Вдохновляет ли вас весна на творчество, дает энергию, силы и новые идеи?

Электронные версии
Экономика, финансы

Металлургический завод “на пальцах” не построишь

Наша встреча с Владимиром РОДЬКИНЫМ - главным геологом старательской артели “Полиметалл”, разрабатывающей единственное оставшееся рентабельным в крае месторождение олова “Искра” в Кавалеровском районе, не была случайной. Ему, специалисту с более чем 20-летним стажем работы в рудничной геологии, было что сказать о всколыхнувших весь край планах строительства металлургического завода в Дальнегорске, что позволило бы возродить горнодобывающую отрасль. Тем более что на этот счет Родькин произвел конкретные расчеты, больше относящиеся, естественно, к его “епархии” - геологии.

Наша встреча с Владимиром РОДЬКИНЫМ - главным геологом старательской артели “Полиметалл”, разрабатывающей единственное оставшееся рентабельным в крае месторождение олова “Искра” в Кавалеровском районе, не была случайной. Ему, специалисту с более чем 20-летним стажем работы в рудничной геологии, было что сказать о всколыхнувших весь край планах строительства металлургического завода в Дальнегорске, что позволило бы возродить горнодобывающую отрасль. Тем более что на этот счет Родькин произвел конкретные расчеты, больше относящиеся, естественно, к его “епархии” - геологии.

- Какие сейчас перспективы у оловодобытчиков?

- Кавалеровский район буквально стоит на олове, однако рудная база в настоящее время истощена. Запасов “Искры” в лучшем случае хватит лет на 5 при том, что рентабельность добычи сырья на этом месторождении по объективным причинам будет снижаться. Была надежда выборочно отработать месторождение “Тигриное”, но она не оправдалась.

- Значит, у кавалеровских горняков безнадежное положение?

- Оно безнадежно для крупного предприятия, каким несколько лет назад была наша компания с уровнем добычи руды более 1 миллиона тонн. Предприятию такого масштаба нечего делать на оставшейся базе олова, и эквивалентной замены такому объему производства нет. Но сегодня от прежнего предприятия осталась фактически артель, которая добывает в год 90 тысяч тонн руды, ей вполне можно подыскать объемы, особенно с учетом строящегося завода.

- Считаете ли вы, что металлургический завод сможет возродить умирающие или уже закрытые нерентабельные рудники, позволит освоить месторождения сложного и низкосортного сырья, даст вторую жизнь горняцким районам?

- Не могу ответить однозначно “да”. О том, какие перспективы нам готовит новый завод, мы, к сожалению, слышим не от специалистов. Нам неизвестны экономические параметры: какую они дадут экономию? Какие требования к качеству сырья предъявят? Что это даст горнодобывающим предприятиям? Если всерьез браться за строительство, то начинать надо именно с расчетов и согласовать их с теми, на кого будет работать завод. Конкретных цифр от ЗАО “Электрум” мы до сих пор не видели и вынуждены довольствоваться общей информацией.

По нашим прикидкам металлургический завод с его новой технологией даст горнякам определенный выигрыш - за счет снижения требований к качеству концентратов, более полного извлечения попутчиков. Но вряд ли это даст возможность добывать и перерабатывать совсем уж низкосортные руды, которыми полны “закрома” горняцких районов.

- Выходит, металлургический завод для горнодобывающих предприятий - не панацея?

- Металлургическая база нам очень нужна. Ее отсутствие - проблема для всего Дальнего Востока. Но я противник радужных мечтаний на тему: “Вот построим завод, и все изменится в горнодобывающей отрасли”. Все не так просто. Надо быть по-хозяйски расчетливыми: есть вариант выхода из кризиса - хорошо. Но пусть он будет даже идеальным, давайте подстрахуемся и поищем еще один.

- Значит, существует “запасной выход”?

- Есть. Но сначала закончим разговор о металлургическом заводе. Можно говорить о трех уровнях оценки его значимости. Во-первых, что он даст конкретному горнодобывающему предприятию, например кавалеровской ГРК? Если завод позволит из 2 миллионов тонн имеющихся в районе запасов полиметаллических руд отработать 80 тысяч тонн наиболее богатых - это уже хорошо, это 2 года работы.

Есть в Красноармейском районе “Дальнетаежное”, “Зимнее”, “Среднемикулинское” - месторождения труднообогатимых комплексных руд со столь сложными минеральными взаимоотношениями, что при имеющейся технологии получить из них концентраты нельзя. Для этого “куста” значение завода будет выше. Больше перспектив получит и Щербаковское месторождение, где тоже труднообогатимые руды.

Жаль, что говорить об этом приходится “на пальцах”, тем самым мы упускаем время. Предположим, завод будет строиться еще 1-2 года. И в один прекрасный день нам скажут: “Давайте руду!” Все нужно делать одновременно, в комплексе - строить завод, готовить к этому горнодобывающие предприятия, чтобы ему не пришлось простаивать в ожидании поставок сырья, а также форсировать разведку.

Второй уровень оценки будущего завода - его значимость для АО “Дальполиметалл”, а ему завод безусловно даст больше, чем кавалеровцам: чем раньше он вступит в строй, тем раньше у дальнегорцев появится возможность отрабатывать свои запасы с большей рентабельностью и, возможно, расширить сырьевую базу.

Третий уровень - региональный. Рано или поздно минеральные ресурсы в крае иссякнут. Но останется мощная обогатительная база с системой хвостохранилищ. В комплексе с металлургическим заводом это даст краю огромные перспективы в отношении сотрудничества с другими районами Дальнего Востока. На Камчатке, в Магадане с их климатическими условиями лучше всего работать “по минимуму”, сезонно, до предела снизив затраты, а крупные круглогодичные предприятия развивать в Приморье. В тех районах получать после первого этапа примитивной обработки коллективные концентраты, а доводку, если она необходима, делать на наших обогатительных фабриках и перерабатывать концентраты на нашем заводе.

Повезут ли в Приморье сырье? Обязательно. Например, есть на Камчатке прекрасное по качественным характеристикам медно-никелевое месторождение. Но концентрат нужно возить через пол-России на завод в Норильск или на Урал, так как партнера можно искать только в России: в составе концентрата есть платина и золото, а вывозить драгоценные металлы за рубеж нельзя, на это нужно специальное разрешение. Возить руду с Камчатки на Урал - это, значит, поставить на месторождении крест. Кстати, руда, о которой идет речь, на 50 процентов сульфидная, то есть содержит серу, которой можно было бы с избытком обеспечить АО “Бор”.

Те же проблемы у крупнейшего в России, богатейшего месторождения серебра “Дукат” в Магаданской области: везти металл за границу нельзя, искать партнера в России - проблематично. Создание металлургической базы в Приморье будет решением проблемы.

Если думать о перспективах сотрудничества с другими регионами, то можно было бы воплотить в жизнь такой вариант: создать в Приморье единую горнодобывающую компанию, учредителями которой могут стать предприятия края. Сегодня горнодобывающие компании обросли долгами, ценностей на бумагах у них на миллиарды, а по сути дела это не ценности, а балласт, “неликвиды”.

- Где же найти объект приложения сил для такого крупного предприятия?

- Это и есть тот самый запасной вариант, о котором упоминал. Объекты можно найти за рубежом и искать долго не придется. В “доперестроечные” времена наши специалисты работали в странах Юго-Восточной Азии. Сотрудничество было плодотворным. Почему бы его не возобновить? Экономическая выгода налицо: добыча того же олова в Юго-Восточной Азии значительно дешевле, не надо отапливать в зимнее время предприятия, нет необходимости добывать руду под землей. Не стоит забывать и том, что некоторые страны Юго-Восточной Азии перед нами в долгах...

В этом смысле очень перспективна алюминиевая отрасль, имеющая тенденцию к развитию, так как потребность в алюминии в мире увеличивается, растет его цена. К 2000 году ожидается его дефицит. В России возможности сырьевой базы ограничены, 60 процентов сырья ввозим из-за рубежа. Мощный перерабатывающий потенциал (4 крупных алюминиевых завода) есть в Сибири, куда идет сырье из Гвинеи, Австралии и т. д. Удачей для нас было бы вписаться в эту технологическую цепочку. Такая возможность есть: в 1990 году с участием наших специалистов закончилась разведка месторождения алюминиевых руд

“1 Мая” во Вьетнаме. Чем не объект для участия в его разработке наших предприятий, тем более что производство относительно дешевое. Но нельзя медлить с решением, иначе в схему могут вписаться не горняки, а какие-нибудь бравые ребята, которые не имеют отношения к горному делу, но у них есть выход за рубеж и они умеют считать доходы от посреднических услуг.

Автор : Ирина ГЛАДКИХ, “Владивосток”

comments powered by Disqus
В этом номере:
Подводная лодка ушла на дно

Вечером 30 мая на Камчатке прямо у пирса ушла на дно атомная подводная лодка. Инцидент произошел в бухте Крашенинникова неподалеку от Вилючинска.

Генерал Кондратов получает дополнительные полномочия

Президент России Борис Ельцин наделил дополнительными правами и обязанностями своего полномочного представителя в Приморском крае.

Океанский проспект закрыт

После многонедельного перерыва в ночь со среды на четверг возобновились ремонтные работы на проезжей части Океанского проспекта.

И в общаге можно жить достойно

Губернатор края Евгений Наздратенко поздравил победителей краевого конкурса общежитий государственных образовательных учреждений высшего и среднего профессионального образования.

Чудное мгновенье пушкинского субботника

Сегодня утром в Пушкинском сквере во Владивостоке студенты города проведут субботник. Свой труд они посвятили 198-й годовщине со дня рождения поэта.

Последние номера