашца Григория Захаровича Ходосевича. Ее помог найти 85-летний Дмитрий Лукич Тулупов.

Во Владивостоке проживает внучка героя русско-японской войны 1904-1905 гг., георгиевского кавалера, - Галина Ивановна Скворцова.

***

Автор выражает благодарность всем, кто принимал активное участие в поиске документов и смог вернуть из забытья имя героя. Это краеведы - Н. Мизь, З. Овчинникова, Ю. Тарасов, старший сотрудник музея ТОФ Г. Кондратенко, житель г. Владивостока В. Михайлов.

В статье использованы материалы Российского Государственного архива ВМФ и документы из личного фонда Е. Минаева (г. Елец).

СПРАВКА «В»

Эскадренный миноносец «Страшный» - один из кораблей типа «Сокол» был построен на Невском заводе в Санкт-Петербурге. Его перевезли в Порт-Артур по железной дороге в разобранном виде и собирали в течение почти двух лет, с 1901 по 1902 год.

«Страшный» входил в состав миноносного отряда порт-артурской эскадры. Штатная численность его экипажа - четыре офицера и 49 нижних чинов. Вооружение - три пушки 47 мм, одно орудие 75 мм и два торпедных аппарата.

Миноносцы этого проекта являлись в то время самыми быстроходными в российском флоте. Всего их было девять: «Скорый», «Стройный», «Сердитый», «Сильный», «Статный», «Сторожевой», «Смелый», «Стерегущий» и «Страшный».

Автор : Валентин КОВАЛЬЧУК, председатель Артемовского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, специально для «В»

В этом номере:
Пойдут поезда

Республика Корея и КНДР договорились, что после соединения через границу железных дорог поезда будут ходить с 8 утра до 17 часов вечера.

В Приморье отпраздновали воскресение Господне

Во Владивостоке в ночь на 11 апреля прошло архиерейское богослужение, посвященное празднованию православной Пасхи. Службу в Свято-Никольском кафедральном соборе провел архиепископ Владивостокский и Приморский Вениамин.

Возвращайтесь, мужики!

В пятницу на железнодорожном вокзале Владивостока провожали в очередную командировку на Северный Кавказ подразделение приморского ОМОНа.

Благодатный огонь для Владивостока

Чудо благодатного огня, что вспыхивает в Иерусалиме близ гроба Господня в день светлого Христова воскресения, нынче коснулось и приморцев. Владивосток оказался в числе немногих российских городов, куда самолетом со Святой земли был доставлен благодатный огонь.

«Медвежьи» объятия

Одним из итогов заседания межрегионального координационного совета партии «Единая Россия», состоявшегося на днях в Хабаровске, стало «закрепление» выбранных в Госдуму по спискам депутатов-единороссов за конкретными дальневосточными субъектами РФ. Это событие выходит за чисто партийные рамки: в условиях фактического монополизма «партии власти» в нижней палате Федерального собрания понятия «Госдума» и «Единая Россия» становятся почти синонимами (точно как у Маяковского – «говорим Ленин, подразумеваем – партия»).

Последние номера